Свежие комментарии

  • Valentina Tkach (Белоусова)
    Так горько и стыдно наблюдать бездарность руководителей нашей медицины и в целом безответственность и беспомощность в...Зеленский призыва...
  • Татьяна
    У нас уже и скандалисты с малаховских передач заделались политическими аналитиками? Сниматься не зовут что-ли, что...Президент США люб...
  • Татьяна
    Действительно "радостно!" Рассказы слушать и читать как когда-то" так им дали," что они решили повторять и повторять...На эсминце ВМС СШ...

День, когда русских подводников стали бояться

День, когда русских подводников стали бояться
Фото: DMG Vision / Shutterstock.com

30 января 1945 года капитан советской субмарины С-13 Александр Маринеско провёл "атаку века", отправив на дно Балтики лайнер "Вильгельм Густлофф", на котором находились 1300 нацистских подводников — 70 подготовленных экипажей, значительная часть которых погибла.

Автор:
Латышев Сергей

Водоразделом между пренебрежением и страхом перед русскими подводниками стал последний рейс десятипалубного океанского лайнера "Вильгельм Густлофф" водоизмещением свыше 25 тысяч тонн, превращённого нацистами в плавучую базу для подводников и военный транспорт. Установленные также на судне вооружения и его сопровождение боевым кораблём кригсмарине делали его законной военной целью. Даже если распиаренный нацистской пропагандой лайнер перевозил одновременно гражданских лиц. Война есть война.

За годы войны на Балтике были потоплены 40 советских подлодок с 1400 моряками, потеря которых была, таким образом, отомщена, так как на "Густлоффе" эвакуировались из Данцига на запад 1300 нацистских подводников вместе с командным составом — 70 подготовленных экипажей немецких подлодок, значительная часть которых погибла. Ни одна другая атака не нанесла такого ущерба подводному флоту противника и не была столь масштабной по общему числу жертв, среди которых были также солдаты вермахта, эсэсовцы, высокопоставленные нацистские военные, партийные чиновники.

К сожалению, там были и простые беженцы.

6 ноября 1941 года немцы уничтожили на Чёрном море при свете дня торпедной атакой с воздуха шедший в сопровождении двух вооружённых катеров и имевший воздушное прикрытие советский теплоход "Армения". На перегруженном судне находилось около 10 тысяч эвакуировавшихся из Крыма раненых военнослужащих, партийное начальство и гражданские беженцы. Из них спаслись лишь восемь человек, судно пошло на дно за четыре минуты. Так что своей "атакой века" Маринеско расквитался и за эту трагедию, сопоставимую по количеству жертв с гибелью "Густлоффа".

МаринескуКапитан 3-го ранга Александр Маринеско был первым, кто заставил весь мир бояться подводного флота России. Фото: Zamir Usmanov / Globallookpress       

Весьма характерно, что в рамках практикуемых на Западе двойных стандартов историю с "Арменией" никто не вспоминает. Зато о гибели "Густлоффа" выходят книги, снимаются фильмы, в которых советского капитана выставляют злодеем, повинным в смерти "5000 детей"…

Как это было

Маринеско два часа преследовал свою цель в надводном положении и атаковал её в девять вечера со стороны берега, даже не погрузившись. Судно поразили три торпеды со сделанными на них матросами надписями: "За Родину", "За советский народ", "За Ленинград". Корабль тонул около часа. Спастись удалось не более чем 2,5 тысячам пассажиров из примерно 10,5 тысяч, среди которых было и несколько тысяч детей, чего капитан С-13, конечно, не знал.

В спасательных работах не принимал участия находившийся неподалёку немецкий тяжёлый крейсер "Адмирал Хиппер", быстро покинувший район бедствия, чтобы не подставляться под вражеские торпеды. Так произошла одна из крупнейших катастроф в морской истории.

Это была не случайность

То, что потопление "Густлоффа" не было случайным, показал ещё один успех, достигнутый С-13 в том же походе. Несмотря на сильное охранение и тяжёлые погодные условия, Маринеско потопил вскоре другой использовавшийся немцами в военных целях океанский лайнер "Генерал фон Штойбен" (водоизмещение около 15 тысяч тонн), на котором эвакуировались из Восточной Пруссии в Киль свыше четырёх тысяч человек, в основном военнослужащие.

ГуслофПревращённый нацистами в военный транспорт океанский лайнер "Вильгельм Густлофф" был законной целью с точки зрения международного права. Фото: imago stock&people via www.imago / Globallookpress       

Однако громил немцев не только Маринеско. 4 апреля 1945 года другой балтийский капитан-подводник — Владимир Коновалов — потопил на своей Л-3 у выхода из Данцигской бухты военный транспорт "Гойя" водоизмещением 5230 тонн, на борту которого находилось около семи тысяч человек, в основном военнослужащие. Из них уцелели лишь 183. "Гойя" затонул всего через семь минут после торпедирования. Для этого потребовалось лишь две торпеды.

После этого для всех стало окончательно очевидным, что у России наконец появился грозный подводный флот, которого её врагам стоит бояться.

Трудный путь к признанию

Подводные лодки появились у России в начале ХХ века, она оказалась в числе первых стран, признавших их право на существование и включивших в состав своего флота. Их техническая надёжность, конструктивные особенности, а также тактика использования были, однако, неудовлетворительными. Высшее флотское начальство считало своих подводников "смертниками", за что им больше платили, чем другим морякам, хотя и не рассчитывало, что подлодки смогут сыграть заметную роль в войне и вообще действовать вдали от родных берегов.

Поэтому первое десятилетие своей службы русские подлодки больше пугали своим видом противника, чем наносили ему реальный ущерб. Часто хватало, впрочем, и этого. В годы Русско-японской войны 1904-1905 годов победоносный японский флот не осмелился атаковать Владивосток, так как боялся русских подлодок, появлявшихся у него на пути. Опасаясь их торпед, японские корабли уходили прочь.

В годы Первой мировой войны на Балтике русские подлодки даже неудачными торпедными атаками срывали важные операции кайзеровского флота и смогли немного потрепать немецкое торговое судоходство, несколько раз удачно выставить мины. Однако никаких крупных побед у них не было, хотя действовавшие вместе с ними английские подлодки регулярно топили немецкие корабли.

Собственно, первая настоящая победа на Балтике случилась уже после Великой войны, когда советская подлодка "Пантера" 31 августа 1919 года потопила беспечно вставший поздно вечером на якорь недалеко от острова Сескар новейший британский эсминец "Виктория", помогавший противникам красных в Гражданской войне, и смогла невредимой уйти от преследования британской эскадры. Успех был достигнут торпедами и из подводного положения. Капитан лодки Александр Бахтин получил за это первым из подводников высшую награду РСФСР — Орден Красного Знамени, что не спасло этого бывшего царского лейтенанта в 1931 году от преждевременной смерти в 37-летнем возрасте в результате репрессий.

В годы Первой мировой войны в Чёрном море русские подводники действовали успешнее, чем на Балтике. Но это во многом объяснялось тем, что у них там был очень слабый противник — турки. Русским подводникам вместе с надводными кораблями удалось нарушить турецкие каботажные перевозки, имевшие для турок и их немецких союзников стратегическое значение из-за отсутствия нормальных дорог на турецком черноморском побережье. Перебои и резкое сокращение поставок зерна и угля в Стамбул, невозможность переброски морем турецких войск на театр военных действий имели большое политическое и военное значение. Османский флот, и особенно влившиеся в его состав немецкие крейсера "Гёбен" и "Бреслау", были вынуждены по этой причине во многом свернуть свою деятельность.

Впрочем, русские подводники демонстрировали не столько мастерство, сколько храбрость: большинство побед были достигнуты с помощью артиллерии. Командир подводной лодки "Тюлень", капитан 1-го ранга Михаил Китицын одержал 36 побед. Он бесстрашно всплывал, топил снарядами и торпедами вражеские суда, захватывал их в плен и приводил на базу, вступая в рискованные артиллерийские поединки и с более сильно вооружённым противником. За Первую мировую войну Россия потеряла на Чёрном море всего одну подводную лодку — "Морж", потопленную бомбой с аэроплана в районе Босфора. Потерь на Балтике было больше.

подлодкаВ годы Первой мировой войны русские подлодки активно действовали на Балтике и Чёрном море — лучше, чем советские до самого конца Второй мировой. Фото: dpa / Globallookpress     

В межвоенные десятилетия подводный флот СССР превратился в один из крупнейших в мире, но продолжал использовать устаревшую тактику. Подлодки были из-за особенностей эксплуатации и ремонта технически ненадёжны, уровень подготовки командования и экипажей даже упал. Боясь быть обвинёнными и наказанными за "вредительство", подводники тренировались в облегчённых условиях — для грядущей войны этого было совершенно недостаточно.

Особенно низкий уровень был у советского командного состава: в годы войны подлодки рутинно посылались дежурить на установленные противником, что было известно, минные поля, и прорывать практически неприступные минные заграждения, где гибли десятками. В обстановке недоверия от подлодок требовалось регулярно докладывать о своём местонахождении. Радиограммы перехватывались врагом, и лодки уничтожались.

Самым полезным делом, которым занимались советские подлодки на Чёрном море, стало снабжение боеприпасами осаждённого Севастополя и вывоз оттуда раненых и других нужных людей, вроде толкового руководителя его обороны генерала Петрова. Великим чудом можно считать, что из шести не вполне исправных советских подлодок, отправившихся осенью 1942 года с Дальнего Востока на Северный флот Южным путём, до цели дошли пять.

В результате большинство из 100 погибших в годы войны на всех театрах военных действий подводных лодок (примерно половина от общего числа) вообще не имели боевых успехов. А часть из тех, о которых заявлялось, после войны не подтвердились. По количеству потопленных целей на одну действующую подлодку СССР заметно уступал не только немцам, британцам, американцам, но и итальянцам с японцами. Американский подводный флот, успешно решавший в годы войны стратегические задачи и потопивший, в частности, гигантский японский авианосец "Синано" — около 71 тысячи тонн, потерял 39 подлодок, действовавших на гигантских расстояниях от своих баз против сильного противника. В конце войны американские подводники полностью прервали все морские коммуникации Японии, отправив на дно Тихого и Индийского океанов почти весь японский торговый флот.

Конечно, у советских подводников не было такого обилия целей, как у подводников других развитых стран, но до конца войны всем казалось, что даже если бы они были, не факт, что справились бы. Самой результативной в количественном отношении советской подлодкой была С-56 капитана 2-го ранга Григория Щедрина, участвовавшая в авантюрном переходе из Тихоокеанского на Северный флот. На её счету за всю войну десять потопленных судов и четыре повреждённых, все — небольшого водоизмещения. По немецким данным, в два раза меньше.

Лучшим немецким подводным асом был Отто Кречмер, потопивший 44 корабля, в том числе один эсминец, аж на 266 629 тонн. Даже итальянские подводники, уступавшие по своему мастерству и немцам, и американцам, и британцам, и японцам, топили вражеские крейсера. А однажды высадили с подлодки у английской базы в Александрии (Египет) группу водолазов-диверсантов, которые надолго обездвижили весь британский средиземноморский линейный флот. Советские подводники в начале и середине войны были бы счастливы, если бы потопили миноносец.

Именно поэтому успехи капитанов Маринеско и Коновалова в конце войны, жертвами которых стали суда, которые украсили бы послужной список самых лучших подводников из наиболее передовых "подводных" стран, были восприняты в СССР и во всём мире как по-настоящему рубежное событие. Они явились свидетельством того, что отечественный подводный флот стал важным военным и геополитическим фактором. Его начали уважать и бояться. Под видом "поздравления" Маринеско за "Густлофф" забил тревогу даже британский премьер Уинстон Черчилль.

Судьбы героев и флота

За "Густлоффа" и "Штойбена" Маринеско был представлен к званию Героя Советского Союза. Однако еле терпевшее его за своеволие (при дурных начальниках это качество может быть положительным) и дисциплинарные нарушения вышестоящее начальство ограничилось награждением героя орденом Красного Знамени. После ряда придирок его вскоре понизили в должности — до командира тральщика, и в звании — с капитана 3-го ранга до старшего лейтенанта, а к концу 1945 года вообще выгнали из рядов ВМФ. Маринеско три года отсидел впоследствии в тюрьме за "хищение социалистической собственности", потом перебивался в нищете на мизерных гражданских должностях. Он умер в 1963 году в возрасте 50 лет. Давно заслуженное им звание Героя Советского Союза подводник получил посмертно лишь 5 мая 1990 года, несмотря на сопротивление флотского начальства. Настояло КГБ СССР.

подлодкаПодводный флот СССР после войны и России сегодня надёжно защищает страну. Фото: MOD Russia / Globallookpress       

За уничтожение "Гойи" Коновалову присвоили звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда". Рубка Л-3 с 45-миллиметровым орудием установлена в Москве на Поклонной горе в музее военной техники. У него не было проблем с дисциплиной, как и у командира С-56 Щедрина, получившего в 1944 году звание Героя Советского Союза и дослужившегося в 1955 году до звания вице-адмирала.

Усилиями этих людей и их товарищей подводный флот России, проведя работу над ошибками, стал тем, чем он является сегодня. Качество подлодок, их техническое совершенство, разрушительная мощь их оружия, уровень подготовки экипажей в мирное время, мастерство командования, выработанные постоянными тренировками и дальними походами, находятся на высочайшем мировом уровне, а количество этих "рыбок" — свыше полусотни единиц — вполне достаточно для того, чтобы держать в страхе врагов России. И вклад в это Маринеско с его подлодкой с "несчастливым" номером 13 очень и очень велик. Ведь именно с него начался отсчёт новой эпохи.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх