Свежие комментарии

  • Алексей Bristlie
    Ждём зрелищ после 3-го ноября.Александр Роджерс...
  • Александр Новиков
    Не убывает в России дураков... Дусту на них не хватает...Несколько слов ли...
  • Анатолий Лановой
    Белорусам нужно ЗАХОТЕТь не работать, получать пособие чтобы на машину и квартиру хватало, чтобы можно 2 раза в год с...Зачем Лукашенко с...

Белоруссию используют как испытательный полигон для «цветной революции» в России: политолог из Минска раскрыл подноготную «Беломайдана»

Белоруссию используют как испытательный полигон для "цветной революции" в России: политолог из Минска раскрыл подноготную "Беломайдана"

Интервью с экспертом Республиканского общественного объединения «Белая Русь» Петром Петровским

Белорусский политолог Пётр Петровский в эксклюзивном интервью News Front поделился своим мнением о причинах протестов против Александра Лукашенко и сложившихся тенденциях, а также высказал точку зрения о влиянии политического кризиса в Белоруссии на внутрироссийскую политическую повестку

— Протесты в Белоруссии продолжаются уже на протяжении трёх недель. Какие тенденции на сегодняшний день преобладают, и какое развитие ситуации следует ожидать в ближайшее время?

— Во-первых, протесты постепенно спадают, выдыхаются. Динамика их не такая высокая. Электорат устаёт, несмотря на то, что оппозиция хотела выдать эти протесты за самые массовые в истории Белоруссии. Но пока они не перекрыли, например, протестную весну 1996 года, когда реально по 100 тысяч чуть ли не ежедневно выходили. Сейчас же мы видим, что протест ограничен социально. Это в основном люди, работающие в частном секторе, средний класс так называемый. И второй момент, повестка дня протеста тоже достаточно ограничена. Система не дрогнула. На сегодняшний день все органы власти работают. Более того, государство не намерено идти на диалог с какими-то самозваными «координационными советами» и политическими группами, которые ставят ультиматумы и пытаются силовым порядком произвести государственный переворот, что мы видели в первые дни после выборов.

— Очевидно, что такие протесты на пустом месте не возникают. Есть у них объективные причины?

— Объективные причины есть как внешние, так и внутренние. Что касается внутренних причин: мы помним, был такой экс-советник президента по экономике Кирилл Рудый, который предложил свой набор реформ, это так называемая «финансовая диета» – расгосударствление экономики, сокращение социальных обязательств и, в конечном итоге, максимизация льготирования частного сектора. Это вызвало дисбаланс в системе экономики, связанный с тем, что, во-первых, частный сектор сейчас зарабатывает примерно на 50% больше, чем те, кто занят в государственном секторе. Во-вторых, накопление капитала в частном секторе достигло той точки, когда этот самый частный сектор хочет преобразовать его в капитал политический, то есть получить властные рычаги, влияние на принятие решений. А Лукашенко не желает, чтобы какие-то частные лоббисты влияли на принятие политических решений.

С другой стороны, основной опорной базой президента всегда были люди, занятые в госсекторе. Сегодня количество занятых в госсекторе превышает потребности экономики, связанные с социальными обязательствами. Соответственно, зарплаты в госсекторе ниже, чем в частном секторе, покупательская способность также ниже. И люди, занятые в государственном секторе, чувствуют себя менее комфортно, особенно на фоне обогащения людей, занятых в частном секторе. Из-за этого возникает взаимное недоверие, взаимная неудовлетворенность предыдущей экономической пятилеткой и, соответственно, протестные настроения.

Мы можем также говорить об объективных внешних факторах. Прежде всего это позиция Республики Беларусь по Евразийскому экономическому союзу и Союзному государству. Республика Беларусь принципиально хочет, чтобы это был союз с равным участием, чтобы все страны-участницы могли коллегиально вырабатывать, принимать и реализовывать общие решения. Второй фактор, что у нас к 2025 году должны быть сделаны единые рынки нефти и газа. Позиция Республики Беларусь заключается в том, что их надо выполнять в рамках обязательств договора  Евразийского экономического союза.  То есть, без дополнительных условий вырабатывать единые рынки нефти и газа с собственными биржами, с отвязкой ценообразования по нефти и газу. И второй момент – отказаться от монополии «Газпрома» в Республике Беларусь и запустить другие российские и казахстанские компании по разнодоходным ценам в единую газотранспортную систему. Ну и, конечно, отказаться от долларового эквивалента в формировании цены на газ и нефть и формировать эти цены в национальных валютах. Это невыгодно, прежде всего, монополисту, который не хочет, чтобы кроме него кто-то ещё продавал бы газ в Беларусь, плюс чтобы эти цены формировались не на американские доллары, а, как минимум, на российские рубли. Ну и самое главное, многие субъекты хозяйствования внутри России не хотят, чтобы условия формирования цены на энергоносители была идентичны во всех уголках ЕАЭС, то есть в плане энергоносителей российские конкуренты КамАЗа, тот же МАЗ получили идентичные условия хозяйствования.

И мы видим итог. Тот же Виктор Бабарико – это менеджер «БелГазпромбанка». Тихановский был связан с олигархом Дерипаской, который хотел бы в том числе приватизации белорусских предприятий при помощи того же самого давления. Валерий Цепкало —  вообще интересная история. Он признался, что его британские депутаты попросили стать президентом России, «чтобы улучшить российско-британские отношения». То есть, Беларусь он вообще рассматривал как разменную монету.

— А если говорить о субъективных факторах?

Что касается субъективных факторов, то у нас имеются негативные тренды в этом году.  Это, прежде всего, девальвация белорусского рубля, которая была на фоне падения цен на нефть в марте 2020 года, потом социальная депрессия в связи с коронавирусом, которая переползла в избирательную кампанию.

Это, в принципе, два субъективных фактора, которые очень сильно повлияли.

— Что касается внешней координации протестов, то насколько значимым является этот фактор? Какую роль в нём играют соседние с Белоруссией страны?

— Есть такой немаловажный фактор, как заинтересованность истеблишмента, связанного с Демократической партией США. Почему, потому что тот проект нефтяной и газовый, который имеется в топливно-энергетическом комплексе США в Восточной Европе, автоматически усиливает прореспубликанское лобби в странах, традиционно ориентированных на США. Что, конечно же, будет неудовлетворительно для истеблишмента  Демпартии США, так как меняет расстановку сил, хоть и незначительно. Традиционно связанные с Демпартией США элиты Евросоюза также не удовлетворены. С третьей стороны, Польша и Литва заинтересованы прежде всего в привлечении дешёвой рабочей силы. Они уже облегчили въезд на свою территорию для потенциальной рабочей силы. С другой стороны, мы должны понимать ещё один фактор.

Литва ведет борьбу против Белорусской АЭС, и фактор выборов играет ещё одну роль в давлении на Минск в этом вопросе. Я не думаю, что он окажется эффективным, но то, что Литва будет использовать данный инструментарий, у меня лично вопросов не возникает. Если мы говорим за Украину, например, то Киев не является субъектом в этом отношении. Украина мечется между некоторыми точками зрения на Западе в вопросе Белоруссии. Поэтому ее позиция не устойчивая и изменяется в зависимости от западной конъюнктуры.

— Действительно ли среди оппозиции так сильны антироссийские и русофобские настроения? Вот, например, на днях Шушкевич выступил с призывом пересмотреть статус русского языка. Какую роль он сейчас играет во всём этом движении?

— Шушкевич никакой роли сейчас не играет. Это пенсионер, которому уже под 90 лет. И я думаю, что там скорее играет старческая деменция, нежели сам Шушкевич.

Мы должны понимать, что оппозиция достаточно разношёрстная. В основном, это праволиберальные силы, которые в геополитике больше склонны к Европейскому союзу, этого никто не скрывает. При этом не стоит забывать и об особых отношениях белорусской оппозиции с различными финансово-промышленными группами в России. Я напомню, что в 2002 году, например, те же Чубайс, Хакамада, парламентская фракция «СПС», часть которой потом перешла в «Единую Россию», привозили деньги «Объединённой гражданской партии», которую хотят сейчас купить люди, связанные со штабом Бабарико. Мы должны не забывать 2010 год, когда те же многочисленные люди находились вокруг тогдашних кандидатов Некляева или Санникова. К слову, Санников и «Европейская Белоруссия» являются отцами-прародителями телеграм-канала «Nexta» и связаны со Светланой Тихановской. И, несмотря на свою проевропейскую риторику, Санников был очень связан с внутрироссийскими олигархическими кругами. Тот же Цепкало имеет выходы на внутрироссийские части элит, которые ориентированы на Запад и хотят улучшения отношений между Россией и Западом. Бабарико связан с российским ТЭК. Не следует забывать, что когда Бабарико был привлечён к ответственности (он сейчас под арестом находится) и было установлено внешнее управление «БелГазпромбанком», в рамках этого было арестовано 4 миллиона долларов семьи заместителя министра финансов РФ и пресечён канал вывода капиталов «Газпрома» через «БелГазпромбанк» и латвийский банк ABLV в офшорные зоны.

— Так, а какой интерес Российскому государству поддерживать всех этих людей, которые явно стоят на антироссийских позициях?

— Я бы сказал, что Россия прекрасно понимает, что заменить Лукашенко ни на кого нельзя. С другой стороны, Россию не устраивает статус Лукашенко как сильного и, давайте говорить откровенно, дерзкого переговорщика. Им нужен сговорчивый человек, который мог бы выполнять их указания. И ещё давайте не забывать бывшего посла России в Белоруссии Бабича, который встречался не с провластными общественными организациями, а с оппозиционными силами, с тем же Ярославом Романчуком – «чубайсом» белорусского разлива.

В 2019 году у России был опыт нахождения консенсуса с Западом по Молдове. Ещё ранее в 2010 году имел место консенсус с США по Бакиеву в Кыргызстане. Так что, тут достаточно сложная конфигурация. Но не факт, что в случае смены власти в Белоруссии, Россия сможет удержать этих людей в своей орбите. У меня возникают слишком большие сомнения на этот счет. Мы помним опыт Грузии, где поначалу Россия поддерживала Саакашвили, но он оказался глубоко антироссийским политиком. Более того, мы помним, когда Ющенко после Майдана пришёл к власти, он тоже первый свой визит совершил в Москву. И когда мы говорим про позицию России в президентских выборах в Белоруссии, то одно дело — позиция Администрации Президента Российской Федерации, а другое дело, что Россия – это сложное государство, в котором сталкивается множество интересов. И если раньше они были более монолитны, то на этих выборах мы увидели отсутствие конкретной логики и стратегии на перспективу. А оппозиция этим всегда пользовалась и пользуется сейчас. Вопрос в том, что она никогда не была пророссийская в целостности.

Несмотря на то, что там Латушко и Тихановская заявляли, что они не будут пересматривать договоры с Россией. Но мы должны понимать, что договоры можно просто взять и заморозить.

— Опять же, и Латушко, и Тихановская не являются самостоятельными фигурами

— Во-первых, не понятно, от кого они все там зависят, давайте говорить откровенно. Потому что неизвестно, какие сейчас расклады. Этот так называемый Координационный совет увеличивается в каких-то непонятных формах. То есть, если раньше там было 12 человек, то позавчера Латушко заявил в эфире одного российского телеканала, что их там уже около тысячи. Вопрос, насколько этот совет уже координационный. Во-вторых, насколько он функционален в такой ситуации. И давайте говорить откровенно, есть там условная Алексиевич, которая чуть ли не символ. Она русскоязычная, пишет на русском языке. Но мы понимаем, что это та русскоязычная сила, которая в принципе выступает за либеральную повестку дня не только в Белоруссии, но и в самой России. И она этого не скрывает. Она глубокая антисоветчица, выступает против советского наследия. Это её высказывания о том, что белорусы чуть ли не «нация полицаев». Вот возникает вопрос, Власов как бы тоже на русском языке общался и даже русским был, но насколько он пророссийский? Вот это из той же оперы, что и говорить про Алексиевич.

Я вообще считаю, что внутри Белоруссии проявляются внутрироссийские противоречия, которые проявляются внутри Белоруссии. Потому что не секрет, что внутри самой России есть силы, которые смотрят на белорусские протесты и думают, как бы их повторить внутри России. Для многих это репетиция. И я считаю, что те российские олигархи, которые приложили руку к финансированию заварушки в Беларуси, делали это с прицелом изменить баланс сил внутри самой России, чтобы затем устроить цветную революцию в России.

Вы же, в принципе, помните, был такой Попов – создатель проекта «Сканер», который участвовал в выборах в Мосгордуму в 2019 году и занимался системным буллингом. Или тот же Виталий Шкляров — политтехнолог Собчак, Гудкова и «альтернативных» кандидатов на выборах в Мосгордуму, той же Дарьи Бесединой от «Яблока». Их задержали перед выборами в Белоруссии. Это же не просто так? Видно, что имеется определённый замысел, обкатка технологий, которые сначала обрабатывались в Москве, потом они начали обрабатываться в Белоруссии и не факт, что они не вернутся снова в Россию, где те же самые специалисты захотят всю эту бучу повторить.

(продолжение следует)

Дмитрий Павленко, специально для News Front

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх