Александр Роджерс: Главный геополитический треугольник

Я, конечно, уже заделался главным (после Карманова) китаеведом и, наверное, слегка поднадоел со своими обзорами, но треугольник Россия-Китай-США сейчас главный в мировой геополитике. Так что я ещё одну статью про них напишу, уж потерпите.

Уточняю: Европа могла бы стать четвёртой, но ей пока не хватает субъектности, поэтому она пока ресурс для других игроков.

Итак, в одной из предыдущих статей я описал провал американской дипломатии в виде безрезультатной (на грани позора) поездки госсекретаря США Майкла Помпео в Пекин. Си Цзиньпин отменил запланированную с ним встречу, а министр иностранных дел Китая Ван И отчитал, как нашкодившего мальчика. Потом в следующей статье описал болезненные последствия этого для американской экономики и фондовых рынков.

Это нанесло американской экономике такой чувствительный удар, что Трамп срочно заявил, что намерен лично встретиться с председателем Си в ноябре во время саммита «большой двадцатки» в Буэнос-Айресе. Причём заявил об этой встрече, как об уже назначенном факте, хотя китайская сторона пока не подтвердила своего согласия. Скорее всего, конечно, встреча состоится, но обставлена она будет как огромное одолжение со стороны Пекина.

На важность данных переговоров для американской стороны указывает тот факт, что встречи добиваются министр финансов Стивен Мнучин и советник президента по экономике Ларри Кудлоу. Оба пытались начать переговоры и урегулировать ситуацию на протяжении нескольких месяцев, но пока безуспешно.

Более того, как пишет «Уолл-Стрит Джорнал», Трамп создал целую специальную команду, ответственную за подготовку встречи.

В нее среди прочих вошел Кристофер Никсон Кокс, внук президента Ричарда Никсона (и почему, когда я слышу фамилии Никсон, Буш или Клинтон, то у меня в голове возникают слова «кланы» и «непотизм»?), чей визит в Китай в 1972 году положил начало диалогу двух стран. Но тут очевидный символизм может и не сработать (сентиментальный фактор уж точно не сработает), и может случиться, что один Никсон начал, а другой похоронит.

Очевидно, что товарищ Си не забыл, как Трамп во время обеда с ним похвалялся ракетным ударом по Сирии. Не забыл и не простил.

Почему Трамп так нервничает, видно: как из графиков, опубликованных мной в прошлой статье, так и из свежего, показывающего динамику американо-китайского торгового баланса.

Как видим, в результате торговой войны, инициированной Трампом, и которая должна была привести к снижению дефицита торгового баланса США, «что-то пошло не так» и торговый баланс для Соединительных Штатов ещё ухудшился, причём достаточно резко.

А теперь давайте сравним китайскую риторику в адрес Вашингтона с тем, что заявил на днях во время встречи Совета глав правительств ШОС в Душанбе премьер Госсовета КНР Ли Кэцян в адрес России:

«Нынешние китайско-российские отношения продолжают сохранять высокий уровень развития, Китай готов укреплять всеобъемлющее стратегическое сотрудничество с Россией, расширять сферы взаимодействия, содействовать интеграции интересов, чтобы придать новый импульс двустороннему сотрудничеству. Благодаря совместным усилиям двух сторон, российско-китайское торгово-экономическое сотрудничество демонстрирует стремительное развитие.

В условиях нынешней сложной и изменчивой международной обстановки Китай готов вместе с Россией вырабатывать новые идеи сотрудничества, шаг за шагом исследовать потенциал двустороннего взаимодействия, развивать энергетическое, научно-техническое и финансовое сотрудничество».

Не правда ли, разительно отличается от того, как китайские первые лица общаются с американскими представителями? Но, самое главное, эти слова подтверждаются делами. На всех уровнях и во всех сферах, начиная от существенного роста объёмов российско-китайской торговли (у России, кстати, пока в ней профицит) и заканчивая совместными учениями армии и флота.

Александр Роджерс, специально для News Front

Источник ➝