Свежие комментарии

  • Анатолий Лановой
    Главные виновники-армяне, а главные пострадавшие- азербайджане.Плачущему Горбаче...
  • Альберт Симонян
    Всё написано совершенно справедливо. Немедленно надо сменить власть в Армении.Юрий Селиванов: С...
  • Анатолий Лановой
    Вы правы, без америки, Руанды и конго, хрен бы мы в космос полетели. А без польских яблок где бы взять витамины для д...Дело тут не в гос...

Слабые мира сего. Правительство новое, кумиры старые

Слабые мира сего. Правительство новое, кумиры старые

Перестановки в правительстве Украины частью общества восприняты с воодушевлением: президент слышит и знает чаяния своего народа, некоторые одиозные министры убраны (хотя и не все), появился шанс на лучшее

Шанс, может, и появился, однако использован он не будет. От того, что в правительство вошли люди, близкие к олигарху Ринату Ахметову (например, новый премьер, львовянин Денис Шмыгаль), обычному человеку особых улучшений ждать не приходится. Более того, ключевые посты пока остаются за известными приверженцами Майдана — вице-премьер-министром по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Вадимом Пристайко (бывший ранее министром иностранных дел)министром МВД Арсеном Аваковым, министром иностранных дел Дмитрием Кулебой, министром юстиции Денисом Малюськой. А значит, самоубийственный курс будет продолжен.

И дело даже не в злой воле Зеленского, Сороса или Верховной Рады. Значительную долю ответственности за происходящее несёт та часть украинского народа, что не желает признать судьбоносные ошибки, которые привели к нынешнему печальному положению дел. Известно даже примерное количество людей, удерживающих Украину на якоре в районе социального бедствия.

К миновавшей годовщине Евромайдана украинские социологические службы провели уже ставшей традиционной серию соцопросов на тему отношения граждан Украины к событиям зимы 2014 года.

В целом различные соцслужбы в разные годы дают стабильные цифры убеждённых сторонников Майдана, которые продолжают считать произошедшее тогда положительным явлением, «революцией достоинства», «народным восстанием» и т.п. Например, согласно опросу КМИС в 2017 году, таковых начитывалось 56% (не согласных с положительным определением — 28,3%). По данным Украинского центра изучения общественного мнения «Социоинформ», в феврале прошлого, 2019-го, года 49% украинцев считали, что «революция» была осознанной борьбой за защиту своих прав. Согласно опросу Центра им. Разумкова в феврале сего года, 45,5% опрошенных опять-таки расценивают события шестилетней давности как «революции достоинства» (23% считают случившееся на Майдане «антигосударственным переворотом», еще 17,7% — «вынужденной сменой власти не совсем легитимными средствами»).

С учётом погрешности, различных методик и разности социологических служб мы видим в целом стабильную картину: половина населения Украины продолжает считать произошедшее «революцией» — в положительном смысле этого слова. Порядка четверти опрошенных с этим утверждением не согласны, а остальные колеблются. Понятное дело, что больше энтузиазма в восприятии событий Евромайдана высказывают Западная, Центральная Украина, Киев, а Восток и Юг настроены более скептично. Но самым важным вопросом в исследовании «разумковцев» мне показался «кого бы Вы поддержали, если бы события 2013-2014 гг. происходили сейчас?». В феврале 2020 года 39,1% опрошенных сказали, что не поддержали бы никого. 37,8% выступили бы на стороне Майдана, 10,2% — на стороне Антимайдана. Не смогли определиться с выбором 12,9%.

Итак, в 2020 году до 40% опрошенных, уже зная, что государство понесло колоссальные территориальные потери, убиты и ранены десятки тысяч человек, объём экономики Украины уменьшился почти в два раза, готовы снова наступить на те же самые грабли. Это баранье упрямство сложно воспринимать иначе, нежели фанатизм или дурость. Понятно также, что именно эти люди составляют львиную долю оценивающих события Майдана положительно, и именно этот массив является главной опорой постмайданного режима. Опираясь на него, можно бесконечно менять правительство, но не менять направление движения.

Учитывая реальные «достижения революции достоинства», которые привели Украину за грань выживания, поддержка 37,8% населения — это очень много. Конечно, есть среди них прямые выгодополучатели состоявшегося госпереворота, убежденные националисты, люди, опасающиеся уголовного преследования за совершенные режимом преступления, и так далее. Но есть и убежденные в своей правоте обычные обыватели. Надежды на их прозрение мало (даже обманутые могли бы за прошедшее время протрезветь). Симптоматично, что 38,9% опрошенных (фактически та же цифра) сказали, что не хотели бы вернуться в Украину, какой она была до 2014 года. То есть они даже гипотетически не допускают возврат в прежнее мирное время и эпоху экономического развития.

Следовательно, вопрос мира на Донбассе и внутриполитической оттепели, взаимоотношений с Россией и налаживания экономических связей зависит от позиции наиболее упрямой (если хотите, «упоротой») части населения. Даже победа на выборах более гибких и компромиссных кандидатов всё равно приводит к тому, что убеждённые сторонники Майдана подминают их под себя, и Украина возвращается к самоубийственному курсу последних лет. На этом безрадостном фоне частичная замена правительства является не сменой стратегии, но лишь обычной корректировкой рейтинга господина Зеленского.

Более того, под влиянием убеждённых сторонников Майдана колеблющиеся граждане тоже становятся «ястребами», увеличивая количество тех, кто видит прекращение кризиса на Донбассе не как базирующийся на Минских соглашениях взаимный компромисс, но полную капитуляцию ЛДНР. Так, большинство респондентов в исследовании Центра им. Разумкова (62%) выступают против предоставления и закрепления в Конституции «особого статуса» для Донбасса, 63% не поддерживают амнистию тем, кто принимал участие в боевых действиях на Донбассе, 68% не поддерживают идею введения в Украине федеративного устройства, предоставление русскому языку статуса второго государственного не поддерживают 54%. Отказаться от «евроинтеграции» ради воссоединения страны не готовы 60%, отказ от перспективы членства в НАТО и закрепление в Конституции нейтрального статуса Украины не поддерживают 54%. Иначе говоря, даже многие из тех, кто не считает майдан однозначно положительным фактором, готовы продолжать следовать его гибельным курсом, невзирая на войну и продолжающееся разорение. Это диагноз.

Время братского увещевания закончилось, и набор новых старых лиц (особенно ярый русофоб Кулеба на посту министра иностранных дел) делают дальнейшее ожидание просто бессмысленным. По сути у России остаётся лишь несколько вариантов. Первый: просто смириться с происходящим и отступить (то есть признать поражение). Второй: сохраняя статус-кво, дать майданным фанатикам возможность продолжать умерщвлять Украину, притом что Запад с Украины не уйдёт, и стратегическая безопасность России окажется, мягко выражаясь, под большой угрозой. Третий: активное вмешательство в украинские события (которое сейчас объективно невозможно хотя бы по причине второго фронта в Сирии). И, как вариант, четвёртый сценарий — «Россия возвращается за своими деньгами».

Как показывает практика, договориться с Киевом невозможно ни о прекращении огня, ни о нормализации деловых связей (в частности, Украина продолжает подавать иски в международные суды, хотя их отзыв был одним из условий газовой сделки в конце минувшего года). Фактически остался без погашения займ, полученный Киевом в 2013 году, продолжается водная, транспортная, энергетическая блокада Крыма (ее действенность — это другой вопрос), Россию не допускают на внутренний рынок Украины, в том числе и к процессу «большой приватизации» и т.д., и т.п. Так, может, пришло время менять эту парадигму?

Понятно, что многое зависит от зарубежных покровителей киевского режима, результатов президентских выборов в США, политической позиции украинских олигархов и прочих сильных мира сего. Но многое зависит и от Москвы, от жёсткости ее собственной позиции. Можно предположить, что в Кремле сейчас не до Украины, но, с другой стороны, тайм-аут можно с толком использовать для подготовки окончательного решения утомившего всех украинского вопроса. Который, в числе прочего, зависит и от существующей в украинском обществе позиции по легитимности госпереворота 2014 года — видимой первопричины ныне происходящих событий.

Принуждение к миру — это не только и не столько пушки, но и необходимость обрушения экономической ситуации до такой степени, чтобы неуверенная и сомневающаяся часть украинского общества окончательно выбрала сторону мира и нашла в себе мужество продиктовать агрессивным сорока процентам (а при решительной политике России их число, вероятно, уменьшится) волю большинства. Причём одновременно стараться доносить до народа Украины — в первую очередь населению дружественных и колеблющихся регионов — альтернативные варианты жизни и сотрудничества с Россией. Исполнение мирных договорённостей, восстановление добрососедских связей и нормализация внутри страны должны стать условием физического выживания, и только таким способом можно преодолеть нынешнее аморфное состояние украинского общества.

Новое украинское правительство — лишь продолжение старого и очередная попытка выиграть время. Этого времени давать нельзя. Сплочение большинства граждан Украины вокруг простых и понятных целей — мир и хлеб — будет для них действеннее отвлеченных рассуждений о «евроинтеграции» и «гиперлупах». Иногда приходится упрощать, но, временно упростив, действовать решительно и последовательно. Кстати, именно в жесткой последовательности и есть секрет успеха государственного переворота 2014 года — слабых и нерешительных лупят на все сто процентов.

Константин Кеворкян

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх