Последние комментарии

  • Андрей Брагин19 декабря, 0:32
    Он же памятник!Миллиарды «Роснано» уходят впустую: только ФСБ может остановить Чубайса?
  • - vladimir -19 декабря, 0:32
    Никто  не остановит,видимо хорошо всех прикармливает !Миллиарды «Роснано» уходят впустую: только ФСБ может остановить Чубайса?
  • Agafon Portupeev19 декабря, 0:30
    Анатолий Чубайс - паразит нашего времени!Миллиарды «Роснано» уходят впустую: только ФСБ может остановить Чубайса?

Керченскую провокацию Порошенко устроил под гогот советников из США и Израиля

Филип Джиралди о том, что Америке с такими «друзьями» и врагов не надо

На фото: президент Украины Петр Порошенко
На фото: президент Украины Петр Порошенко (Фото: Николай Лазаренко/ТАСС)

Одна местная телестанция в Вашингтоне недавно в ходе утреннего шоу делала свою обычную фишку, чествуя наших солдат прямо перед Днем благодарения. Во время телешоу солдаты, расквартированные далеко от дома получали возможность по видеоканалу поговорить со своими семьями, чтобы все могли счастливо кивнуть друг другу и пожелать хорошего праздника.

Не особо-то и слушая до определенного момента, я заинтересовался, когда мельком услышал, что одного солдата интервьюировали в то время, как он собирался провести свой День благодарения на Украине.

Мне пришло в голову, что этот солдат, возможно, совершил оплошность с точки зрения соблюдения требований безопасности, когда раскрыл свое местонахождение. Но потом я вспомнил, что на Украине проводились и какие-то совместные маневры, и какое-то обучение украинской армии применению новых блестящих изощренных типов вооружения — тех, что Соединенные Штаты поставляли в эту страну для защиты от «российской агрессии».

Украина — лишь один из уголков мира, на который администрация Трампараспространила свою миссию по продвижению демократии. Но вот только Киев на самом деле, скорее, фальшивая демократия, поскольку украинский президент Петр Порошенко, что вполне очевидно, использует ту ситуацию, которую он же сам и спровоцировал. Он спит и видит себя в качестве жертвы Москвы. И этой жертве необходимо оказывать помощь в его попытках установления режима личной власти через систему отношений в сфере безопасности с Вашингтоном. Это, в свою очередь, будет содействовать реализации его претензий на переизбрание в ходе выборов в марте 2019 года. При этом его текущий рейтинг чрезвычайно низок, главным образом, из-за широкомасштабной коррупции в его же органах власти.

Порошенко уже сделал много для того, чтобы в своей стране заткнуть рот прессе, а разрастающийся кризис в отношениях с Россией позволил ему провозгласить военное положение в восточных областях страны — там, где о нем придерживаются самого плохого мнения. Если все это сработает, то его следующим ходом будет расширение личных властных полномочий.

Необходимо исходить из того, что столкновение с русскими в районе Керченского пролива Порошенко затеял под гоготание американских неоконсерваторов и израильских советников, которые принимают активное участие в деятельности украинской власти в последние несколько лет. Время было выбрано так, что оно устраивало Порошенко по внутриполитическим соображениям, но для неоконов-поджигателей войны в окружении Трампа и внутри Белтвэя* это было также возможностью сорвать любую возможную встречу между уязвимым Дональдом Трампом и Владимиром Путинымна саммите G20 в Аргентине.

Отступничество адвоката Трампа — Майкла Коэна — и утверждения о том, что будет излито огромное количество грязи о Трампе, означают, что для американского президента наступило время быть еще более, чем обычно, осторожным в любых отношениях с Москвой. Поэтому Трампу нужен был лишь кивок со стороны советника по национальной безопасности Джона Болтона и госсекретаря Майка Помпео, чтобы отменить эту встречу. Еще одна встреча глав государств, может быть, ничего не разрешила бы, но она, конечно же, была бы лучше, чем нынешний дрейф в сторону новой холодной войны. Если у Соединенных Штатов и есть где-нибудь какие-то жизненно важные отношения, так это отношения с Россией, поскольку эти две страны готовы, способны и, как кажется, желают уничтожить весь мир под эгидой самообороны.

Поскольку в США господствует истеричный антироссийский настрой, и у неоконов имеется возможность подключать к этой истерии СМИ, то нечего удивляться и тому, что российско-украинский инцидент со стороны прессы и политиков немедленно породил призывы к Белому дому проявить жесткость по отношению к Кремлю. Важно отметить, что у Соединенных Штатов нет никакого настоящего национального интереса в том, чтобы вмешаться в войну между Россией и Украиной, если таковая будет развязана. Эти две восточноевропейские страны — соседи, у них давняя история и дружбы, и вражды, но единственное, что совершенно ясно в этом конфликте, так это то, что именно они и должны разобраться в своих делах. И никакое количество санкций и нравоучений со стороны озабоченных конгрессменов не изменят этого факта.

Другие восточноевропейские страны, у которых аналогичным образом имеются проблемы в отношениях с Россией, необходимо считать провокаторами, поскольку они стремятся породить напряженность, чтобы через военно-политический альянс НАТО еще плотнее привязать к себе Соединенные Штаты. Реальность такова, что сегодняшняя Российская Федерация — не Советский Союз; она и не стремится к тому, чтобы устанавливать гегемонию над своими бывшими союзниками, и не может позволить себе такой роскоши. Что она очень ясно дала понять, так это то, что нуждается в своем образе жизни, при котором России не угрожал бы Запад.

Недавние военные маневры в Польше и Литве, а также размещение новых ракет в Восточной Европе действительно представляют собой настоящую угрозу для Москвы, поскольку таким образом вооруженные силы НАТО размещают прямо на границах России.

Когда Россия реагирует на вторжения военных кораблей и самолетов НАТО по периметру своих границ, ее обвиняют в агрессивных действиях. Интересно, а как ответила бы власть США, если бы российский авианосец занял позицию вблизи восточного побережья Америки и его самолеты стали бы проводить разведывательные облеты? Или — если российская армия приступила бы к военным учениям с кубинцами? Что, сегодня никто не помнит, что произошло в Заливе Свиней?

Когда речь заходит о международных конфликтах, то все сводится к контексту. Рассмотрение инцидента между Россией и Украиной в манихейских терминах — в качестве примера агрессивных инстинктов Москвы — кому-то приносит удовлетворение, но это ни в коей мере не отражает реальность «на земле». Внутренняя политика каждой из этих двух стран в сочетании с преднамеренными фальсификациями, которые имеют целью сгенерировать определенный ответ, действуют совокупно и порождают, в значительной степени, фальшивый нарратив и для внешнего, и для внутреннего потребления. К сожалению, у нарративов имеются последствия — в данном случае жертвой стала, возможно, полезная встреча между Трампом и Путиным.

Та же динамика срабатывает в отношении другого сегодняшнего врага Вашингтона — Ирана. В случае с Россией никчемный «друг» Украина дергает за ниточки. А вот в случае с Ираном за кулисами стоят потворствующие этим процессам Израиль и Саудовская Аравия. Иран обвиняют в том, что он — ведущий спонсор терроризма в мире, что он дестабилизирует Ближний Восток, что у него имеется секретная программа создания ядерного оружия, которое будет использовано для нападения на Израиль и на Европу. Ни одно из этих утверждений не верно. Ярлык терроризма на Иран навесили из-за отношений этой страны с Хезболлой, которая является террористической группировкой лишь постольку, поскольку она враждебна по отношению к Израилю и поклялась оказывать сопротивление любому будущему вторжению Израиля в Ливан. Вашингтон и Израиль продвигали этот ярлык терроризма в отношении Хезболлы, но большинство европейских стран начали игнорировать это обозначение, поскольку эта группировка стала частью государственной власти в Ливане.

Дестабилизация Ближнего Востока является, в основном, конечным результатом действий, предпринятых Соединенными Штатами, Израилем и саудовцами. А вот пресловутая иранская ядерная программа является фантазией. Если бы у кого-нибудь в аппарате национальной безопасности были хоть какие-то мозги, то Соединенные Штаты, стали бы работать над тем, чтобы как можно скорее улучшить отношения с Ираном, поскольку, в конце концов, иранцы окажутся лучшими друзьями, чем те негодяи, которые в настоящее время бегают под этим ярлыком.

А в неожиданных местах еще есть другие друзья. Обложенная со всех сторон премьер-министр Британии Тереза Мэй громко плачет про угрозу со стороны Трампа, готовящегося вот-вот рассекретить документы, имеющие отношения к Russiagate. Реальная проблема заключается в том, что эти документы не выявят ничего такого, что сделали русские. Наоборот, кажется, эти документы вскроют заговор британских разведывательных и специальных служб, работавших в сговоре с тогдашним директором ЦРУ Джоном Бреннаном с целью изменить курс избирательной кампании 2016 года в пользу Хиллари Клинтон, фаворитки «глубинного государства» и истеблишмента. Как это сработало?

А как вам такое? Подростки, которые часто попадают в неприятные ситуации, просто бросают своих плохих друзей для того, чтобы наладить свою жизнь. Для Соединенных Штатов еще остается шанс выжить — если мы отдалимся от плохих друзей, которых мы же все время и по всему свету прикармливали и которые убеждали и убеждают нас в необходимости все время делать дурной выбор. Избавиться от тех связей, которые привязывают нас к саудовцам, израильтянам, украинцам, полякам и, да, даже к британцам. Относиться честно ко всем государствам и поддерживать одинаковые отношения со всеми, но иметь в виду, что, на самом деле, значение имеют отношения только с двумя государствами — с Россией и Китаем. Приложить серьезные усилия, чтобы избежать войны, учась тому, как ладить с этими двумя государствами. И тогда Америка, может быть, действительно выживет, чтобы отпраздновать свое трехсотлетие в 2076-м.

Об авторе: Филип Джиралди — Philip M. Giraldi— бывший сотрудник военной разведки и ЦРУ США, эксперт в сфере противодействия терроризму, работал около 20 лет в Турции, Италии, Германии и Испании. С 1989 по 1992 год был руководителем резидентуры ЦРУ в Барселоне. Был одним из первых американцев, вошедших в Афганистан в 2001 году. Владеет испанским, итальянским, немецким и турецким языками. В настоящее время — исполнительный директор Совета за национальный интерес (Council for the National Interest)

Публикуется с разрешения издателя.

Перевод Сергея Духанова.

 

Филип Джиралди

Источник ➝