Свежие комментарии

  • Борис Осипов24 января, 9:47
    Прикольная логика...
  • Володя Щербаков24 января, 9:41
    Из этого получается,что наша власть пасует перед пиндосами....А они поэтому всё больше наглеют.Поставим "точку" ...
  • Mihail Mirov24 января, 8:16
    Из-за того что в Америке, по возрасту, старый президент, Россия врагом и остаётся. А вот молодой, например - Никсон, ...Президент в США н...

Как Польша в одиночку вторую мировую выиграла

Как Польша в одиночку вторую мировую выиграла

Данный оксюморон в заголовке не имеет отношения к советскому времени, когда подобная мысль проскакивала исключительно в виде шутки после просмотра фильма «Четыре танкиста и собака». Всё-таки тогда люди ещё не выпадали массово в параллельную реальность, а были живы ещё миллионы тех, кто ценил жизнь и пролитую за неё кровь.

Тем не менее, «Историю пишут победители» — истина, исправно работавшая до вчерашнего дня, уже сегодня трещит по швам и рождает раз за разом «нетленные» шедевры, во всех отношениях грозящие потомкам потонуть в цунами междоусобных распрей, по-сравнению с которыми средневековые баталии покажутся шалостями по дележу детских игрушек.

Так получилось, что очередная волна накрыла польско-российские отношения, которые регулярно тестировались внутрипольским вандализмом, возведённым в ранг государственной политики. Война с памятниками (в данном случае советским воинам) в любой её форме — это, с одной стороны и если без привязки к конкретной эпохе, всегда есть признак крайней слабости позиции и, с другой стороны, свидетельство попытки погасить внутренние противоречия громкими публичными акциями.

Так или иначе, мы стоим на пороге, когда терпение России заканчивается и по всем признакам уже в ближайшее время архивы, ранее не публиковавшиеся, увидят свет.

Два слова о том, почему многотомные архивы не публиковались:

Постялтинский мир базировался на биполярной системе, когда два полюса поделили между собой часть стран (речь, прежде всего о Европе) вне зависимости от их роли до и во время Второй мировой войны. То есть, многие игроки, ставшие союзниками, ещё вчера были врагами и именно это диктовало сверхдержавам необходимость не педалировать прошлое, оставив миллионы документов в архивах потомкам до лучших времён, когда уже не останется живых свидетелей и публикации не будут сильно болезненными.

Так было со странами Варшавского договора, многие из которых были союзниками Рейха, также произошло и с теми же союзниками (включая и саму Германию), вошедшими в Западный блок.

Однако случилось то, что случилось: не дождавшись «лучших времён», началась эпоха переписывателей истории, направленная, прежде всего, на нивелирование роли Советского Союза (читай России) и превращение его в преступный режим, развязавший войну наряду с Германией. В авангарде переписывателей выступила Польша, что и подвигло президента России высказаться, наконец, прямо и недвусмысленно, вплоть до жёстких эпитетов в адрес некоторых польских довоенных государственных деятелей с последующим обещанием начать публиковать архивные документы.

Я не знаю, будут ли эти документы касаться только Польши, либо охват событий выйдет за её границы, здесь всё зависит от политической целесообразности, которую никогда не следует сбрасывать со счетов. К примеру, никак нельзя спрогнозировать, коснётся ли волна разоблачений роли Венгрии (сейчас с ней хорошие отношения), войска которой, как нам известно, не просто участвовали в войне на стороне Гитлера, но и отличались особой жестокостью, что породило негласный приказ красноармейцам «мадьяр в плен не брать». Также до сих пор вызывает вопросы роль Франции, до последнего оборонявшей рейхстаг (дивизия СС Шарлемань) и неведомыми путями попавшая в список победителей с послевоенным включением в состав постоянных членов Совбеза ООН.

Многое здесь пока непонятно, но одно уже можно сказать определённо: Польша напросилась точно и с этого момента колесо истории, скрипя и заваливаясь на поворотах, начнёт возвращаться на свою колею, где, я надеюсь, акценты будут расставлены и роли распределены не по мифам и сказкам, а по их реальным делам.

В этой ситуации, если говорить отстранённо, Польше следовало бы промолчать, но взыграл польский гонор. Последовало «Заявление Института национальной памяти в связи с заявлениями Президента Российской Федерации о Второй мировой войне и ее причинах», а затем, там же и на восьми языках, опубликовано обширное историческое исследование «Борющаяся Речь Посполитая, 1939–1945 г.г.» (автор Мацей Коркуць).

На первую «нетленку» я уже обращал внимание читателей, теперь же хочу более подробно разобрать вторую, общее содержание которой можно выразить следующими словами:

 

- все 1050 лет истории Польши (Речи Посполитой) — это бесконечные войны с соседями, которые стремились стереть её с лица Земли;

- Польша всю свою историю спасала Европу от порабощения другими державами;

- у Польши никогда не было союзников, а те, кто таковыми считались, всегда её предавали, включая Вторую мировую войну;

- пакт Молотова-Риббентропа — это главная причина войны;

- все предшествующие договора, типа Мюнхенского сговора, случились только по вине союзников Польши и с их согласия;

- Польша — единственная страна в мире, которая боролась с Германией от первого до последнего дня войны, когда все остальные или были разбиты и сдались, или стали союзниками Рейха;

- зверства немецких захватчиков над поляками равны зверствами русских;

- только благодаря Польше была одержана сокрушительная победа над Гитлером;

- если бы не Польша, Советский Союз захватил и поработил бы всю Европу.

Подтвердим сказанное цитатами из 145-страничного документа, которые желательно прочитать, несмотря на их относительное обилие:

«Вторая мировая война Вторая мировая война началась в 1939 г. с нападения на Польшу двух тоталитарных держав. 1 сентября 1939 г. на неё напал Германский Рейх, а через несколько дней, 17 сентября 1939 г. – Советский Союз».

«Решимость защитить границы, а в частности, крупные военные победы над большевиками под Варшавой и на Немaне в 1920 г., спасли не только Польшу от утраты независимости, но и бoльшую часть европейского континента».

«Тем временем оба тоталитарных соседа Польши, то есть национал-социалистическая Германия и коммунистический Советский Союз, последовательно стремились к разрушению версальского миропорядка».

«Польское общество, гордившееся своей только что возрождённой в 1918 г. независимостью и привязанное к идеалам гражданской свободы, становилось естественной преградой для развития тоталитарных государств – эманации современного рабства».

«Ленин и Сталин не собирались создавать одно или несколько коммунистических государств, а стремились к мировой революции, которая принципиально изменит социальный, экономический и культурный облик всех стран и народов».

«Проигранная война с Польшей в 1920 г. имела основное значение для приостановления продвижения революции. Именно Польша ограничила советскую сферу влияния на европейском континенте».

«Польша была первой страной, которая оказала вооружённое сопротивление Германскому рейху, которым правил Адольф Гитлер».

 

«Как и большевики, Гитлер начал быстро применять принципы конъюнктурного подписывания международных договоров и соглашений с целью достижения временных целей (в том числе, пропагандистских). И сразу же намечал очередные, ещё более далеко идущие цели, независимо от буквы и духа взятых на себя обязательств. Так было на мюнхенской конференции в 1938 г., когда Гитлер получил согласие западноевропейских держав на захват пограничных районов Чехословакии».

«В случае агрессии Германии на западе Польша должна была ударить на неё с востока, вынуждая разделить силы. И была полна решимости выполнить свои обязательства. Франция и Великобритания были связаны с Польшей только антигерманским союзом. При этом союзническими соглашениями не были охвачены боевые взаимодействия в случае советской агрессии».

«Тем временем планы территориальной экспансии объединили Германию и Советский Союз во временный союз интересов против Польши и меньших стран региона».

«Советская сторона, официально выступающая в Нюрнберге в качестве обвинителя, быстро поняла, что правда о секретном приложении к пакту Молотова–Риббентропа подтвердит, что Советский Союз тоже должен занять место на скамье подсудимых».

«Угроза нападения со стороны Франции и Великобритании должна была заставить Гитлера бороться на два фронта».

«Упорное сопротивление Польши открывало Франции и Великобритании путь в быстрому и победоносному окончанию конфликта с Германским рейхом».

«Французы и британцы были должны как можно быстрее ударить по Германии. Тем временем, несмотря на объявление Германии войны, французские сухопутные силы – намного более многочисленные, чем немецкие – почти бездействовали. Британцы также не выполнили своих союзнических обязательств в отношении Польши».

«Союзники приняли тогда трагическое по своим последствиям решение. Они единодушно подтвердили своё постановление о том, чтобы оставить Польшу в одиночестве в борьбе с Гитлером, без какой-либо эффективной военной помощи с их стороны».

«Берлин вздохнул с удовлетворением 17 сентября 1939 г. В этот день Красная армия пересекла по всей длине польско-советскую границу, столкнувшись с сопротивлением лишь отрядов польского Корпуса охраны пограничья (КОП) и немногочисленных подразделений Войска Польского и добровольческих отрядов».

«В некоторые части попал при- каз главнокомандующего, который – желая сохранить как можно больше подразделений – приказывал избегать боёв с большевиками, за исключением, когда они наступали или пытались разоружить подразделения».

«В то время, когда польскую армию добивали тоталитарные захватчики, союзнические самолёты сбрасывали на немецкие города всего лишь… пропагандистские листовки».

«Понесённые в Польше потери в военном снаряжении были настолько велики, что непосредственно после прекращения военных действий Германия не была бы в состоянии вести крупные военные действия на западе Европы. Этим также не воспользовались французы и британцы. Они остались в целом пассивными в отношении развития событий».

«Поведение Польши в сентябре 1939 г. стало концом полосы лёгких и безнаказанных завоеваний, укреплявших мощь Гитлера. И хотя в виду бездействия союзников в 1939 г. Германия ещё не почувствовала вкуса поражения, то сопротивление поляков превратило немецкую агрессию в международный конфликт. И независимо от всего это стало началом окончательного поражения как Германского рейха, так и его национал-социалистического фюрера».

«Несмотря на проигранную оборонительную войну и понесённые потери Польша в окончательном счёте должна была выйти из войны более сильной как в политическом, так и территориальном отношении (благодаря корректировке границ с Германией). И что немаловажно: более сильной также в моральном отношении – как страна, которая первая вступила в борьбу с Гитлером и полностью выполнила свои союзнические обязательства».

«...британцы и французы не оставляли иллюзий. Они чётко давали понять полякам, что война с Германией – это общая проблема, а вот война с Советским Союзом – только польская проблема. В принципе, оба государства оставляли советско-польский конфликт без внимания. В результате, как отмечалось на одном из заседаний правительства РП (Речь Посполитая — авт.), из числа европейских государств «только Польша находится в состоянии войны с СССР».

«На счету польских пилотов было аж 12 проц. всех потерь немецких самолётов над Великобританией».

«В январе 1944 г. наступающая с востока Красная Армия снова начала занимать восточные земли Польской Речи Посполитой. Несмотря на то, что Польша была частью лагеря союзников, эти территории были присоединены к Советскому Союзу насильственным путём, после чего начался новый этап порабощения».

«Условия, созданные немцами в оккупированной Польше, оказались несравнимо худшими тех, с которыми в течение очередных лет столкнулись общества завоёванных Германским рейхом государств Западной Европы. Характерно, что когда французские коллаборационисты объясняли во Франции необходимость очередных уступок немцам, они пугали угрозой «полонизации оккупации».

«Подобные преступления совершали во многих местах также некоторые действующие на немецкой службе «гранатовые» (синие) полицейские и сотрудники добровольческой Украинской вспомогательной полиции».

«Масштаб немецких преступлений, в которые Рейх втягивал сотрудничающие с ним коллаборационистские государства, показывает значение решения Польши о последовательной борьбе против государства Гитлера. Несмотря на колоссальные жертвы Речь Посполитая не опозорила себя какой бы то ни было формой сотрудничества с немцами. Поэтому если какой-нибудь гражданин РП в индивидуальном порядке шёл на сотрудничество с немецким оккупантом против гражданского населения или против структур Польского подпольного государства, то становился изменником родины. А за это могла угрожать смерть по приговору того же Государства. Польские конспиративные суды настолько, насколько это было возможно, выдавали приговоры, а вооружённое подполье приводило их в исполнение как в отношении сотрудников мундирных служб оккупанта, так и гражданских осведомителей, «шмальцовников» и других изменников».

«Следует отметить, что таких драконовских наказаний за укрывание евреев или оказание им любой помощи немцы не ввели нигде в Европе, кроме Польши, Сербии и территории Советского Союза».

«Когда немцы в 1941 г. занимали территории, оккупированные СССР, в сотнях местечек и населённых пунктов они проявляли жестокость и совершали преступления – прежде всего против еврейского населения».

«Советское господство на этих территориях прервало начало немецко-советской войны и утрата СССР земель в восточной Польше. Сталин использовал это время для жестоких репрессий в отношении населения. В это время советский террор по своей жестокости не отличался от немецких репрессий, а по масштабу неоднократно их превышал».

«И хоть в официальной советской пропаганде людей по закону не различали по национальности (как это делали немцы), то в действительности советские власти старались последовательно использовать нацменьшинства против «польской буржуазии и помещиков».

«В 1939–1941 гг. преступления НКВД и репрессии продолжались до последних минут советской оккупации. Они прекратились лишь после вторжения подразделений вермахта на восточные земли Речи Посполитой в 1941 г. Одновременно советские власти незаконно проводили принудительный призыв польских граждан в Красную Армию. В её рядах оказались от 100 до 200 тыс. поляков, насильно призванных во время первой советской оккупации».

«Это изменилось после того, как началась немецко-советская война, когда немцы заняли эту территорию. В 1943 г. они раскрыли советские преступления. И хоть осознавали собственные преступления, то знали, что эта правда раскроет человеконенавистнический облик Советского Союза, как одного из союзников».

«Преступная эффективность немецкой практики холокоста показала, что возможно уничтожение целых наций. Методом геноцида – как инструментом достижения целей – воспользовались подпольные структуры Украинской повстанческой армии (УПА), которая поставила перед собой цель создать независимую Украину в границах, включающих также часть территории Второй Речи Посполитой».

«Поэтому в 1943–1944 гг. на оккупированных немцами территориях юго-восточной Польши УПА систематически совершала резню польского граж- данского населения. Этот геноцид привёл к смерти более 100 тыс. поляков. Эти операции должны были привести за короткое время к полному истреблению польского населения в этих регионах».

«Безумие этих преступлений было в значительной мере приостановлено в результате стихийно предпринима-емых польских актов возмездия на украинских деревнях. Их жертвами стали несколько тысяч украинцев».

«Во взаимодействии с конспиративными политическими партиями была организована подпольная жизнь, которой по масштабу не было ни в одной другой стране, оккупированной немцами».

«Столь масштабной деятельности не было ни в одной другой стране оккупированной немцами Европы».

«Благодаря этим усилиям в конце 1942 г. удалось проблему порицания Холокоста и защиты еврейского населения подвергнутого немецкому террору на оккупированных землях обсудить на форуме Объединённых наций и совместно выступить на эту тему. Западные союзники не относились к этому энтузиястически: опасались, что оповещение этого может вызвать увеличение давления на скорое открытие второго фронта в Европе».

«Конец сотрудничества двух врагов Речи Посполитой был благоприятным обстоятельством».

«Начало немецко-советской войны было для поляков ожидаемым моментом разрыва солидарности агрессоров».

«Поэтому Речь Посполитая, будучи жертвой обоих тоталитарных государств, не была заинтересована в том, чтобы хотя бы одно из них чрезмерно укрепилось или одержало окончательную победу».

«Германия молниеносно стала государством, оккупирующим почти всю территорию Речи Посполитой. В такой ситуации власти РП решили попытаться нормализовать отношения с СССР».

«Со временем русские начали требовать быстрой отправки на фронт отдельных польских дивизий, не ожидая, пока завершится формирование остальных, что привело бы к их уничтожению за короткое время – особенно, при советском способе ведения боёв, не считаясь с собственными потерями».

«Вступление Соединённых Штатов во Второю мировую войну в декабре 1941 г. стало для поляков дополнительным источником оптимизма».

«Англосаксы, с тех пор, как стали союзниками тоталитарного советского государства, постановили передвинуть векторы военной пропаганды таким образом, чтобы сглаживать или обходить молчанием информацию о преступной природе СССР».

«К сожалению, природа советского государства, в действительности, не претерпела существенных изменений. Трагический опыт советской оккупации в 1939–1941 гг. подтвердил в глазах поляков образ диктатуры Иосифа Сталина как не менее насильственной, чем государство Адольфа Гитлера».

«Наиболее благоприятным для Польши сценарием развития событий на востоке был бы такой, если два тоталитарных государства погрязли бы в бесконечных боях – далеко на восток от польских границ, обескровили бы друг друга и ослабили свой военный потенциал».

«Сталин уже тогда требовал от британцев согласия на аннексию половины Польши, которая состоялась в 1939 г., старался, чтобы река Буг считалась западной границей СССР. Вопреки обязанностям в отношении Польши Лондон в 1942 г. был готов пойти на уступки по этому делу».

«Только в следующем году эту перспективу перечеркнули действия, которые Сталин предпринял в отношении Польши. Они начались после того, как Советский Союз укрепился после фронтовых побед над Германией и стал ведущей военной силой в 1943 г. К тому президент США изменил свою политику и стал больше уступать Сталину».

«Завершение битвы под Сталинградом принесло окончательный перелом на восточном фронте. Сталин встал перед перспективой победоносного марша Красной Армии на запад и реализации имперских планов захвата, по крайней мере, части Европы».

«В то время, весной 1943 г., президент США Франклин Делано Рузвельт изменил своё отношение к советским территориальным требованиям. Он отошёл от принципа защиты целостности территории польского союзника от советских притязаний».

«Таким образом Речь Посполитая, как единственная страна в мире из числа актив- ных членов антигерманской коалиции стала уже в годы войны целью внутрикоалиционной агрессии со стороны СССР».

«В конце 1943 г. на конференции в Тегеране Сталин получил непосредственно из уст Рузвельта и Черчилля тайное согласие на присоединение восточной половины Польши, что выразилось в утверждении так называемой линии Керзона в качестве восточной границы РП».

«Эта концепция имела шанс на реализацию, если был бы воплощен в жизнь план англосакского нападения на Европу со стороны Балкан. Однако отказ англосаксов от «балканского» сценария (также под давлением СССР) не похоронил всех надежд».

«Предполагалось, что политические и пропагандистские соображения, подкреплённые поддержкой англосакских союзников, заставят советские власти уважать польские органы власти и их суверенитет».

«Поэтому Сталин сначала отрицал, что в столице начались какие-либо бои. Однако быстро оказалось, что немцы не в состоянии подавить восстание (Варшавское восстание в августе 1944 г. - авт.) за несколько дней. Тогда в Кремле решили предпринять враждебные шаги в отношении польского восстания. Сталин прежде всего задержал наступление Красной Армии перед Варшавой, отказавшись от реализации прежних планов ударить на город. Дал Гитлеру время на полное уничтожение польских сил».

«Это было, парадоксально, последнее в этой войне проявление фактического (хоть формально несогласованного) советско-немецкого взаимодействия, направленного на реализацию совпадающих военно-политических целей, снова направленных против Речи Посполитой».

«Впоследствии коммунистическая пропаганда на протяжении десятилетий называла убитых людей «жертвами восстания», хотя в действительности это были очередные жертвы массовых немецких преступлений, совершённых за пределами фронта».

«В начале октября 1944 г., после 63 дней ожесточённой борьбы с превосходящими силами врага, повстанцы подписали капитуляцию перед немцами».

«В действительности же, советские власти также и в это время не проводили крупных операций с целью занять Варшаву, ожидая, когда восстание будет подавлено немцами».

«Войско Польское участвовало в освобождении Италии, Франции, Бельгии и Голландии».

«Вооружённые силы РП с самого начала войны участвовали в боях за свободу Норвегии, Франции, Великобритании, Италии, Бельгии, Голландии. Западноевропейские освобождённые общества после ликвидации немецкой оккупации могли спокойно вернуться к жизни и восстановлению своих государств».

«СССР захватил почти половину прежней государственной территории РП и поработил остальную страну. Не дал возможности восстановить независимую Речь Посполитую».

«...военные действия в Европе завершились безоговорочной капитуляцией Германии, подписанной в Реймсе 7 мая в 2.41, а потом в Берлине 8 мая в 0.16. Это был великий день в истории мира и большое облегчение для миллионов людей. Мы поляки, к сожалению, не могли принимать участие во всеобщем энтузиазме этого момента».

«...выходки солдат Красной Армии. В отчётах повятовых старост содержатся целые литании правонарушений против жизни и имуществу граждан, нападения, грабежи, изнасилования женщин, даже малолетних девочек, убийства мужчин, встающих на их защиту, это обычное явление».

«После совершённой УПА резни польского гражданского населения и приказанных советскими властями новых переселениях польского населения (на территории, расположенные на запад от новой границы) польские элементы почти исчезли с территорий бывших Волынского, Львовского, Тарнопольского и Станиславовского воеводств».

«В конце концов, площадь Польши в новых границах по сравнению с довоенной территорией сократилась аж на 20 проц. За восточной границей остались польские культурные центры (Львов, Вильнюс), дрогобычский нефтяной бассейн и земли, которые на протяжении веков были местом обитания миллионов поляков».

«Западные союзники согласились на очередные уступки перед Сталиным, стремящимся захватить польские восточные территории и поработить остальную часть страны».

«Ситуация ухудшалась в результате поведения русских, которые сознательно разрушали уже завоёванные города».

«Русские вывозили на поездах в СССР промышленное, энергетическое и коммуникационное оборудование. Разбирали целые фабрики, заводы и производственные линии. Вывозили снаряжение, сельскохозяйственные машины и продукты. Разобрали и вывезли также часть промышленной инфраструктуры из центральной Польши. На протяжении всей войны немцы организованно грабили польские произведения искусства и памятники старины. Грабёж был повсеместным явлением среди немецких функционеров».

«Кроме того отсутствие независимости, советское порабощение, коммунистический террор, уничтожение экономики свободного рынка и последующие десятилетия командно-распределительной экономики в тоталитарной системе дополняли баланс войны, начатой тоталитарным Третьим рейхом, а завершившейся победой тоталитарного СССР».

«Когда на конференции в Сан-Франциско (апрель–июнь 1945 г.) создавалась Организация объединённых наций (OOН), никто себе не представлял, что среди государств-основателей не будет Польши, которая первой воспротивилась немецкой агрессии».

«Несмотря на то, что форму ВПНЕ (Временное правительство национального единства, сформированное под контролем СССР — авт.) трудно было считать представительной для общества, западные союзники (в соответствии с заявлениями в Ялте), установили с ним дипломатические отношения, отменив признание легальных властей РП во главе с премьер-министром Томашом Арцишевским и президентом Владиславом Рачкевичем. США и Великобритания совершили это 5 июля 1945 г. В след за ними пошли десятки других стран мира».

«Законные власти РП в изгнании, снова покинутые западными союзниками, пытались продержаться в крайне трудных условиях последующие десятилетия, веря в будущее восстановление независимости».

«Последний (польский — авт.) партизан погиб в коммунистической облаве в 1963 г.».

«Представители польских политических кругов и властей, действующих в изгнании, а также представители национально-освободительного подполья и политики в стране продолжали обращаться к совести руководителей свободного мира».

«Что бы было, если бы в 1939 г. Германия не столкнулась с сопротивлением, а продолжала пользоваться политикой уступок? Что бы было, если бы не было борьбы поляков за свободу, которая обнажала советский империализм? Как покатилась бы история мира, если бы политика уступок Запада в отношении СССР была прекращена не в 1947 г., а намного позже? Эти вопросы стоит задавать, даже если мы никогда на них не ответим».

***

Так, Польша, ничтоже сумняшеся, натянула польскую сову на глобус, трактуя предвоенные и военные события исключительно в свете того, что Польшу предали все, кто только мог и не мог.

Думаю, следовало бы задать несколько другой вопрос: что такое в истории представляет из себя Польша, что даже начальник Великобритании У.Черчилль, будучи будущим формальным союзником, ещё в 1936 году вынужден был дать откровенную характеристику: «Польша — гиена Европы»?

***

И ещё один немаловажный вопрос: а как сами поляки относятся к истории своей страны, с которой, по признанию её же историков, мало кто считался?

В общем, позволим себе абстрагироваться от собственных оценок и предоставим слово самим полякам, комментарующим публикации, касающиеся как СССР, так и современной России.

Вот, к примеру, статья «Путин снова оскорбляет Польшу», воспроизводящая полный текст вышеупомянутого «Заявления...» Института национальной памяти Польши.

Комментарии:

marek500:

«В каждом конфликте есть победители и проигравшие, всегда каждая сторона старается представить свое поведение как правильное. Для нас это была агрессия, для них — использование ситуации. Я не хочу, чтобы меня неправильно поняли, потому что для меня нападение СССР в 39 году было агрессией, но если бы я был на их месте, я бы сделал то же самое. Там нет настроений в таких ситуациях. Даже если бы русские не атаковали, немцы сделали бы то же самое, за исключением того, что был бы один оккупант… Более быстрых антипольских действий можно было ожидать от украинцев и литовцев».

nteresariusz z PL:

«Конечно, я бы отказался от абсурдной пропаганды о том, что Советы были плохими, это не меняет того факта, что они протрезвели во время войны, и в качестве побочного эффекта своей победы они дали нам государство, которое мы потеряли под Германией.

То, что у нас были авторитеты, за которых нам должно быть стыдно, также неоспоримо.

Нельзя скрывать, что мы заигрывали с Гитлером больше, чем со Сталиным, только Сталин был не так глуп, как наши власти.

И если кто-то даже шутит, что быть нацистом хорошо, это не стоит никакого уважения».

Pedant:

«А что было большинством (населения — авт.) к востоку от Буга? И как были заняты эти районы? Разве не силой, например, в борьбе против украинцев или литовцев?».

Sol:

«Недавно правительство ТВП (польское телевидение — авт.) пропагандировало образ Путина в виде трупной головы с подписью «Россия». Со стороны марионеток Третьей Польской Республики рвотные ведра выливались в Россию при каждой возможности. 99% таких случаев не были связаны с интересами Польши.

Но мы требуем от русских, чтобы они относились к нам с достоинством, баловали нас, уважали, а не нападали. Шизофрения!».

RomanKa:

«Путин свободный человек ... он говорит, что хочет .... и кроме того, он говорит правду...».

Anna-PK:

«Путин принадлежит к сильной группе, которая позволяет ему говорить то, что он говорит, без каких-либо негативных последствий.

Польша, с другой стороны, принадлежит к банде... В этом разница между Путиным и польскими властями.

Я еще могу добавить, что Путин сказал, что при создании СССР Россия отдала Украине чисто российские территории, и он намерен проанализировать этот факт более подробно.

Он сказал, что Донбасс дал Сталин Украине для наращивания потенциала рабочих в тех самых сельскохозяйственных отсталых украинских областях.

И украинцы тоже бессильно это анализируют, с тем же эффектом, что и у поляков вышеупомянутая проблема».

AgnieszkaS:

«Прежде всего, Путин имеет поддержку своих граждан в стране, без этого его позиция была бы хрупкой, и ни один посторонний не мог бы удержать Путина у власти.

Даже от иностранных врагов, если бы только она получила, это было бы наполовину бедностью, хуже того, что польское правительство имеет больше врагов среди своих граждан, чем антагонистов за рубежом. Цинизм, ложь, эгоизм, эгоизм, самая обычная глупость и дезинформация делают небольшой шанс на суверенитет. Но это не удивительно».

Anna-PK:

«То, что вы пишете, показывает только вам и ваше видение реальности. И нет ничего такого, как я это вижу. Вой хриплого пса на Луну имеет тот же эффект, что и ваша оценка Путина».

Anna-PK:

«Польская политика. К сожалению, это польская традиция, много бездумных разговоров и врожденных генетических ссор. Если нет незнакомых людей, чтобы говорить о них, поляки поливают друг друга помоями».

Stanislav:

«Господин автор, какова цель манипулирования заявлением В. Путина на пресс-конференции?

В. Путин не обвинял Польшу в разделе Чехословакии, а просто напомнил (правдиво), что Польша приняла участие в разделе Чехословакии с Германией после конференции в Мюнхене 29-20 сентября 1938 года. Они участвовали в конференции и подписали так называемые Мюнхенское соглашение: нацистская Германия, Великобритания, Франция и Италия...

Идеологических уполномоченных из антипольского института Института национальной памяти трудно воспринимать как ученых. В случае с Катынью стоит ознакомиться с со следующим материалом:

(далее ссылки на материалы, разоблачающие версию причастности к трагедии СССР — авт.)».

Oscar:

«...Путин сказал несколько слов правды и завыл волшебник новой ложной истории Польши.

Ничего нового ... мы давно знаем, что такое Институт национальной памяти или историческая политика Польши.

Ничего хорошего не будет построено на выборочной лжи ...

а Солидарность строит усердно ... такая структура, основанная на лжи, не продлится долго».

Oscar:

«Путин сказал лишь несколько слов правды о белых пятнах в истории в версии Института национальной памяти или Солидарности ... он привел несколько исторических фактов, известных, хотя и замалчиваемых Институтом национальной памяти и Солидарностью ...

В контексте приведенных фактов вся пропагандистская версия истории Института национальной памяти и Солидарухов просто коллапсирует.

Путин заставил слушателей задуматься ... а Солидарность подняла крик ненависти, что кто-то ставит под сомнение их версию избирательной истории ...

История не избирательна, история полна ... вместе с взлетами и падениями, и мы хотим выучить такую историю (Институт национальной памяти и Солидарности не позволяет полякам делать это) ... только пропаганда избирательна с белыми пятнами и интерпретациями ... в случае Института национальной памяти и движения Солидарности - это пропаганда ненависти ... оно сеет ненависть, роет окопы между народами ...

И очевидно, что разжигание ненависти преследуется по закону ...

опять же, вы можете видеть, что закон Солидарности избирателен ...».

marek500:

«Если бы Ельцин продолжал править, это было бы так, как ты пишешь. На первом этапе Путин показал свои когти, и несколько потертых олигархов высадились в Сибири или были вынуждены эвакуироваться из России. Остальные получили четкий сигнал: либо они уважают Путина, либо конец этих миллиардов рублей на своих счетах. Во всяком случае, многие из этих детей ада поддерживают Путина, потому что считают его гарантом своего богатства. В отличие от нас, россияне очень прагматичны. Зачем им идти на войну с олигархами? Ведь обе стороны понесли бы огромные потери».

Laznik:

«На землях, оккупированных СССР в 1939 году, еврейские приближенные и бандиты были виновны в многочисленных убийствах польского населения, причем не только бандеровцы совершали эти преступления против поляков, но и евреи. Так или иначе, так называемые еврейские преступления оказались чрезвычайно популярными для преступлений евреев. Юденрат (собственная еврейская администрация в гетто) в обход еврейского населения в организации вывоза и ликвидации евреев в лагерях. Упрямое и всегда мстительное еврейство не осудило ни одного из этих еврейских бандитов за их преступления, совершенные против самих евреев».

***

Или вот ещё одна статья «Чему нас учит Путин?», несколько иного содержания и начинающаяся с, казалось бы, неожиданного для Польши утверждения:

«Прежде всего - очевидно, что Вторая мировая война была вызвана не Пактом Молотова-Риббентропа, а растущими противоречиями интересов великих держав. Мы не поняли этого в 1939 году, но в 2019 году мы должны наконец-то понять. Поляки, пора взрослеть!».

Комментарии польских читателей:

Oscar:

«Германия является врагом, потому что они хотят вернуть свои бывшие восточные земли.

Россия - единственная защита от Германии ... и это движение Солидарности сдается ... подвергая Польшу последствиям.

Не первое и не последнее предательство польской нации со стороны солидаристов».

marek500:

«...Интересно, что думали литовцы, которые думали о независимости (как Польша в 1918 году), как поляки раздевали их с Лениным после тайных договоренностей. А что чехи когда поделились ими с Гитлером. Немного размышлений. Что бы сделали поляки, если бы оказались на месте Сталина? Возьмите карту с тогдашними государственными границами, и если вы все еще думаете, что у Сталина был другой рациональный выход, обсуждать это стыдно. И еще одна вещь. Вы врете, что Гитлер и Сталин планировали совместную атаку на Польшу. Сталин мог догадаться, что Гитлер планировал вторгнуться в Польшу,... По крайней мере, поэтому они вошли на нашу землю 17 сентября, а не первого или второго. Я гарантирую вам, что если бы вместо СССР были Англия или Франция, они бы поступили так же, как Сталин. Без подготовки они не рискнули бы войной, а оккупация восточных территорий Польши резко сократила бы линию фронта».

Oscar:

«Сталин не атаковал, он вмешался. По приказу главнокомандующего «Не борись с Советами» не было никаких польско-советских боев.

Кстати, пакт Молотова-Риббентропа спас мир от Гитлера.

Немцы дошли до Москвы, но России удалось эвакуировать Донбасс на Урал.

Что бы было без этого пакта? Немцам было бы примерно на 400 км меньше до Москвы ... они бы въехали в Москву уже осенью ... Зима не помогла бы России. У России не было бы оружейных заводов, эвакуированных из Украины за Урал. Германия захватит всю европейскую часть России, и экономическая пустота после Урала ... пройдет через Кавказ до иранской нефти ... У них были такие планы, потому что им не хватало нефти.

Такой огромный Третий Рейх мог успешно защищаться годами ... полностью разрабатывать атомное оружие ... у них уже были ракеты ...

Пакт Молотова-Риббентропа спас мир от нацизма, и Гитлер совершил самоубийство с помощью этого пакта ...

А дураки-поляки (патриоты, идиоты), как обычно, поддерживают худшее в мире. После 89-го солидаристы также поддерживают худшее для мира».

Wican:

«...Россия - молодая страна, и сначала Польша была сильнее, затем Россия... Вот как выглядит вся история, а вы работаете в какой-то матрице? В другой мире? Пилсудский рисковал существованием молодого государства из-за дебильного (или агентского) решения... Обычный трус и его преемники, облажавшиеся в сентябре 2017 года. Военная гибель, политическая среда, гражданский трус».

***

P.S.: А ведь и правда, Польша, пора взрослеть!!! И начинать следует сверху, внизу все уже всё давно поняли.

 

Александр Дубровский

Картина дня

наверх