Свежие комментарии

  • Anatoli Ryabenko
    России нужно для всех зарубежных государств официально подтвердить, что в случае попадания на российскую территорию р...Американист Васил...
  • Борис Осипов
    Юлия Витязева: Ка...
  • bmp5555
    Пиндосы своих не бросают, они их кидают.Почему Украина бо...

Болгария: Антирусская торпеда или 16 республика СССР?

Болгария: Антирусская торпеда или 16 республика СССР?

Известный харьковский журналист, автор и ведущий телевизионных программ Игорь Перминов был вынужден покинуть родной город в связи с преследованиями СБУ и охотой на него националистических банд. Местом политической эмиграции стала для него Болгария.

О том, чем Болгария похожа на Украину, куда её ведёт Брюссель и Вашингтон, как Турция постепенно усиливает своё влияние на политику балканской республики, и почему болгарские цыгане боятся русских, Игорь рассказал обозревателю ПолитНавигатора Валентину Филиппову.

Валентин Филиппов: Наша виртуальная студия находится сегодня в Болгарии, у Игоря Перминова. Здравствуйте, Игорь!

Игорь Перминов: Здравствуйте! Город Стара-Загора, есть такой в Болгарии.

Валентин Филиппов: А у нас тут в России есть город Севастополь, хотя некоторые спорят, что это, вроде как, не в России.  Это в России. Начну банально. Народная мудрость гласит: «Курица – не птица, Болгария – не заграница». Остается ли эта мудрость актуальной и сегодня? То есть, есть ли ощущение, что вы не за границей, не в ЕС, а в 16-й республике СССР?

Игорь Перминов: Ну, честно говоря, нет. Честно говоря, тут, все-таки, Европа, и многие болгары болезненно относятся к этой вот формулировке «16-я республика».

Вообще, большинство болгар, даже возрастных, немолодых, живут по заветам Владимира Владимировича Путина. То есть, помните, как Путин говорил: «Те, кто с ностальгией не вспоминает Советский Союз, не имеют души, а те, кто хотят возврата, те не имеют головы», ну как-то так, может быть не точная цитата…

То есть, люди даже старшего поколения, которые с теплом вспоминают социалистический период, и многое было лучше, и цыганские районы, цыганские махалы, так называемые, там был комендантский час, многое было более упорядочено, была более мощная держава, но, в то же время, никто не хочет обратно. Не хочет, прежде всего, потому, что дети этих людей работают за границей. Это Ирландия, это Великобритания, это Германия, это по всему миру. И основная, одна из главных проблем, одна из серьезнейших проблем Болгарии – это отток населения, причем молодого населения, и способного. Люди с образованием, молодые, жизнеспособные, от 30 лет, а может даже и меньше, они уезжают из страны, не видят тут перспектив.

Кстати, я хотел сказать сразу о том, что очень много параллелей с Украиной. Болгария сейчас находится, на мой взгляд, на уровне Украины времен Кучмы. Объясню почему.

Когда мы говорим, что болгар 7 миллионов, – ну, в Болгарии их где-то две трети, не больше, остальные работают за границей, приезжают и, естественно, их родители заинтересованы, чтобы всё было, как есть… был Евросоюз, и никто отказываться не хочет. Болгария вместе с Румынией, наверное, последними уйдут из Евросоюза, поскольку, да, некоторые преимущества есть, все-таки.

Вторая проблема, кроме оттока населения, – это то, что из Болгарии пытаются сделать… у меня была статья, но она касалась Украины, в «Вестник Думы», есть софийское такое одно из популярнейших изданий, она называлась «Украина – антирусская торпеда»… вот из Болгарии тоже пытаются сделать антирусскую торпеду.

Валентин Филиппов: Вот мне не совсем понятно. Как из Болгарии можно сделать антирусскую торпеду, если, как говорили в свое время, «Почему она не стала 16-й республикой? Да потому, что она далеко, потому что общих границ нет». Каким образом можно Болгарию использовать против России? Россия настолько далеко от Болгарии. Как? Какая торпеда?

Игорь Перминов: Ну, не так уж и далеко, и вообще, Балканский регион, он достаточно взрывоопасный…

Валентин Филиппов: Да.

Игорь Перминов:…с него началась Первая мировая война. И Болгария находится под очень жестким внешним управлением, как и Украина.

Валентин Филиппов: Так.

Игорь Перминов: Конечно, американские флаги не висят на всех углах, но висят флаги Евросоюза, поскольку Болгария – член Евросоюза. Кроме того, когда мы говорим «16-я республика», о социализме, да, он был в Болгарии, но он немножко другой.

Валентин Филиппов: Ну, конечно.

Игорь Перминов: Волею судеб большинство моих друзей здесь, в Софии, вообще в Болгарии, – это БСП, это социалисты, но давайте не забывать, что именно при социалистах, при президенте Пырванове, с которым я знаком, я с ним встречался, общался, но при нем, при социалисте, Болгария вступила не только в Евросоюз, но и в НАТО. И они такие себе социалисты, ну, как бы, своеобразные, не в нашем понимании. Что касается русофилов. Да, они тут есть, но любовь эта такая… я их называю некрофилами. Очень большой пиетет у болгар к памятникам российским, вот времен русско-турецкой войны.

Здесь всё с очень большим уважением и любовью. Но что касается, я тоже об этом писал, памятников советского периода, Великой Отечественной войны, ну, Второй мировой, есть факты осквернения, и даже у нас в Стара-Загоре, город очень спокойный, русских мало, это не Варна, это не София, где русских много. Здесь, ну, буквально, человек 50 если есть, и то хорошо. Но факты осквернения есть и, так сказать, символика присутствует на памятнике.

Всё это было, я об этом много говорил, много писал, но вот здесь есть некое отторжение. И, самое главное, пусть не думают россияне и вообще русские, на Украине, в Белоруссии, что здесь так любят русских: ты приезжаешь, выходишь на улицу, говоришь: «Я – русский», тебя все будут любить. Ничего подобного!

Может быть, в чем-то виноваты мы сами. Особенно когда поведение не совсем адекватное. Все-таки в чужой монастырь со своим уставом не стоит идти. Но русофильство здесь связано больше с периодом русско-турецкой войны и освобождением.

Хотя, с другой стороны, если говорить о проблемах Болгарии, это так называемое турецкое влияние, так теперь называют 600 лет, которые Болгария находились под турецким игом. В учебниках это теперь «турецкое присутствие».

Валентин Филиппов: Они смягчили формулировку.

Игорь Перминов: Трудно сказать. На официальном уровне – да. Но когда … я не буду называть учреждение, очень высокое учреждение в Софии, болгарское, там собеседование проводилось, и когда я сказал что не знаю, как правильно говорить «турское робство» или «турское присутствие», человек с которым я говорил, сказал «да какое присутствие, робство!». То есть, на уровне внутреннем, есть понимание, что это было иго, а на официальном … Я говорю: «Ну как, вот у сына в учебнике написано, что это присутствие». Ну, как бы, посмеялись и на этом закончили.

А «антирусская торпеда» как используется, – вот сейчас говорят, что Болгарию используют как некий рупор. Это высылка дипломатов под надуманными предлогами…

Валентин Филиппов: Ну, есть такое

Игорь Перминов: … ещё какие-то акции. И вот то, что начало происходить ещё летом, в июне, когда манифестации были в Болгарии, когда требовали отставки премьер-министра Бойко Борисова, это очень напоминало ситуацию майдана.

Валентин Филиппов: То есть, они как-то это с Россией связывают?

Игорь Перминов: Это попытка окружить Россию нестабильными государствами. Потому что, чего можно добиться отставкой Бойко Борисова? Это все продолжается, но как бы … здесь нужно понимать менталитет болгар. Если помните, у Льва Гумилева есть такое понятие «пассионарность». Так вот оно начисто отсутствует у болгар, они не агрессивные. Я помню манифестации до всего, которые у парламента, Народного Собрания Болгарии, возле других государственных учреждений, происходили. Это очень по-европейски, это зелененький газон, это стоит человек 10 с плакатом и они даже в мегафон приглушенным голосом кричат, чтобы не мешать отдыхающим. То есть, люди отстаивают свои права. Полиция стоит, один человек рядом совершенно спокойно.

И когда вот эти манифестации начались летом и даже были пострадавшие полицейские, это явно привнесенная провокация, и я в своих статьях делал вывод о том, что за этим стоят те же самые силы, которые действовали на Украине. Но менталитет другой, и никто здесь не будет бросать коктейли Молотова. Да, здесь есть национализм, требуют отставки, но никто ничего не предлагает взамен.

Валентин Филиппов: Хорошо. А вот более практично, что было бы интересно зрителям с Украины и из России. Уровень жизни в Болгарии, он как-то изменился со вступлением в ЕС? Стали люди жить как-то богаче? Может, появились какие-то новые отрасли экономики? Какие-то, понятно, закрылись. Что-то закрывается, что-то открывается. Появились ли какие-то возможности новые? Что дал ЕС Болгарии?

Игорь Перминов: Я могу судить только по рассказам своих друзей, болгар. Стало менее надежно жить, очень низкие пенсии, низкие зарплаты. Но дело в том, что одна из болгарских черт – это хитроватость …

Валентин Филиппов: …то есть, теневая экономика присутствует …

Игорь Перминов: … вот везде написано: последнее место в Европе и приводится статистика, вот минимальная зарплата. Да, минимальная зарплата самая низкая, но её же никто не получает. Ну, на крупных предприятиях, да, зарплата абсолютно белая. Большинство предприятий людям официально платят на карточку минимальную зарплату, а ещё 300-400-500-600 левов доплачивают сверху. Поэтому я могу судить о том, что в Румынии уровень жизни ниже.

Валентин Филиппов: Нас опять спасает коррупция, да?

Игорь Перминов: Ну, как спасает … это не коррупция, это уход от налогов.

Валентин Филиппов: Это и есть коррупция.

Игорь Перминов: Ну, возможно. В Болгарии очень спокойно. Вообще болгары очень медленные и достаточно такие с хитрецой. Они в любой ситуации находят какие-то положительные моменты. Да, они потеряли стабильность с приходом в ЕС. Да, есть очень сильное внешнее давление. Я возвращаюсь к ситуации с Бойко Борисовым, с этими вот волнениями. Я писал о том, что: какая разница, кто будет формально руководить Болгарией? Все равно решения принимаются в американском посольстве, а частично в Брюсселе.

Бойко Борисов, он как флюгер. Он пытается и давление России вот в ситуации с «Турским потоком», который сейчас называют «Южным», «Балканским», он пытается лавировать и, все-таки, соблюсти те обещания, которые он давал Путину, которые он давал России, и, в то же время, он подвергается огромному давлению со стороны американцев. Здесь нет политики, здесь экономика. Американцы продвигают свой сланцевый газ. Они уперлись, их не свернешь.

Валентин Филиппов: Ну, понятно.

Игорь Перминов: Он пытается лавировать и достаточно удачно. Любой другой человек, с любыми другими взглядами, придя не его место, будет делать то же самое. Потому что иначе – или рухнет часть экономики, или его просто уничтожат.

Валентин Филиппов: То есть в принципе с Болгарией та же ситуация что и с Германией. Идет сейчас борьба, давят на Болгарию, чтобы она ни в коем случае не пустила российский газ в Европу с юга.

Игорь Перминов: Уже пустят. Немцы, они более честные. Они говорят, как есть. Болгары говорят: «это газ не российский, а азербайджанский». Они говорят «мы его пускаем не себе, а в Сербию Вучичу», «строят не россияне, а какая-то там другая фирма». Хотя понятно, что за этим всем стоит, конечно же, Россия. Но все это очень аккуратненько сделано, и Бойко Борисову удается оправдываться. Как долго он протянет? Я думаю так же, как и Кучма. Рано или поздно его сметут, а вот кто придет вслед? Внутриполитическая ситуация … есть единственный лидер, который мог бы заменить Бойко Борисова, это нынешний президент Болгарии, Румен Радев, но ещё в самом начале, когда все начиналось говорили, что как только Румен Радев уйдет со своего поста, сделает политическую партию и станет рядовым политиком, его рейтинг, его популярность упадут как минимум вдвое. И это так.

Сегодня он популярный у болгар президент, и его возможности крайне ограничены. По сути, он может накладывать вето два раза на любое решение парламента. Если третий раз парламент проголосовал, то, извините, президент. Его возможности ограничены, но он для них, как для англичан королева, некий моральный авторитет. Действительно фигура очень интересная, но он тоже ничего не предлагает фактически в плане развития Болгарии, в плане экономики. Я вижу очень много параллелей с Украиной.

Валентин Филиппов: Ну, хорошо, я возвращаюсь на такой простой, банальный уровень. ЕС не дал Болгарии ни стабильности, ни экономического роста и не освободил её от коррупции.

А Украина хочет в ЕС и как объясняет: «Мы вступим в ЕС, и исчезнет коррупция. Мы вступим в ЕС, и начнется экономический рост. Мы вступим в ЕС, и у нас целые новые отрасли экономики появятся».

А вы мне тут говорите, что Болгария вступила в ЕС, пенсии маленькие, коррупция процветает, зарплаты платятся в конвертах. То есть, получается, что ЕС не в полной мере приняла Болгарию, да?

Игорь Перминов: Ну, скажем так, по своему менталитету, по своему поведению, по уровню общения Болгария, конечно, Европа. Финансовый уровень ниже, но, если судить по каким-то общественным местам, все очень интеллигентно, скажем так.

Стабильность – ну сейчас в Болгарии боятся потерять стабильность, потому что у них есть очень сильно раздражающий фактор – это Турция, которая сейчас начинает действовать изнутри. Она не хочет воевать с болгарами, она их хочет изнутри, поскольку в Болгарии две основные партии – это ГЕРБ и БСП – социалисты, но есть третья партия – ДПС, которую Даган создал. Это турецкая партия. И турки, как этническое меньшинство, занимают второе место после болгар, но третье место занимают цыгане.

Чем занимаются турки уже на протяжении довольно длительного периода времени – они раздают цыганам турецкие паспорта.

Валентин Филиппов: Логично, вообще.

Игорь Перминов: Цыганам это выгодно. Особенно приграничные районы. Ты едешь в Турцию – дешевле техника, дешевле многие продукты, с турецким паспортом ты проще пересекаешь границу, можешь больше провезти и так далее. И когда цыганский барон скажет: «Ребята, мы турки, давайте голосовать», в какой-то момент может оказаться, что это этническое меньшинство совсем не меньшинство. Тем более посчитать сколько цыган в Болгарии достаточно сложно.

Валентин Филиппов: Да, цыган может ходить три раза вокруг этого участка и голосовать с разными паспортами, кто ж их разберет-то.

Игорь Перминов: Ну их просто много, они много рожают. Недалеко от меня роддом находится, и возле него все время стоят люди, я болгар там не вижу, я вижу там цыган.

Валентин Филиппов: У вас очень европейские цыгане – они рожают в роддоме.

Игорь Перминов: Нет, они очень прилично себя ведут в основном. Ну, по крайней мере в Стара-Загоре всё очень спокойно.

Валентин Филиппов: Наркотиками не торгуют, нет?

Игорь Перминов: Я не употребляю. Я больше вот коктейля спиртного любитель, а что касается наркотиков – не знаю. Наверное, есть, какие-то сообщения в прессе мелькают, я не знаю связаны с этим цыгане или нет. Они здесь несколько отличаются, но цыгане есть цыгане. Это все-таки определенный менталитет, и это нужно понимать.

Возвращаясь к ситуации с давлением Турции – сейчас, они пытаются рассорить, внести раскол между премьер-министром и президентом. Это два сильных мужчины, у которых даже на ментальном уровне противостояние, и на политическом, и подбрасывается все время огонь. В конечном счете нынешние лидеры этой партии турецкой потребовали отставки и президента, и премьер-министра, то есть, задача ввести страну в максимально нестабильную обстановку, как это происходит на Украине. И стоят за этим, насколько я могу судить, все те же соросовские структуры.

Валентин Филиппов: Хорошо, а вот вы мне скажите, а в Болгарии там внутри есть с кем воевать? Теоретически в Болгарии кого-то с кем-то можно заставить воевать? Как на Украине русских с украинцами.

Игорь Перминов: Ну, достаточно сложно. Повторяю – совсем другой менталитет. Для того, чтоб болгарина разозлить, нужно наступить ему на ногу, плюнуть в лицо и желательно два раза ударить.

Валентин Филиппов: Ну, я не знаю…. Я про украинцев так думал.

Игорь Перминов: Нет, нет. Украинцы, может быть, чуть мягче россиян, но вот отношение к россиянам я могу на примере объяснить: тут есть такое местечко Бурково – очень много украинцев и русских там работает на большом предприятии. Был когда-то конфликт с цыганами. Цыгане после этого тут все поднялись и исчезли, почему – не потому что кто-то кого-то побил. Когда физический конфликт возник, они были в шоке, потому что, говорят: «Русские отрывали от копыт лошадей подковы и ими дрались». То есть, они такого представить не могли.

Валентин Филиппов: Ну, лошадь – это святое.

Игорь Перминов: Вообще, в принципе, ну, оторвать попробуй. То есть, когда вот этот вот русский, не знаю, как называть, псих или… Такое состояние, когда…

Валентин Филиппов: Азарт.

Игорь Перминов: Они этого не воспринимают. Для них это жутко. Они этого, наверно, побаиваются. Да, за счет этого в Болгарии достаточно спокойно, даже вот эти все митинги – ну в последнее время они чем заканчиваются – рок-концертами. Болгары очень любят отдыхать, они любят посидеть, поговорить, выпить ракии, пообщаться – вот то, к чему они. Попраздновать что-нибудь, очень много праздников различных. Они к этому в своих манифестациях и пришли. Пока не получается.

Но вот эта вот политика Кучмы: «И нашим и вашим» – мы и с Россией не ссоримся, мы и с этими дружим – так им не дадут. Постоянно идут провокации, постоянно подбрасываются палки в костер и пытаются вот разбередить как-то. Сейчас коронавирус, как-то поутихло, вроде бы. Посмотрим, чем это закончится дальше.

Валентин Филиппов: Скажите, а вот по вашим ощущениям, наверное, был какой-то момент, когда Россия упустила что-то, потеряла Болгарию?

Игорь Перминов: Вот все, как с Украиной. Что делал Зурабов в Киеве, я это прекрасно помню…

Он для дружбы с Россией раз в год на день России собирал несколько профессиональных русских, среди которых было несколько нормальных журналистов, тот же Чаленко, а так – в основном непонятные люди, которые зарабатывали…

Валентин Филиппов: У нас в Одессе чаще бандеровцев находили каких-то для таких встреч.

Игорь Перминов: То, что происходит сейчас в Болгарии. Тоже есть посольства, русские центры, выделяются какие-то деньги, русские центры существуют, русские клубы, но кроме как собрать детей на какой-то праздник, человек 10, или в кафе посидеть попить той же ракии – дальше этого не идет. У меня были какие-то предложения, когда я только приехал, но все это разбивается о стену чиновничьего формализма. Вот мы провели акции, мы посидели в кафе, мы отметили день России – всё.

Валентин Филиппов: Я должен сказать, что болгарские общества в Одессе гораздо более активно действуют, чем российские.

Игорь Перминов: Они очень хорошо себя проявили и здесь. Они, кстати, очень активные. В Софии у меня есть приятель – Валера Иванов, он прекрасно занимается, они помогают тем, кто приезжает учиться из Украины сюда. Здесь хорошее образование, европейское, и не только на уровне бумажки полученной, но и по качеству высших учебных заведений. Помогают людям, которые переселяются, это общество в основном бессарабских болгар, хотя они не отказывают любому украинцу, русскому, нет национализма, но они более сплоченные.

Валентин Филиппов: Ну, у нас в Одесской области болгары – это такая сила, и я должен сказать, что в пророссийские движения болгарские общества сделали очень большой вклад. То есть, они настоящие, они бойцы. Вот все, что вы говорите про русских в Болгарии, отрывающих подковы, я могу сказать про болгар Одессы, которые готовы столб выдернуть и размахивать, если что.

Игорь Перминов: Да, они молодцы и здесь. Вот с тем же Ивановым мы встречались, я помню с вице-президентом Болгарии, они достаточно влиятельны здесь, имеют свои возможности, но не особо их афишируют. Они молодцы, но собственно сами русские и вот российское посольство, конечно… ну, я не знаю, может они что-то делают, может я чего-то не знаю, но я этого не вижу.

Валентин Филиппов: Это секретная работа. Секретная.

Игорь Перминов: Возможно. То же самое, что на Украине. Поэтому, собственно говоря, здесь о русских судят по тому, как ты себя ведешь. К одному могут относиться плохо, к другому – прекрасно.

Валентин Филиппов: Ясно. Ну, давайте на этой позитивной ноте пожелаем Болгарии хорошего Нового года. Я вот тут начитался всяких прогнозов, что, там, до 2025-го года Болгария сократится на 30%, население… Я думаю, что в том климате, в тех условиях, все условия для демографического взрыва, а не падения. Ну и пусть благосостояние болгар растет, пусть хоть теневое, но растет.

Игорь Перминов: Я два слова добавлю, если позволите.

Валентин Филиппов: Да.

Игорь Перминов: Если болгары сумели перенести 600-летнее иностранное иго, сохранить свою идентичность, сохранить свою культуру, замечательную культуру, очень интересную, я думаю, они выживут. Они, может быть, сократятся, но для чего придуман коронавирус? Одна из целей – это, кроме как упорядочение, еще и некоторое сокращение. Так что это всех нас ждет. Спасибо вам.

Валентин Филиппов: Вам спасибо.

Игорь Перминов: И большой-большой привет России.

Валентин Филиппов: Да здравствует Харьков!

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх