Последние комментарии

  • Вадим16 декабря, 7:06
    У кажной людины своя доля. А твоя доля наставлять людей на долю убийства и разобщенности. Дожила до дня, когда может ...Ох уж эти перевёртыши - Ада Роговцева на вече: "Я счастлива, что дожила до этого дня"
  • bursaak16 декабря, 6:54
    Ну хоть как-то избавились от сокращений... УПЦ, МПУКП, КПП, ЁКЛМН, АБВГД...Стало известно название «новой церкви» на Украине
  • Сергей Смирнов16 декабря, 6:44
    ))))  Еще одна е"анутаяОх уж эти перевёртыши - Ада Роговцева на вече: "Я счастлива, что дожила до этого дня"

Константинопольский патриархат перешёл красную черту

Константинопольский патриархат перешёл красную черту | Продолжение проекта «Русская Весна»


Фанар легализовал церковный раскол на Украине.

…«Ситуация, с которой мы сейчас сталкиваемся, абсолютно беспрецедентна и абсолютно для всех нова. Это полный разрыв с традицией и восприятием церковности, и, конечно, всё, что предпринимает сейчас Константинополь, нанесёт катастрофический вред в первую очередь для православных на Украине.

Потому что сейчас начнётся что-то страшное», — заявил вечером 11 октября пресс-секретарь Патриарха Московского и всея Руси Кирилла священник Александр Волков, комментируя решения по Украине, принятые синодом Константинопольской церкви.

Общим местом давно стало то, что за усилиями Константинопольского патриархата по водворению на канонической территории Русской православной церкви «украинской автокефалии» стоят США. У Вашингтона есть немало рычагов влияния на Фанар, не говоря уже о том, что, хотя формально Константинопольский патриархат является поместной церковью для православных Турции и отдельных регионов Греции, две трети её приходов расположены в США.

Вопросом об «украинской автокефалии» Фанар занимался давно и с охотой, хотя там понимали, что конфликт с Русской православной церковью чреват очень тяжёлыми последствиями. И в конце концов Константинопольский патриарх Варфоломей сделал свой рискованный шаг. Рискованный, ибо он резко снизит влияние Фанара в православном мире. Ведь Константинопольская церковь — одна из самых малочисленных поместных церквей, её канонической территорией является мусульманское государство, в котором проживает крайне незначительное число православных, а сама церковь вынуждена жить в условиях жёстких ограничений со стороны турецких властей. Представителям её клира даже запрещено выходить в священнических одеяниях за пределы квартала Фанар.

В то же время РПЦ — крупнейшая поместная церковь, доминирующая конфессия в одной из ведущих мировых держав и ряде соседних стран, по числу верующих превосходящая все прочие поместные церкви, вместе взятые. И такой «дисбаланс» между Фанаром и Москвой создаёт напряжение, уходящее корнями в глубину веков, когда концепция «Москва — третий Рим» была сформулирована в двух посланиях 1523–1524 годов старцем псковского Елеазарова монастыря Филофеем. После Флорентийской унии (1439), когда Константинополь признал главенство папы как «наместника Христа», и последовавшим за этим падением Византии (1453) Великое княжество Московское осталось единственным государством, во главе которого стоял православный государь. На несколько столетий Россия стала главной защитницей православных, в том числе в Османской империи.

Москву многие верующие воспринимают как фактический центр мирового православия; они ассоциируют православный мир с Русским миром. Именно в этом причина той органической ненависти, которую испытывают украинские националисты к канонической Украинской православной церкви Московского патриархата. Духовную близость с Россией ощущают православные и других стран. Вот почему разделение православной ойкумены так любезно Вашингтону, стремящемуся ещё глубже, чем это было сделано в 1991 году, расколоть Русский мир. Украина для США — лишь удобный повод.

С одной стороны, за океаном виден интерес к укреплению постмайданного режима, хотя в Вашингтоне не могут не понимать, что ситуация способна выйти из-под американского контроля. Видимо, считают риск приемлемым. С другой стороны, совершенно нет признаков того, что в Вашингтоне видят Порошенко президентом Украины на следующие пять лет, скорее наоборот. А ведь он хочет сделать «украинскую автокефалию» едва ли не основным козырем своей избирательной кампании.

Фанару окончательный раскол с Москвой, после которого, предполагают в окружении патриарха Варфоломея, РПЦ превратится в национальную церковь, как англиканская или армянская, представляется выгодным, поскольку сделает Константинопольский патриархат не только номинальным, но и в значительной мере административным центром мирового православия (без России). Это тоже в интересах США, учитывая американское влияние на Константинополь. При такой «конфигурации» паствы Константинопольской церкви можно ожидать, что следующим патриархом станет не турецкий грек, как это было на протяжении столетий, а иерарх из США.

Что касается позиции остальных поместных церквей, то расчёт делается на то, что, несмотря на свою позицию по вопросу «украинской автокефалии», они не станут идти против «первой по чести» церкви и будут вынуждены прекратить либо резко ограничить общение с РПЦ. Однако позиция большинства поместных церквей уже аккуратно, но чётко высказана. Помимо публичных заявлений и жестов, таких, как визит предстоятеля Александрийской церкви (второй по чести в мировом православии) на Украину, Фанару были сделаны и куда более жёсткие предупреждения. Конфликт с большинством поместных церквей, даже если он и не примет крайних форм, разрушит всю комбинацию.

Синод Русской православной церкви даст оценку действиям Константинопольского патриархата на заседании 15 октября.

Источник ➝