Свежие комментарии

  • Вячеслав Пронин
    Предчувствуя провал построения глобализированного мира под управлением США,крысы начинают разбегаться создавая базы д...Юрий Селиванов: Ф...
  • Александр Салтановский
    Всё правильно, пиндосы и т.н. коллективный запад, будут помогать и давать деньги укРуине, но ровно столько, сколько н...Такие уж в украин...
  • Иван
    <i>Комментарий скрыт</i>Такие уж в украин...

«Карабахский сценарий» для Приднестровья и Украина

«Карабахский сценарий» для Приднестровья и Украина

Можно только удивиться, если вспомнить, что в одном из территориальных конфликтов Украина выступает как «гарант» в переговорном процессе между двумя странами

Речь идет о давнем молдо-приднестровском конфликте, затянувшемся на долгие 30 лет. В 1992 году он перешел в горячую фазу, и молодая Молдова начала военные действия по захвату самоопределившейся Приднестровской Молдавской Республики. Кровавая бойня, возможно, привела бы и к более плачевным итогам, если бы в нее не вмешалась Россия, введя в Приднестровье миротворцев.

Из грязи в князи или наоборот?

Полагаем, вы уже поняли, о чем будет идти речь. В украинских СМИ вовсю обсуждают приход к власти в Молдове новоизбранного президента Майи Санду и ее комментарии насчет необходимости вывода российских миротворцев из Приднестровья. Обсуждают реакцию украинских властей и возможные последствия намечающегося кризиса. Наконец, на 12 января назначен визит Санду в Киев, и ожидается, что приднестровская тема будет одной из основных в предполагающихся переговорах.

Но перед тем как влиться в эти дебаты, вспомним, как менялась позиция Украины по молдо-приднестровскому урегулированию. С 1992 года Украина оказывала приднестровским беженцам гуманитарную помощь.

Впрочем, Украина сразу же признала территориальную целостность Молдовы. Единственным «но» были небольшие волнения весьма массивной украинской общины Приднестровья (исторически территория была частью географической Украины и ранней УССР), но к какой-то консолидации общих усилий они не привели.

У Киева достаточно весомая дипломатическая роль в переговорном процессе между Молдовой и ПМР. Наравне с Россией она выступает гарантом мирного урегулирования (здесь стоит вспомнить поговорку «сапожник без сапог»). Наконец, Украина до 2014 года была, по сути, вторым по популярности государством среди приднестровских граждан.

В 2001–2003 гг. отношения между Молдовой и Украиной были довольно напряженными, президент РМ Владимир Воронин обвинял Леониду Кучму, что он-де оказывает поддержку «сепаратистам», отказываясь блокировать регион, граничащий с Украиной, и шантажировал блокированием вступления Украины в ВТО.

«Украинская карта» в урегулировании конфликта тогда действительно казалась козырем, тем более что по влиянию в регионе Киев не уступал Москве. Появился даже Киевский план создания Молдо-Приднестровской федерации, который вызвал лютую ненависть к Киеву молдавских унионистов, настроенных на объединение с Румынией.

С «оранжевой революцией» на Украине все поменялось. Исчезла былая дипломатическая мощь государства, план приднестровского урегулирования во время президентства Виктора Ющенко был не чем иным, как реверансом в сторону молдавских соседей. Он только раззадорил молдавских радикалов, а с 2006 года Киев окончательно перешел с позиций гаранта на роль подсобника Республики Молдова в усмирении Приднестровья.

Как говорится, в чужом глазу соломину видим, а в своем бревна не замечаем. События на Майдане, в Крыму, а затем и на Донбассе с появлением ДНР и ЛНР добавили Киеву головной боли. О статус-кво на приднестровском направлении не может быть и речи, тем более что недавнее президентство «пророссийского» Игоря Додона ознаменовалось существенным охлаждением молдо-украинских отношений.

Встреча постсоветских выпускников

И вот после ноябрьских выборов президента РМ пророссийские силы в Молдове терпят оглушительное поражение (к слову, во многом из-за голосов огромного количества молдавской диаспоры на Западе), и к власти приходит «проевропейская» Майя Санду.

Тезисно решительный настрой Санду понять сложновато. Ее не устраивает «мягкий подход» в переговорах с Приднестровьем, однако она против федерализации Молдовы. Она хочет, чтобы из ПМР ушли российские миротворцы, но, считая регион частью Молдовы, не хочет платить за потребляемый тут газ. В Приднестровье воинственную риторику Санду, само собой разумеется, не приняли. Президент республики Вадим Красносельский считает проблему вывода войск из региона искусственной, а заявления о российском контингенте носят политизированный характер и нацелены на смещение акцентов с реальной повестки диалога Кишинева и Тирасполя. Проще говоря, лишение Тирасполя какой-либо роли в переговорном процессе.

«Майя Пашинян» ― так ее с сарказмом называют эксперты, проводя аналогию с армянским премьером Николой Пашиняном и карабахским сценарием. Военные эксперты бросились сравнивать приднестровскую (вкупе с российскими миротворцами) и молдавскую военную мощь. Если в данном сравнении молдавская армия уступает, то с гипотетической поддержкой Румынии и Украины (и без участия России) очень даже превосходит.

Сразу после избрания на пост главы государства Санду занялась восстановлением молдавско-украинских связей. «Мы очень надеемся на поддержку официального Киева, потому что по-другому решить ситуацию в Приднестровье мы не сможем», ― заявила она. Похоже на лесть и призыв к консолидации усилий одновременно, но больше все-таки на лесть. В первую очередь речь идет не о политическом или военном урегулировании, а об экономической блокаде региона, зажатого между Молдовой и Украиной. Если Киев блокирует экономические потоки приднестровских экономических агентов, то выжить республике будет очень тяжело.

Украина пока такой ход не сделала, но если сделает, то грядет неминуемая реакция Москвы с очередным ужесточением уже российско-украинских отношений. Совершенно понятно, что из этого региона Россия не уйдет и окажет Тирасполю экономическую поддержку. Тогда-то вступит в силу вариант с вооруженным вторжением, который уже проходили в 1992 году, но тогда в войне не участвовала Украина!

Большой вопрос: а надо ли Киеву с его ворохом проблем залезать в этот формат? Владимир Зеленский выглядит на приднестровском направлении самым слабым игроком. Он одним из первых поздравил Санду с победой на выборах главы государства (говоря по правде, вторым, сначала она поговорила с президентом Румынии), а министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба анонсировал грандиозный визит Санду в Киев. К слову, рассыпался в поздравлениях к Майе и Петр Порошенко, которого она же обвиняла в сотрудничестве находящимся в розыске молдавским олигархом Владом Плахотнюком. То есть вся Украина в экстазе от нового проевропейского президента соседей. А с кем она будет вести переговоры ― это дело десятое.

А при чем здесь Одесса?

Так что же будут обсуждать Зеленский и Санду? Майя Санду уже объявила, что, по ее мнению, диалог по приднестровскому урегулированию в существующем формате ни к чему не приведет (в нынешнем формате «5+2» участвуют ОБСЕ, Россия и Украина в роли посредников и гарантов в переговорах, а США и Евросоюз ― в роли наблюдателей). И вот с Зеленским она будет обсуждать, как же общими усилиями поменять формат. Да еще так, чтобы Москва согласилась или вовсе была оставлена за бортом.

Повторимся, так в чем в этом довольно рискованном прожекте интерес Украины? Киев может использовать эти переговоры, чтобы ослабить влияние и переговорную позицию России по Донбассу. Политический шантаж: или Приднестровье, или Донбасс. Но Санду уже заявляла о том, что «грядущее» урегулирование приднестровского конфликта станет картой для отношений Украины и Донбасса. Верится в это с трудом, и после долгой дипломатической торговли о цене урегулирования позиция Москвы насчет как ПМР, так и ДНР с ЛНР может только ужесточиться. Тем более что Россия недавно ввела миротворцев в еще одну горячую точку постсоветского пространства ― Нагорный Карабах.

Сомнительная выгода. Предположим, что Зеленский с Санду действительно пойдут на жесткую изоляцию региона. России влияние в Приднестровье жизненно необходимо: здесь проходит одна из границ интересов Москвы и ЕС. Не потерять ПМР получится в таком случае только военной помощью. Украина, вестимо, военный коридор через свою территорию не пропустит. Остается единственный вариант ― Одесса (область граничит с непризнанной республикой), куда будет высажен российский десант. В Киеве этот вариант развития событий прекрасно осознают.

Все это лишь версии развития молдо-приднестровского конфликта. Вполне возможно, что Украина оценит все риски и решит, что ей важнее: мир и стабильная обстановка на юге собственной страны, в Одесской области и у Черного моря, или странные союзнические отношения со слабой, зависимой от Румынии Молдовой.

Также не менее возможно, что заявления Майи Санду о выводе российских миротворцев и помощи Украины в этом вопросе ― не более чем создание бури в стакане воды. Равно как и фантастические идеи о том, что Приднестровье отдадут Украине. Даже если Санду и Зеленский о чем-то там договорятся, их быстро осекут на Западе: там после Карабаха не заинтересованы в разморозке приднестровского конфликта. И ударят по Киеву и Кишиневу очень легко ― отменой экономической помощи.

Правда, кое в чем Приднестровье и республики Донбасса схожи. Нестабильная обстановка в не признанных международным сообществом государствах ― это главный симптом глубокого кризиса отношений постсоветских стран и толчок к их перезагрузке. Вряд ли в силах Владимира Зеленского и Майи Санду эту перезагрузку произвести.

Артём Бузила, ИА Альтернатива 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх