Дедолларизация: сложнее всего уйти от «зеленых» во внешней торговле

Российское правительство готовит план дедолларизации страны. Ранее предложения главы Внешторгбанка Андрея Костина на этот счет поддержал Владимир Путин, а вслед за президентом – Минэкономразвития и Минфин.

План стоит на трех «китах»: отказ от долларов в экспортно-импортных операциях, перевод российских корпораций в отечественную юрисдикцию и развитие собственного фондового рынка. В конечном итоге «доллар не должен быть элементом нашего обычного делового оборота», пояснил замминистра финансов Алексей Моисеев.

Торговля парализована, а счета заморожены

К таким радикальным мерам Москву толкают американские санкции, апогеем которых стал законопроект группы сенаторов во главе с Линдси Грэмом. Среди прочего он предусматривает введение запрета на долларовые расчеты для российских госбанков (Сбербанк, ВТБ, ВЭБ, Газпромбанк, Россельхозбанк, Промсвязьбанк, Банк Москвы), которые составляют 80% отечественной финансовой системы. Если закон все-таки примут, торговля РФ с внешним миром будет фактически парализована, а валютные счета подсанкционных банков заморожены.

Проблема в том, что «все долларовые операции проходят через американские банки и легко контролируются спецслужбами США», – поясняет советник президента РФ по экономическим вопросам Сергей Глазьев. Соответственно, любая транзакция в американской валюте – от простейшего частного перевода близким родственникам до экспорта российской нефти, газа металлов или импорта китайских комплектующих – может быть легко заблокирована американским банком.

Кроме потери накопленных денег и приостановки экспортно-импортных операций, санкции могут привести к одномоментному обвалу рубля и закрытию эмитированных отечественными банками карт Visa и Mastercard, поясняет начальник аналитического управления БКФ Максим Осадчий. Причем, если физлица смогут уйти в «наличку», то бизнесу деваться будет некуда. Все торговые операции с  иностранцами идут только по безналу.

Законопроект американских сенаторов не исключает и более радикальные шаги, например арест активов Центробанка РФ и других российских госструктур на территории США. Так уже было с Ираном, Ливией, Сирией и другими странами. «Недаром же ЦБ активно сокращал в последнее время инвестиции в американские бумаги», – отмечает М. Осадчий.

Если в марте 2018-го Центробанк владел $96,1 млрд. госдолга США, в апреле – $48,7 млрд., то в мае этот показатель упал до $14,9 млрд. Это в 12 раз меньше пикового значения в $176 млрд. (октябрь 2010-го), но даже при нынешних уровнях вложений в американские «трежерис» Москва рискует одномоментно потерять сумму, почти вдвое превышающую стоимость мегапроекта Сахалинского железнодорожного перехода (включая подъездные пути и полную модернизацию ж/д полотна на острове).

План Костина

На этом фоне правительство начало готовить план дедолларизации экономики страны. Судя по всему, в его основе будут лежать предложения главы ВТБ А. Костина, которые, по его собственным словам, направлены «скорее на изменение тенденции мировой, чем на какое-то сиюминутное одноразовое решение». Разрабатываемые правительством меры не предусматривают каких-либо ограничений (запрет на расчеты в долларах и их свободное обращение на территории РФ), а направлены на постепенное снижение «зависимости нашей экономики от американской валюты», пояснили в пресс-службе российского Белого дома. Полностью отказываться от доллара пока не планируют.

«Я не думаю, что все нужно пересматривать сразу. Надеюсь, что ситуация [с санкциями] будет не настолько критична», – считает и А. Костин.

Сам план рассчитан на пять лет и базируется на четырех ключевых элементах. Во-первых, это ускоренный переход на расчеты в национальных валютах во внешней торговле, «евро, юань или рубль», предполагает глава ВТБ. Во-вторых, перевод холдингов в отечественную юрисдикцию, поскольку после апрельских санкций по «тому же “Русалу”, мы поняли, что регистрация за рубежом усложняет выполнение дальнейших задач». В-третьих, размещение долговых инструментов через российский депозитарий. И в-четвертых, лицензирование всех участников фондового рынка по единым правилам работы.

Отдельные шаги в сторону дедолларизации уже делаются. Это не только снижение вложений в американские гособлигации. К примеру, ЦБ периодически обязывает банки повышать норму резервирования активов по валютным вкладам, что делает их более дорогими для банков и снижает долю долларов в отечественной финансовой системе. В итоге с января 2015 по 1 июня 2018 г. объем валютного кредитования в РФ сократился на $35 млрд. (до $145,5 млрд.).

Ужесточение контроля над движением по картам увеличило спрос на «наличку», что частично выводит сбережения населения из-под удара санкций. Вдобавок с 1 июля ЦБ повысил коэффициент риска по кредитам в иностранной валюте не только физическим лицам, но и предприятиям-экспортерам.

Но сложнее всего будет уйти от долларов и перейти на расчеты в национальной валюте во внешней торговле. «Этот лозунг мы уже давно провозглашаем, практически с первого саммита БРИКС от 2009 года, – напоминает эксперт Российского института стратегических исследований (РИСИ) Вячеслав Холодков, – при этом практические результаты пока гораздо более скромные». С тем же Китаем, который является крупнейшим торговым партнером РФ, 78,8% экспорта и 76% импорта оплачивается в долларах. В целом ситуация не намного лучше, а единичные сделки в рублях, наподобие продажи алмазов «Алросы», пока можно рассматривать только в качестве эксперимента. Исключение составляют страны ЕАЭС, с которыми около 70% расчетов Россия осуществляет в рублях.

Переломить ситуацию правительство планирует с помощью стимулирующих мер. В частности, в проекте поправок к закону о валютном регулировании Минфин предлагает разрешить компаниям, попавшим под санкции, проводить рублевые расчеты с нерезидентами в кредитных учреждениях, расположенных за пределами РФ, либо «в иной форме в соответствии с обычаями делового оборота и условиями заключенных между такими резидентами и нерезидентами внешнеторговых договоров».

Законопроект также освобождает их от действующего обязательства по  репатриации экспортной выручки. Кроме того, министр финансов РФ Антон Силуанов обещает ряд других льгот для того, чтобы «стимулировать наших участников внешнеэкономической деятельности к использованию нашей национальной валюты».

Бизнес, конечно, будет приветствовать такие новшества, но здесь есть и подводные камни. «С одной стороны, можно испытать гордость – наши рубли в зарубежных банках. Однако, на мой взгляд, такой шаг имеет большие риски. Отмена такого обязательства может увеличить риск сомнительных операций по выводу денег за рубеж. То есть риск, что недобросовестные лица или компании будут злоупотреблять этим и составлять фиктивные контракты, а средства могут уйти за рубеж и вообще не вернуться», – считает руководитель аналитического департамента компании «ФинИст» Екатерина Туманова. Словом, есть сомнения в действенности таких стимулирующих мер.

Серьезные препятствия

Хотя замминистра финансов А. Моисеев уверен, что «радикальный прогресс» в дедолларизации «мы, я надеюсь, увидим где-нибудь через годика полтора-два», на этом пути существует целый ряд серьезных препятствий.

Во-первых, это преимущественно сырьевая структура отечественного экспорта. Цены на основные российские товары (нефть, газ, уголь, металлы, зерно) привязаны к мировым биржам и номинируются в долларах, которые придется конвертировать в другую валюту через те же американские банки, что подразумевает уплату немалых комиссий. «Все дополнительные издержки в конечном счете будут перекладываться на поставщиков, снижая их потенциальную прибыль. Отказ от доллара на текущем этапе рискует сократить доходы нефтегазового сектора более чем на 5%», – подчеркивает руководитель аналитического департамента компании AMarkets Артем Деев.

Во-вторых, для закупки иностранного оборудования отечественным холдингам нужен доллар, поскольку именно американская валюта остается наиболее востребованным платежным средством не только в США и ЕС, но и в Азии. Т.е. при обратной конвертации рубля в доллар потери будут составлять те же 5% от суммы контракта. Если каких-то контрагентов все-таки удастся переубедить рассчитываться в национальных валютах, возникает еще ряд трудностей, который доказывает, что в одиночку сменить нынешнюю глобальную финансовую систему, базирующуюся на американской валюте, не получится.

Но это – уже отдельная тема.

фото: ritmeurasia.org

Николай Кучеров

Источник ➝