Свежие комментарии

  • VORON VoronS
    На Руину могут уехать только непроходимо глупые и недалекие люди! Больные на голову с чудовищной алкогольной зависимо...Невероятные прикл...
  • Сергей Лобченко
    А у нас только на олигархию идеология. Поклонение алкашу бориске, чубайсам, кудриным и т.д.Странные у нас с ...
  • Эдуард Александров
    Да нажималочку 35 лет, как потеряли. Никак найти не можем. Спиз...ли нажималочку нашу, и против нас используют. А мы,...Странные у нас с ...

Зе, война и ловушка пропаганды. Ростислав Ищенко

Зе, война и ловушка пропаганды. Ростислав Ищенко

Совсем недавно, не более полугода назад, ни один адекватный эксперт не назвал бы значительной опасность активизации Украиной военных действий в Донбассе

Сегодня же мало кто сомневается, что войну Киев спровоцирует. Споры идут лишь о том, случится это уже весной или позже, и можно ли считать Донбасс единственным местом возможной провокации, или стоит относить к таковым также Крым, Приднестровье, украинско-белорусскую границу, а также участок украинско-российской границы в Харьковской, Сумской и Черниговской областях.

Что же произошло, что так изменились оценки перспективы перехода украинского кризиса в горячую фазу?

Во-первых, следует иметь в виду, что провокацией конфликта с Россией и/или Китаем занялись США. Вашингтон пришёл к выводу, что в течение трёх-пяти лет (то есть к концу правления нынешнего президента США) Америка лишится каких бы то ни было надежд на успех в случае прямого военного конфликта, как с Пекином, так и с Москвой (не говоря уже о высокой вероятности их взаимодействия). Финансово-экономическое соревнование, по мнению своих собственных экспертов, США уже проиграли. Это мнение подтверждается тем, что в последние пять лет Вашингтон даже не пытается играть на финансово-экономическом поле по правилам, силовым путём продавливая своих пока ещё союзников на экономические конфликты с Москвой и Пекином.

Потеряв преимущество (пусть и условное) силы, США лишаются последнего аргумента, после чего их поражение переходит из состояния высокой вероятности в состояние неизбежности.

Выход Америка видит во втягивании России и/или Китая в полномасштабный конфликт с участием американских союзников, притом что сами США попытаются на первом этапе воздержаться от участия в активных боевых действиях, оказывая союзникам моральную и техническую поддержку. В Вашингтоне просчитывают два варианта развития событий. В первом боевые действия принимают затяжной характер, подрывая потенциал России и Китая и позволяя Америке на заключительном этапе бросить на чашу весов свои возможности (необязательно вступая в войну, но угрожая силой) и переломить политическую ситуацию в мире в свою пользу. Грубо говоря, США не прочь повторить фокус Первой и Второй мировых войн, в которых проиграли все, кроме Америки.

Во втором варианте союзники Америки будут разгромлены Москвой и Пекином сравнительно быстро и без особого напряжения, но результатом должна стать патовая ситуация, в которой победители уничтожат те самые рынки, которые должны были бы дать им экономический перевес над США. То есть американская администрация полагает, что война позволит Вашингтону в худшем случае свести нынешний глобальный кризис вничью, сохранив потенциал для следующего раунда борьбы за гегемонию.

Для реализации данной стратегии США необходимы поджигатели войны, ибо понятно, что ни Франция, ни Германия, ни Япония, ни Австралия не будут нападать на Россию или Китай самостоятельно. Необходимо создать условия, в которых они не смогли бы уклониться от участия в военных действиях в силу выполнения ими союзнических обязательств, а также потому, что военный конфликт задел бы их собственные интересы.

В качестве поджигателей против Китая США пытаются использовать Южную Корею (путём провокации конфликта с КНДР), Тайвань, а также с меньшим успехом Вьетнам и Филиппины (у которых есть неурегулированные противоречия относительно суверенитета над группами островов в Южно-Китайском море).

Поджигателями российского пограничья должны послужить Прибалтика с Польшей, пытающиеся взорвать Белоруссию, Грузия, где американцы пытаются вернуть к власти оппозицию, считающую своим лидером Саакашвили. Не исключается использование армяно-азербайджанских противоречий для поджога большой войны в Закавказье, но после ввода в Карабах российских миротворцев этот вариант стало намного тяжелее реализовать. Не прекращаются попытки раскачать Среднюю Азию, но для её полноценного использования США необходимо обеспечить свой тыл со стороны Афганистана, а в деле переговоров с талибами Москва пока переигрывает Вашингтон, хоть и не очень сильно.

Как видим, Украина в этой стратегии является ключевым звеном, обеспечивая связь Белорусского и Кавказского театра военных действий (ТВД). Кроме того, Киеву легче всего перевести примороженные конфликты в горячую стадию. Проще всего это сделать в Донбассе. Наконец, в украинском кризисе ЕС и так уже участвует, поэтому Парижу и Берлину будет сложнее увильнуть от втягивания в конфликт с Россией из-за Украины. Кроме того, можно ожидать активных действий, как минимум на Западной Украине, Польши, которая является членом ЕС и НАТО и игнорировать проблемы которой будет ещё сложнее. Помимо Польши есть шанс подключить к кризису Прибалтику (за размещение американских войск, которого прибалты вместе с поляками так упорно добивались, надо платить, если не деньгами, то участием в авантюрах).

Есть надежда, что Грузия активно поддержит антироссийский блок политически (на военные действия Тбилиси после 2008 года вряд ли решится), а также, что Казахстан болезненно воспримет полномасштабный конфликт России с Украиной, поскольку будет примерять ситуацию на себя. Северо-Запад Казахстана — бывшие казачьи земли, а когда Путин говорил о «подарках» России разбежавшимся республикам, он явно имел в виду не только Украину.

Во-вторых, украинское руководство находится в крайне тяжёлой ситуации. Зеленский не смог обеспечить продолжение кредитования со стороны МВФ, и дыру в треть бюджета затыкать нечем. Более того, в результате провальной борьбы украинских властей с пандемией коронавируса эта дыра рискует разрастись до 2/3 бюджета — бизнес разоряется, база налогообложения сокращается, выезд гастарбайтеров на заработки за рубеж резко сократился, а значит, снизился и приток валюты. Непопулярная власть пытается укрепить свои позиции переходом к открытой диктатуре. Диктаторские методы правления и террор против оппозиции мотивируются «войной с Россией». Оппозиционеры в массовом порядке объявляются «агентами Кремля» и обвиняются в государственной измене.

В результате усилились позиции правых радикалов, которые всегда выступали за открытую войну с Россией. Самые глупые из них верили (некоторые до сих пор верят), что Украина может такую войну выиграть.

Большинство же считает, что Запад обязательно вступится за Киев, если война Москве будет объявлена официально, и поможет одержать победу в конфликте (выиграет войну за Украину). Проблема только в том, что надо продемонстрировать неспровоцированную агрессию со стороны России.

Для этого Киев с начала года перешёл к стандартной тактике усиления обстрелов Донбасса и организации столкновений на линии разграничения. Ставка делалась на то, что рано или поздно у защитников Донбасса сдадут нервы и они ответят настолько ярко, что это можно будет выдать за российское наступление.

Одновременно началась информационно-пропагандистская накачка украинского общества. Киевским властям удалось добиться поддержки силового решения Донбасского кризиса 42 процентами населения. Притом что против выступают только 25%. Более того, 37,4% граждан Украины выступают также за силовое возвращение Крыма. Против только 27%. Информационная и политическая подготовка к войне Киевом практически закончена.

В-третьих, произошёл ряд событий, неприятных для Украины и Запада, но вряд ли способных отменить войну:

1. Россия указала Франции и Германии на нежелание и неспособность Киева выполнять Минские соглашения и предложила им обеспечить более конструктивную позицию своих подопечных. Париж и Берлин молчаливо признали свою неспособность изменить позицию Киева.

2. Донбасс, явно с согласия Москвы, заявил о своих претензиях на государственность в границах Донецкой и Луганской областей.

3. Власти Донецка и Луганска дали команду корпусам республик не просто начать отвечать на обстрелы, но открывать огонь по украинским позициям «на упреждение». Москва, Париж и Берлин по этому поводу промолчали.

Таким образом, Киев поймали в его собственную ловушку. Украинские волонтёры начали регулярно сообщать о потерях убитыми и ранеными от «осколочно-взрывных ранений». При этом о подрывах на минах речь идёт в исключительных случаях, в основном ВСУ несут потери от действий артиллерии республик. Пока что Киев не особенно акцентирует на этом внимание, поскольку, как уже было сказано выше, России удалось добиться от Парижа и Берлина молчания по украинской проблематике.

Но, во-первых, США, очевидно, постараются максимально продавить своих союзников на антироссийские заявления на идущем саммите НАТО. Во-вторых, Киев не может долго игнорировать сложившуюся ситуацию. ВСУ привыкли к тому, что они стреляют по Донбассу практически безнаказанно. Нынешнее положение вещей крайне нервирует личный состав попадающих под огонь республиканской артиллерии подразделений. Надо понимать, что большинство военнослужащих — те же гастарбайтеры, только решившие, что окопный алкоголизм и развлечение в виде обстрелов жилых районов интереснее, чем сбор клубники в Польше. Они подписали контракт с ВСУ для того, чтобы за деньги убивать (если повезёт, то и грабить), а совсем не для того, чтобы умирать.

Сидение в окопах под огнём окончательно разлагает и без того далёкую от высот морального духа украинскую армию. Если её вовремя не отправить в наступление, она может сорваться в самостоятельное стихийное отступление, переходящее в бегство. Кроме того, нацисты и прочие радикально настроенные граждане не поймут власть, если она займёт пассивную позицию.

Таким образом, общая дипломатическая, военная, политическая, финансовая, экономическая ситуация властно требует от киевских властей активизировать боевые действия в Донбассе. Кстати, американцам глубоко наплевать, продержится ли Украина сколько-нибудь долго или её разнесут в клочья моментально. Они считают, что окажутся в выигрыше при любом развитии событий. Только личная нерешительность Зеленского и некоторых его советников удерживает сегодня Киев от быстрой разморозки конфликта в Донбассе. Но трусость — плохой советчик. Сегодня Зеленский больше боится войны, а завтра сильнее испугается нацистов, поджигающих дверь его Офиса.

Кроме того, официальный Киев всё равно живёт в режиме провокаций, причём не только на линии разграничения в Донбассе, но и на границе с Крымом, где проводятся провокационные учения. Провокация же — обоюдоострое оружие. В ходе нагнетания военной истерии события легко выходят из-под контроля и начинают развиваться по собственному (не просчитанному провокаторами) алгоритму. Чем выше напряжённость, тем больше опасность случайного столкновения, зажигающего большой пожар.

Именно поэтому сегодня большинство наблюдателей говорит о высокой опасности начала Украиной полномасштабных военных действий. Как писала о начале Первой мировой войны Барбара Такман в «Августовских пушках», «войны никто не хотел. Война была неизбежна».

В конце концов, всем давно понятно, что мирным путём украинский кризис разрешить невозможно. К этому не готова Украина. Поэтому вопрос войны — лишь вопрос выбора места и времени заинтересованными сторонами.

Ростислав Ищенко 

Картина дня

наверх