Евгений Сатановский. Раскол православного мира есть свершившийся факт

Вчерашнюю встречу предстоятелей православных церквей в иорданском Аммане оценивают по-разному. Не вдаваясь в вопросы веры, посмотрим на произошедшее с точки зрения чисто политической.

Помимо инициатора встречи, главы Иерусалимской церкви, в мероприятии участвовали ещё трое предстоятелей: главы православных церквей России, Сербии, а также Чехии и Словакии. Плюс были делегации от румын и поляков - но на более низком уровне. Итого: было четверо из пятнадцати, плюс двое отметились, но подставляться лично не стали.

Так что в любой момент примкнут, к кому будет выгодно. Константинополь, за спиной которого стоит Эрдоган и американский Госдепартамент, поработал изрядно. И тут характерно и показательно отсутствие иерархов из стран, отношения которых с Россией формально хороши, в том числе исторически.  Кипр, Греция, Грузия, Болгария...

До последнего ждали предстоятеля Антиохийской церкви. Не прибыл. Откуда сделаем выводы. Лидер всегда под ударом. Его боятся, ему завидуют, перед ним пресмыкаются и с ним братаются, когда боятся и мгновенно забывают обо всём хорошем, почуяв выгоду в другом месте. Самая многочисленная с точки зрения количества верующих, самая богатая и влиятельная - РПЦ, за которой стоит российское государство. Цена вопроса... Это первое. Раскол православного мира есть свершившийся факт. Который, впрочем, был всегда. Все его члены друг с другом спорили и ссорились веками, а государства, которые они представляли, друг с другом воевали. Такой террариум единоверцев... Как, впрочем, было и есть у всех.

Евреев и мусульман, буддистов и тенгрианцев, католиков и протестантов. Так что раскол из-за Украины есть вещь наиестественнейшая. Ну, был миф - рухнул миф. А нечего в них верить, в мифы. Про славянское единство тоже много разговоров ходило. К вопросу отношений России с Польшей, Болгарией и той же Украиной. Это второе. Любая общность, политическая или религиозная, держится до той поры, пока у брата, соседа и союзника твои гарнизоны стоят. Вывел - хана единству. Предадут и продадут с потрохами, всадят нож в спину и пулю в затылок, искоренят саму память об общем, добром и хорошем. Так мир устроен. Это третье.

И наконец: нет в политике никакого влияния ни на что и ни на кого, если оно не подкреплено штыками. Можешь раскольника на его территории победить, есть у тебя там такая сила, не будет раскола. Не можешь - только армия в состоянии решить вопрос. Когда и если в войне победит. После чего и предатели виниться побегут, и друзья и братья вокруг мгновенно нарисуются. В качестве клиентов, тебя подоить, да и на всякий случай - по шеям за прошлое не огрести. Так было, есть и будет. Прочее - блажь и суета сует. Так что на сегодня уровень нашего влияния в православном мире обозначен более чем чётко. И учитывать его, не имея иллюзий по-поводу размеров этого влияния, необходимо. Хотя бы, чтобы не наступать в очередной раз ни на какие грабли. Что мы, ох, как любим...

Евгений Сатановский

«Санитарный социализм» и мировой кризис

Пандемия обостряет общий кризис капитализма и создаёт предпосылки перехода к новой социально-экономической формации

Пандемия ярко высветила и обострила глобальные противоречия. Эти противоречия могут разрешиться лишь через острый кризис, свидетелями которого мы стали в последние недели. Этот кризис не столько эпидемиологический, сколько экономический, политический, социальный и экологический.

Коронавирус не создал его, а лишь стал спусковым крючком, ускорившим давно назревший процесс. Экономический коллапс, с которым столкнулась мировая экономика, был просто вопросом времени: глобальный долг более чем в три раза превышает мировой ВВП, противоречия капиталистической формации уже не могут найти своего разрешения даже через циклические кризисы; этот пузырь не мог не лопнуть – столкнувшись ли с эпидемией или же с чем-то ещё.

И точно так же вопросом времени была эпидемия. Хищническое отношение капиталистической системы к природе вызвало распространение ранее неизвестных болезней: разрушение среды обитания диких животных вынуждает их переселяться ближе к человеку, разнося заразу между видами. Если бы пандемию не вызвал коронавирус, её бы вызвала какая-то другая причина.

Этот пасьянс должен был сложиться, и он сложился.

Сегодня эпидемия охватывает всё новые страны и континенты. Счёт погибших уже идёт на десятки тысяч, заболевших – на сотни тысяч.

В Италии и Франции врачам, не справляющимся с наплывом пациентов, предписано к аппаратам искусственной вентиляции лёгких пожилых пациентов (для которых вирус наиболее опасен) подключать в последнюю очередь. Фактически речь идёт о форме геронтоцида. Но кроме узко-медицинских последствий вирус вызывает последствия экономические, политические и социальные.

Стало очевидным, что люди уязвимы перед пандемией в разной степени. Речь не только о пожилых, чей риск погибнуть в результате заражения на порядок выше, чем у молодёжи. По наиболее уязвимым слоям населения пандемия бьёт сильнее, чем по привилегированным, по бедным больнее, чем по богатым. Там, где одни просто переходят на удалённую работу, другие лишаются средств к существованию. Возросшая нагрузка по ведению домашнего хозяйства и воспитанию оказавшихся на карантине детей ложится в первую очередь на женские плечи. Мигранты, работники общепита, сезонные работники, работающие без трудового договора или с «серым» договором – все они ощущают экономические последствия пандемии особенно болезненно. Миллионы людей теряют заработок, а продолжающие работать подвергают себя риску, как правило, без роста оплаты труда – курьеры, таксисты, продавщицы, врачи. Квартиросъёмщики, оставшись дома, рискуют остаться без него, потеряв возможность платить аренду.

Запрет массовых мероприятий во многих странах используется для срочного протаскивания непопулярных мер.

Обостряются и международные противоречия.

Карантин изолирует огромные регионы; прерываются торговые и производственные цепочки, целые отрасли приходят в упадок. Национальные системы здравоохранения одна за другой подвергаются суровому испытанию – и далеко не все проходят его с честью. В первую очередь это касается тех стран, где «меры жёсткой экономии», навязанные неолиберальными институциями, привели к деградации здравоохранения, сокращениям финансирования и штатов ради мелочной экономии.

В глобальной системе неравенства одни страны находятся в глобальной «пищевой цепочке» выше других, эксплуатируя их как в «мирное» время, так и в чрезвычайное. Мы увидели, как при серьёзном кризисе правящие классы капиталистических стран моментально отбросили все слова о «солидарности» – европейской ли, атлантической или какой-либо ещё – и продемонстрировали своё подлинное кредо: «Каждый сам за себя!».

Италия, первой в Европе пострадавшая от эпидемии, столкнулась с запретом на экспорт в неё медицинских товаров со стороны Германии и Франции. Первые поставки необходимых лекарств, медсредств и врачей в пострадавшие страны приходят из Китая и Кубы.

Но такой запрет действует только «сверху вниз»: из подчинённых стран жизненно необходимые медсредства, напротив, вымываются в империалистические центры всеми правдами и неправдами: из упомянутой Италии, ставшей эпицентром эпидемии в Европе, военная авиация США сотнями тысяч, а то и миллионами, вывозит столь недостающие тесты на коронавирус. Из разорённой местной и мировой олигархией Украины легально и нелегально вывозят в Евросоюз медицинские маски и даже строительные респираторы.

Народы угнетённых империализмом стран получают наглядный урок – и достаточно времени для того, чтоб его осмыслить.

Реакция властей в разных странах варьирует от полного отрицания опасности и пренебрежения элементарными мерами безопасности, как в Великобритании, до тотального карантина, которому в Китае подвергся Хубэй, огромный регион с населением больше, чем население Англии.

В Европе на борьбу с эпидемией брошены огромные средства, причём лишь малая их часть направлена на меры санитарного и медицинского характера, а основные средства призваны компенсировать убытки бизнеса – путём прямого финансирования либо налоговых льгот.

Капиталистическое государство неизменно ставит интересы бизнеса выше интереса простого народа, что часто вызывает его паралич в ответственные моменты – даже в ущерб общим интересам класса капиталистов, – но там, где правительства демонстрируют минимальную дееспособность перед лицом пандемии, принимаемые ими меры отражают следующие тенденции:

1. Усиление централизации власти. Китай показал, насколько эффективен может быть карантин при сочетании как старых полицейских мер, так и новых методов цифрового контроля за населением.

2. Тенденции к централизации власти сопутствует тенденция к концентрации капитала: карантин жестоко бьёт по многим отраслям экономики, в первую очередь по туризму, общепиту, розничной торговле. Очевидно, большим компаниям проще пережить этот удар, чем семейному предприятию.

3. Всё чаще правительства вынуждены задумываться о национализации частных клиник и наиболее значимых предприятий, попавших под удар экономического кризиса. Пока эти меры не выходят за рамки старой доброй политики «национализации убытков и приватизации прибылей», однако демонстрируют массам большую эффективность государственного сектора по сравнению с частным.

4. Основное финансирование выделяется на поддержку несущих убытки предприятий.

5. Границы между государствами становятся непроницаемыми, особенно для людей, но так же и для ряда товаров

Диктуемые ситуацией меры объективно ведут к росту обобществления экономики. В этом смысле можно говорить о «санитарном социализме» (по аналогии с «военным социализмом» времён Первой мировой войны). Не стоит заблуждаться – эти меры проводятся в первую очередь в интересах буржуазии, однако демонстрируют рабочему классу реальную альтернативу, рациональность и эффективность социализма – разумеется, при смене правящего класса.

Таким образом, пандемия обостряет общий кризис капитализма и создаёт предпосылки перехода к новой социально-экономической формации. Будут ли эти предпосылки реализованы – зависит от исходов классовой борьбы.

Пандемия снова делает очевидным противоречие между индивидуализмом и общим благом. С индивидуальной точки зрения логично максимально запастись продуктами питания, лекарствами и средствами защиты. Но такая стратегия поведения создаёт дефицит, увеличивает панику в обществе, увеличивает опасность заражения тех, кто не успел себя обеспечить – включая врачей – и в конечном счёте вредит всем. Алчность дельцов и правителей, наживающихся на общей беде, порождает ненависть миллионов.

Парадоксальным образом (само)изоляция человеческих масс может послужить толчком к обретению ими новой формы коллективности.

Потеря возможности для огромной части мирового рабочего класса покинуть своё убогое жилище ведёт не только к росту домашнего насилия, но и неизбежно ставит перед ним вопрос: как получилось, что он вынужден проводить свою жизнь разрываясь между ненавистной, всё ниже оплачиваемой работой и тесным, всё дороже обходящимся жильём?

Внешнее спокойствие не должно нас обманывать: в фавелах Сан-Паулу, пригородах Парижа и бедных районах Лос-Анджелеса за стенами отдельных квартир разгорается ярость миллионов, ждущая часа выплеснуться наконец на улицу и спросить у богачей и власть имущих: как вы посмели допустить подобное?

Следом за изоляцией наступает время мобилизации.

Илья Знаменский

Картина дня

))}
Loading...
наверх