Свежие комментарии

  • Борис Леонтьев
    Я бы сформулировал по другому: "Байден не дурак, но Путин много знает. Про Байдена.Читатели Fox News...
  • Аркадий Цыганов
    Мы для америкосов враги, Навальный их выкормыш. Мы для него враги.Соловьёв задал не...
  • Максим Пипотя
    Вот тут я согласен....на хер этих америкосов терпеть....Соловьёв задал не...

Киев всё чаще поглядывает в сторону Турции

Киев всё чаще поглядывает в сторону Турции

 Кажется, что вернулись давно забытые времена хозяйничанья турок и поляков на землях, которые позже назовут Украиной

В XXI веке контроль над этими землями турки и поляки осуществляют не посредством прямой оккупации, как в старину, а через лояльное украинское правительство, идущее на уступки Анкаре и Варшаве в стратегических вопросах в ущерб интересам собственного народа.

Премьер-министр Украины Денис Шмыгаль прибыл в Анкару с двухдневным визитом 30 ноября. «Турция поддерживает суверенитет и территориальную целостность Украины, а также наши усилия по деоккупации Крыма. У нас взаимопонимание по всем вопросам нашей повестки дня. Мы без колебаний можем охарактеризовать Турецкую Республику как нашего партнёра и друга», -– сходу заявил он.

Его слова резко контрастируют с позицией Киева до 2014 года. Как известно, турки не стеснялись через голову Киева поддерживать так называемый меджлис крымско-татарского народа во главе с Мустафой Джемилевым и Рефатом Чубаровым. Джемилев и Чубаров могли напрямую, минуя украинское министерство иностранных дел, общаться с иностранными дипломатами о ситуации в Крыму и получать денежную помощь.

Посредником в этих контактах выступала Анкара, преследуя цель добиться выхода Крыма из-под юрисдикции Украины и превратить крымскую автономию в синоним турецкого вассалитета.

Киев же, с одной стороны, старался ограничить контакты крымских татар с Турцией, с другой – смотрел сквозь пальцы на радикализацию крымских татар, используя их как противовес русскому населению Крыма.

Когда Шмыгаль заявляет сегодня, что Турция с её подходом к крымско-татарскому вопросу – это союзник Украины, хочется указать на то, что статус Крыма поменялся, но не поменялись интересы Анкары. Она по-прежнему хочет видеть Крым частью Турции, пусть не в политико-государственном смысле, но в культурно-идеологическом. Крым, по плану турецких стратегов, должен стать продолжением Турции, географически вонзённым в «тело» Евразии. Вот почему Турция настаивает, что Крым – это Украина. Слабую коррумпированную и зависимую от заграничных траншей Украину туркам куда легче вытолкнуть из Крыма, чем влиятельную и мощную Россию.

Политика Киева в отношении Турции рассчитана на краткосрочный эффект и не несёт в себе признаков дальновидности. Режим Зеленского лихорадочно ищет источники внешнего финансирования для выполнения социальных обязательств перед населением. МВФ денег не дал, и Киев надеется выпросить их у Турции посредством уступок в вопросах оборонно-промышленного характера.

Так, Шмыгаль назвал направление сотрудничества с Анкарой – создание зоны свободной торговли для обмена товарами. Правительство Зеленского выдаёт эту договорённость за своё личное достижение, хотя о зоне свободной торговли с Турцией вёл переговоры ещё президент Виктор Янукович во время визита в Анкару в октябре 2013 года.

Шмыгаль обсудил в турками перспективы модернизации морских портов и производства авиационных двигателей и беспилотных летательных аппаратов. Двигатели и БПЛА планируют производить на базе госпредприятия «Антонов». Как сказал министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба в интервью турецкому агентству «Анадолу» накануне визита Шмыгаля, «интерес к самолётам украинского производства проявляют во всём мире».

Правда, «забыл» добавить, что нынешняя русофобская Украина имеет самолёты Ан благодаря самоотверженному труду и конструкторскому гению уроженца Подмосковья лауреата Ленинской и Сталинской премий, русского Олега Константиновича Антонова, который по приказу из Москвы перенёс своё опытно-конструкторское бюро из Новосибирска в Киев в 1950-х.

«Забыл» и о том, что без кооперации с Россией украинский авиапром переживает свои худшие времена и без российских комплектующих не в силах наладить серийный выпуск самолётов.

Кулеба заявил, что в Минобороны Украины изучают в качестве примера опыт ведения боевых действий в Нагорном Карабахе, где Турция сыграла ведущую роль в военном поражении карабахских армян. Он также выразил сожаление возникшими трениями между Турцией и другими странами в Средиземноморье. Заявив, что украинско-турецкое партнёрство несёт благо всему Черноморскому региону, Кулеба сказал: «…мы воспринимаем все страны региона в качестве соседних и дружественных, за исключением России. Москва для нас – сосед, но не друг».

Про благо для всего региона Кулеба явно солгал. Внешняя политика Турции при Эрдогане характеризуется напористостью и агрессивностью. Куда приходит Турция, там обязательно начинается война – Сирия, Ливия, Нагорный Карабах. Добавьте сюда конфликты Турции с Грецией и Францией в Средиземноморье, и вы поймёте, что такое турецкая политика.

Анкара позиционирует себя как представительницу и защитницу интересов всех мусульман, а стиль правления Эрдогана называют неоосманским. Он хочет восстановить влияние Турции в регионах, некогда контролируемых Османской империей. При этом Анкара заботится в первую очередь о своих интересах, а не о «территориальной целостности Украины». Например, в 2016 г. Эрдоган, рассуждая о членстве Турции в ЕС, сказал: «Не надо говорить «Европейский союз любой ценой»… Почему бы Турции не присоединиться к Шанхайской пятёрке? Я сказал об этом Путину, Назарбаеву…»

Шанхайской пятёркой Эрдоган назвал Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС). В неё входят Россия, Китай, Таджикистан, Узбекистан, Казахстан, Киргизия, Пакистан, Индия. ШОС сотрудничает с СНГ, ОДКБ и ЕАЭС – организациями, в которые Украина либо не входит и считает враждебными (ОДКБ, ЕАЭС), либо сокращает с ними контакты до минимума (СНГ).

На словах Турция поддерживает курс Киева в Европу и только в Европу, сама же готова интегрироваться на восток. Вывод: Анкара придерживается гибкой политики, Киев же смешон своей «деревянной» манерой видеть Россию извечным источником всех зол.

Летом 2016 года Анкара заблокировала принятие новых положений плана НАТО по безопасности для Восточной Европы, требуя признать Рабочую партию Курдистана террористической группировкой. Новые положения предусматривали увеличение численности контингента НАТО в Польше и Прибалтике. В Киеве это восприняли с энтузиазмом, а в Анкаре – без энтузиазма. Как видим, если Турции надо пойти на конфликт с НАТО, она это делает. Киев же считает членство в НАТО одной из своих главных целей. Можно ли после этого говорить, что Украина и Турция – стратегические партнёры везде и во всём?

Украина для Турции – всего лишь одна из точек на карте мира, где Анкара может ситуативно сыграть на текущих противоречиях себе на пользу. Украина для Эрдогана – часть османского наследия, а не страна, чей территориальный суверенитет важен. Турция с лёгкостью нарушает территориальную целостность других государств (Сирия, Ливия), либо без стеснения ей угрожает (случай Армении). С соблюдением прав человека у Турции тоже не ахти: репрессии против курдов, отказ признать геноцид армян во время Первой мировой войны.

Чтобы играть с Турцией в серьёзные игры, нужно соответствовать ей по своему политическому влиянию и геополитической значимости. Украина под это описание явно не походит.

Владимир Дружинин, Одна Родина

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх