Свежие комментарии

  • Василий Иванович
    Народ ленив и хочет красивой жизни, слишком мало энтузиастов«Время картонных ...
  • Валентин Щербаков
    Мне кажется, что наш Союзный Договор с Лукашенко должен составляться таким образом, чтобы последнее слово, в случае р...Лукашенко послал ...
  • Александр Донигевич
    Нейтралитет _ ЭТО ЧАЩЕ ОДНОСТОРОННЯЯ любовь, а многовекторность -СИЕ ЕСТЬ СИДЕНИЕ НА ДВУХ и более СТУЛЬЯХ, всегда стр...Лукашенко послал ...

Юрий Селиванов: Провал исторической памяти

Юрий Селиванов: Провал исторической памяти

Миллионы фактически забытых солдат – таково на сегодняшний день реальное наследие Великой Отечественной войны, которое свинцовой тяжестью давит на  настоящее и будущее нашего народа 

На заседании Российского организационного комитета «Победа», состоявшемся 20 мая с.г. в преддверии 80-й годовщины начала Великой Отечественной войны, Президент РФ Владимир Путин еще раз напомнил о необходимости должного отношения государства и общества к памяти павших в борьбе с фашистской агрессией:

«В качестве примера приведу федеральную целевую программу «Увековечение памяти погибших при защите Отечества». Она разработана в 2019 году в тесном взаимодействии с представителями гражданского общества – историками, поисковиками  – и посвящена вопросам, имеющим огромное нравственное, человеческое значение: говорю о работе по обустройству братских могил и мемориалов советских солдат и офицеров, погибших в годы Великой Отечественной войны.

В настоящее время на учёте Минобороны находятся 43 тысячи 866 воинских захоронений той поры. Более 12 тысяч из них находятся на территории 56 иностранных государств. В них покоятся свыше 4 миллионов 150 тысяч воинов. Почти столько же, как и на территории нашей страны, на территории России.

Эти воинские захоронения – скорбная и зримая память об освободительной миссии Красной армии. И эту память в некоторых странах, к сожалению, пытаются варварски стереть, надругаться над могилами, над памятью павших, оскверняют, сносят мемориалы.»

Глава Российского государства расставляет смысловые акценты абсолютно точно. Ибо, что бы там не твердили всевозможные блогеры и прочие скороспелые «властители умов», имя которым легион,  никто из них до сих пор не опроверг древнюю и многократно проверенную на практике мудрость, которая гласит: «Народ, который не помнит своего прошлого, обречен пережить его снова».

Не думаю, что кому-нибудь, в здравом уме, хотелось бы еще раз на собственной шкуре испытать то, что вынесли наши предки в ту войну. Поэтому все эти очень популярные, потому что идеально попадающие в матрицу нынешнего инфантильного пофигизма мантры и заклинания  насчет того, что «это все уже не актуально, пора об этом забыть и жить в свое удовольствие сегодняшним днем» относятся к разряду  беспросветной глупости. Просто потому, что маяться подобной дурью — далеко не лучший способ уверенно чувствовать себя в настоящем и, тем более, прокладывать дорогу в светлое будущее.

Так что нашу собственную историю следует знать, что называется,  без дураков. И с величайшим почтением относиться ко всем, кто эту историю творил, отстаивал нашу Родину и умножал её победы на полях сражений за её и, стало быть, наше будущее.  И в этом Президент, безусловно,  прав.

А теперь о том, что, на мой взгляд, в этом вопросе обстоит далеко не так, как должно быть, исходя из такого бескопромиссного понимания нашего общего долга перед ушедшими поколениями.

Первое. Автор этих строк уже неоднократно в своих публикациях обращался к теме достойного отношения к памяти всех без исключения погибших на войне советских бойцов и командиров. Данная тема касается моей семьи не в каком-то абстрактном, а в совершенно конкретном смысле. И она имеет огромное общественное значение, потому что таких семей, в нашей бывшей стране – СССР, многие миллионы.

Три члена моей семьи, бойцы Красной армии, не вернулись с фронта. Про каждого из них нам, по фронтовым документам, известно, что они убиты в бою. То есть, даже без учета всех обстоятельств и деталей их гибели, они уже только в силу этого факта, совершили воинский подвиг во имя Родины. И отдали за неё самое дорогое, что у них было — свои жизни.

А теперь вопрос – почему они до сих пор не награждены? Почему  от многих миллионов   других погибших на полях сражений солдат и офицеров РККА, кроме похоронки, да и то в лучшем случае, или записи в журнале учета  безвозвратных потерь, в семьях ничего не осталось? Кто решил, что павшие воины этого не заслуживают? И кто определил, что их потомкам такие знаки памяти о своих героических предках не нужны? И на чём прикажете в таком случае воспитывать новые поколения – на бумажке с извещением о смерти родственника? А держава, которую он защищал ценой своей жизни выходит вообще не причем? И даже смерть в бою недостаточна для присвоения боевой награды?

Странно все это!  Повторяю, статьи на эту вопиющую тему я писал уже не раз.  В надежде на то, что на это очевидное упущение, касающееся миллионов людей – живых и мертвых, будет обращено хоть какое-то внимание. Но, увы, все мои ожидания оказались напрасными. Видимо потому, что мертвые просто не могут подать за себя голос, а живым, похоже,  вовсе не до этого.

   Непонятно только, о чём думает государство? И как оно собирается воспитывать своих будущих защитников, если от прежних  в семьях, сплошь и рядом, никакой материальной памяти не осталось? Это хорошо, когда ветеран живым и здоровым вернулся с войны. Вся грудь в орденах и все это он завещал своим близким. А если не вернулся? Если его в бою  на куски разорвало вражеской  миной, тогда как? С глаз долой из сердца вон? По факту получается именно так! А новые защитники Родины будут жить с сознанием, что и про них точно так же могут забыть?  А если не могут, тогда почему же мы за целых 76 лет так и не сподобились наградить всех павших за Родину воинов?

Между тем, ничего сверхъестественного и даже особенно нового в этом нет. Традиция награждать павших в бою за Родину солдат и вручать награды их родственникам существует во многих странах мира. Стыдно ставить это в пример, но даже в фашистской Германии существовала специальная воинская награда, которая, в частности,  вручалась семьям  не вернувшихся с фронта солдат Первой мировой войны.

Юрий Селиванов: Провал исторической памяти

Неужели советские воины, которые спасли практически весь мир от угрозы фашистского порабощения, имеют меньше заслуг перед нашей Родиной, чем немецкие солдаты времен Первой мировой перед своей? Почему в нынешних немецких  семьях эти реликвии до сих пор хранятся на самых почетных местах, а мне, деду шести внуков, приходится на пальцах объяснять, где и за что воевали их прадеды?  Это как-то помогает им становиться сознательными гражданами и патриотами своей страны? Сильно сомневаюсь!

Теперь о том, что касается другого не менее крупного пробела, а точнее  черной дыры  в нашем долге памяти перед павшими воинами. А точнее перед теми из них, кто погиб в немецких концлагерях. Цифры этих зверски замученных гитлеровцами наших военнопленных называют в разных источниках от полутора до более чем трех миллионов. Во-всяком случае, достоверно известно, что смертность среди наших пленных, особенно осенью-зимой 1941-42 годов, достигала 50 и более процентов.

«Идеология германского национал-социализма вкупе с расовыми теориями привели к бесчеловечному отношению к советским военнопленным. Например, из 1 547 000 французских военнопленных в немецком плену умерло всего около 40 000 человек (2,6%), смертность советских военнопленных по самым щадящим оценкам составила 55%. Для осени 1941 года «нормальная» смертность пленных советских военнослужащих составляла 0,3% в день, то есть около 10% в месяц! В октябре-ноябре 1941 года смертность наших соотечественников в немецком плену достигла 2% в день, а в отдельных лагерях до 4,3% в день. Большинство советских военнопленных 1941 года умерло зимой 1941/1942 гг.
Всего за годы Великой Отечественной войны через систему немецких лагерей прошло, по немецким оценкам, до 5,7 миллиона советских военнопленных, а погибло в плену более 60% из них – 3,9 миллиона. В приговоре Нюрнбергского военного трибунала над бывшими руководителями гитлеровской Германии такое, ни с чем несравнимое по жестокости обращение с советскими военнопленными было квалифицировано как преступление против человечности.»

Мы, по давно сложившейся традиции ухаживаем за тысячами захоронений советских воинов, разбросанных по половине Европы. И это конечно правильно. Но кто знает, где похоронены те, кто был убит фашистами, заморен голодом, холодом и болезнями,  в сотнях так называемых  временных лагерей и пересыльных пунктов в ближайшем немецком тылу советско-германского фронта? А ведь этих без вести пропавших наших с вами родственников многие сотни тысяч!

Я попытался найти следы этой трагедии в интернете. И вот что выяснилось. В ответ на запрос «захоронения советских военнопленных» ГУГЛ выдает массу ссылок, например,  на  документы российских посольств в странах Европы, где подробно описано практически каждое такое захоронение. Вплоть до отдельных персональных могил. А также на данные немецкого государственного архива, который ведает информацией о подобных захоронениях на территории Германии.

Что же касается территории бывшего СССР, где погибла основная масса наших военнопленных – не менее полутора миллионов человек, то  никаких официальных, обобщающих данных я так и не нашел. А то, что нашел, четко указывает на то, что данная тема до сих пор остается уделом энтузиастов-одиночек, которые собственными силами по крупицам собирают необходимую информацию и выстраивают из этих фрагментов какое-то подобие общей картины. Вот, например, как в этих поисках отражается общая схема размещения таких лагерей смерти на оккупированных немцами советских территориях:

Юрий Селиванов: Провал исторической памяти

А вот фрагмент немецкого документа, случайно найденного в архивах, с точным указанием некоторых мест концентрации военнопленных на украинской территории:

Юрий Селиванов: Провал исторической памятишталаг (Stalag) 301 — Ковель
шталаг (Stalag) 305 — Кировоград
шталаг (Stalag) 329 — Винница
шталаг (Stalag) 334 — Белая Церковь
шталаг (Stalag) 338 — Кривой Рог
шталаг (Stalag) 339 — Дарница
шталаг (Stalag) 345 — Бобринская
шталаг (Stalag) 348 — Днепропетровск
шталаг (Stalag) 349 — Умань
шталаг (Stalag) 355 — Проскуров
шталаг (Stalag) 357 — Шепетовка
шталаг (Stalag) 358 – Житомир

Но даже на Украине таких лагерей было гораздо больше. А общей картины этой гигантской «индустрии» уничтожения наших солдат найти мне так и не удалось. Не знаю, может быть, она до сих пор засекречена. Но от кого и зачем? Непонятно. И не в этом ли причина, что многие миллионы семей до сих пор не знают, где покоятся их родные и близкие?

Юрий Селиванов: Провал исторической памяти

Каждый такой лагерь был одновременно и огромным кладбищем, с тысячами жертв хваленой немецкой «цивилизованности». И хотя все следы этой зверской деятельности фашисты при отступлении, естественно, уничтожали, тем не менее, местонахождение всех этих лагерей с их братскими могилами,  несомненно, с немецкой педантичностью было  аккуратно нанесено на штабные карты вермахта и СС. Где эти карты? Ведь они были наверняка захвачены нашими, или союзными войсками в немецких архивах еще в 1945 году. И сегодня могли бы  очень помочь поисковым отрядам в обнаружении этих захоронений, а властям в достойном увековечении памяти героев той войны, внесших свой бессмертный вклад в нашу великую Победу.

В результате сегодня все, например, знают, что в боях за Польшу  погибло около 600 тысяч советских солдат и офицеров. Но очень мало кто знает о том, что еще 800 с лишним тысяч наших военнопленных, погибших в немецких концлагерях на территории Польши, были похоронены в той же   польской земле.

В целом же моя попытка познакомиться с этой темой поближе,  привела к понимаю того, что   это практически  одно сплошное «белое пятно». Следствием чего является тот факт, что в настоящее время, наряду с официальными воинскими мемориалами, которые, в большинстве случаев, окружены должной заботой и вниманием, существует  где-то на бывшей советской территории, возможно прямо у нас под ногами,  множество никому не ведомых и никак не отмеченных братских могил, в которых покоятся сотни тысяч попавших в плен неизвестных бойцов и командиров  Красной армии. В том числе, возможно и мой дядя по материнской линии – воентехник второго ранга Д.А.Абольников, без вести пропавший в первые дни войны в районе Бреста.

Подчеркиваю  еще раз. Документы  об этих захоронениях наверняка существуют. Их просто не может не быть. Но что-то мне не приходилось слышать, чтобы работа по обнаружению и возвращению в нашу историю этих огромных солдатских могил  велась на соответствующем масштабу проблемы уровне.

Героические усилия отдельных поисковых отрядов, ведущих такие поиски чаще всего вслепую, или по каким-то косвенным признакам, при всей её важности, эту проблему не решают.

Юрий Селиванов: Провал исторической памяти

Что же касается позиции официальных властей, то могу только прояснить её одним уже ставшим историей эпизодом. Несмотря на то, что массовое убийство советских военнопленных было признано военным преступлением еще на Нюрнбергском процессе, Германия что называется, отделалась легким испугом. Даже в конце 90-х годов, когда решался вопрос о выводе советских войск из Восточной Европы, руководство СССР так и не поставило перед немцами вопрос о выплате компенсации семьям зверски замученных советских солдат и офицеров. Хотя момент для этого окончательного расчета был весьма подходящий, а у немецкой стороны не было ровно никаких юридических аргументов, чтобы отвергнуть это законное требование. Кончилось тем, что немецкий бундестаг только в 2015 году принял закон о выплате каждому бывшему советскому военнопленному 2,5 тысячи евро. Вот только к этому времени в живых практически никого не осталось.

Так что если мы действительно собираемся отдать должное павшим защитникам нашего Отечества, то работы впереди непочатый край. И отмахиваться от неё, как от якобы утратившей актуальность, может только полный профан, или законченный негодяй. А эти персонажи вряд ли спасут нашу Родину в случае новой военной беды.

Юрий Селиванов, специально для News Front

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх