Последние комментарии

  • Дмитрий Литаврин16 декабря, 13:24
    А я-то как счастлив, что Господь дождался гадёнышей Сашку Солженицына и пиндоску Алексееву. Ждёт Аду в аду!Ох уж эти перевёртыши - Ада Роговцева на вече: "Я счастлива, что дожила до этого дня"
  • Сталкер .16 декабря, 13:24
    "Гнильца" в чем? В том, что не предала свою Родину, свой народ в угоду интересам Большого соседа?Ох уж эти перевёртыши - Ада Роговцева на вече: "Я счастлива, что дожила до этого дня"
  • Владимир Лебедев16 декабря, 13:23
    Шахматист глупым не может быть,ОДИОТОМ  это ДА!!!!!!!Может ли гроссмейстер быть глупым?

США пострадают от антироссийских санкций больше, чем мы

Вчера телеканал NBC со ссылкой на неназванного представителя Госдепартамента США сообщил о планах США ввести в отношении России, примерно в ноябре, второй пакет санкций в ответ на «дело Скрипалей».

Второй пакет санкций, более болезненный, будет введен через три месяца [после первого этапа], если Россия не предоставит убедительные заверения, что не будет использовать химоружие в будущем и не выразит согласия на «локальные проверки» со стороны ООН.
Эти условия, скорее всего, не будут выполнены


– сообщает NBC.


Ситуация с антироссийскими санкциями США начинает походить на известную историю о двух любителях бородатых анекдотов, которые наконец перестали пересказывать одни и те же байки друг другу, пронумеровали свои «бояны» и перешли к обмену репликами: - Анекдот №25! Анекдот №99! Как известно, даже услышав номер анекдота, собеседники не переставали смеяться.

Кроме уже известного действующего закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA), вводимых в действие санкций в связи так называемой химической атакой в Солсбери, в США также обсуждается проект закона «О защите безопасности США от агрессии Кремля» (DESKAA). Согласно последнему законопроекту, Россия может быть названа в числе стран-спонсоров терроризма.

Как ожидается, введение второго пакета санкций в связи с событиями в Солсбери может включать в себя понижение уровня дипломатических отношений между Вашингтоном и Москвой (читай – отзыв послов из обеих столиц и осуществление контактов, по-видимому, на уровне консульств), запрет на полеты «Аэрофлота» в США, а также почти полное ограничение экспорта российских товаров в США и импорта американских в Россию.

В санкционной политике Вашингтона (впрочем, как и ЕС, если говорить о санкциях в связи с воссоединением Крыма с Россией) есть как минимум две логические прорехи, рассмотрение которых может хорошо показать, каковы перспективы как российско-американских отношений, так и международных позиций России.

Во-первых, в США и Европе, заявляют, что считают санкции инструментом, который заставит уйти Россию из Крыма. Учитывая историю вопроса, а также то, что с 2011 года, как подсчитали в МИД России, осуществлено более 55 антироссийских санкционных атак, рассчитывать на такой исход достаточно нелепо.

Тем не менее, несмотря на бесперспективность достижения этой цели таким путем, спектр экономических ограничений, которые вводятся против Российской Федерации, или возможностью введения которых угрожают, растет.

Во-вторых, несмотря на состоявшуюся встречу в верхах между Дональдом Трампом и Владимиром Путиным, общая тенденция к увеличению давления на Россию и превращению ее в основной объект противоборства не изменилась. Разумеется, как понятно из немногих деталей, преданных гласности после российско-американского саммита, президенты США и России ни о чем существенном договориться не смогли. Однако в то же время саммит и не привел к усилению конфронтации между двумя мировыми державами, а риторика Дональда Трампа относительно России заметно смягчилась. Однако, политические круги США саммита просто «не заметили».

Прежде чем задаваться вопросом, почему так происходит, следует непредвзято рассмотреть, к чему же все-таки может привести американская политика антироссийских санкций.

Конечно же, сферы экономики России, ориентированные на международное разделение труда, получат болезненный удар. Его же получит, как говаривали в прошлом, российская «компрадорская буржуазия», а также прозападные и проамериканские круги российской элиты.

С другой стороны, история России и СССР показывает, что политика санкций в отношении нашей страны приведет к сворачиванию участия в международном разделении труда, переходу к политике самообеспечения, а так как Россия богата всевозможными природными ресурсами, обладает научной и технологической независимостью, автаркия для нее не будет чрезмерно тяжела.

Другим, менее очевидным последствием, будет то, что страны Запада – США, и в известной степени ЕС, в зависимости от того, насколько они пойдут в фарватере Вашингтона, потеряют в связи с антироссийскими санкциями намного больше, нежели Россия.

Между прочим, помимо российского рынка, США в перспективе гарантированно потеряют канал притока интеллектуальных ресурсов (в России он называется «утечка мозгов»), а также свое идейное влияние на российское общество – вряд ли число прозападно и проамерикански настроенных россиян увеличится, скорее оно существенно сократится.

Разумеется, не следует ожидать, что под воздействием санкций Россия изменит свою внешнюю, или внутреннюю политику. Прецедентов такого рода, чтобы санкции помогли заставить сделать оппонента то, чего он не хочет делать ни в коем случае, просто не существует.

Пожалуй, единственным примером такого рода можно считать японскую атаку на Пирл-Харбор в 1941 году, но не будем забывать, что потом США, инициировавшим за несколько месяцев до этого жесточайшие санкции против Японии, было очень больно.

Итак, если санкции и приведут к какому-то результату, он не будет стоить США затраченных усилий и собственных потерь. Между прочим, санкции (а сомнительная честь введения в практику этого инструмента принадлежит, кажется, Лиге Наций) всегда были реакцией слабого – когда нужно что-то сделать, а противостоять этому нет или желания, или возможности, тогда выбирали метод введения ограничений на торговлю.

Так что в известной степени санкции США против России означают то, что реальных каналов воздействия на ситуацию у Вашингтона просто нет.

Отметим также своеобразную историческую закономерность, о которой можно говорить примерно, начиная с 1850 года.

У отношений между Россией и западными странами-мировыми лидерами (в свое время – Великобритания и Франция, затем США и Великобритании, затем только США) всегда было только две позиции – либо рубильник установлен в положение «нейтрально», либо «вражда».

В 1853-1917 годах состояние конфронтации между Россией и Западом описывалось дипломатическим термином «Крымская коалиция». Если у Великобритании и Франции той поры не было более серьезной угрозы, их агрессивные устремления всегда поворачивались против России. Например, разгром Германии в 1918 году привел к международной интервенции в СССР, что, по мнению некоторых историков дипломатии, означало возрождение «Крымской коалиции» в несколько измененном составе.

Однако, если у лидеров Запада имелась более опасная угроза, или более сильный конкурент, в рассматриваемую эпоху и несколько позднее эту роль играла Германия, отношения между Россией, Францией и Великобританией были нейтральными, с англичанами, более конкурентными, но в целом стремящимися в сторону какой-то формы партнерства.

Описанная схема полностью применима к истории подготовки и развязывания Второй мировой войны. «Большая тройка» стала возможной потому, что существовал Гитлер, а как только его не стало, опустился и занавес «холодной войны».

В связи с вышесказанным поведение американских политиков никакого удивления вызывать не должно. Для того, чтобы отношениями между Россией и США стали дружественными, Россия либо должна быть разрушенной и слабой, как во времена Б.Н. Ельцина, либо в Вашингтоне должны увидеть новую страшную угрозу Америке.

Возможно, такой угрозой уже стал Китай.

Но, во-первых, политика обычно оперирует устаревшими представлениями, и, наверное, потребуется лет 15-20, чтобы Пекин стал для Вашингтона опасностью №1. И, во-вторых, хотя, в такой ситуации США начнут делать России всевозможные авансы, скорее всего, ей принимать их не будет необходимости. Более того, обычно потенциальный международный партнер в такой ситуации стремится иметь хорошие отношения с обоими участниками конфронтации.

Автор: Николай Кузяев
Использованы фотографии: www.kremlinrus.ru.
Источник ➝