Свежие комментарии

  • Ли
    Александр, Вы как всегда правы и оправданно резки. В интересные всё же времена мы живём. Смех и слёзы...Александр Роджерс...
  • iv_danko
    У меня другой- почему их содержат за счёт россиян, причем доход у них очень приличный.Отдать Крым без р...
  • Галина Сергеева
    Обнаглели, оборзели! Вопрос в том, будет ли ответ на такую дерзость и самоуправство? Не пора ли призвать к ответу и ...Королева мелкоБри...

Таких теплых слов об Советском Союзе не слышал никогда! А их сказал – перебежчик

Таких теплых слов об Советском Союзе не слышал никогда! А их сказал – перебежчик

Уверен, многие из вас уважают и просто заслушиваются мнением Якова Кедми, родившегося в городе Москва под фамилией Казаков, но вот уже 50 лет являющегося гражданином Израиля.

Когда он говорит, в студии стоит невероятная громкая тишина. Такое впечатление, что сейчас он что-то скажет из недр самых тайных разведок мира. Причем говорит он достаточно жестко – смелости ему было не занимать, когда он был еще 19-летним юнцом. Ну, кто бы мог тогда решиться на такое, на что пошел Яков Казаков.

«Наезд» на Верховный Совет СССР

Работая на заводе бетонщиком-арматурщиком, поскольку надо было помогать семье, где было трое детей, 19-летний Яков Казаков – как его тогда звали – пришёл в израильское посольство в Москве и сказал: «Хочу эмигрировать в Израиль». Сотрудник посольства заподозрил, что акция Казакова является провокацией КГБ, поэтому просто ничего не ответил.

Спустя неделю, Казаков вновь пришёл в посольство, где на этот раз его все же снабдили материалами и бланками для эмиграции в Израиль.

11 июня 1967 года – в тот день, когда СССР объявил о разрыве дипломатических отношений с Израилем в связи началом Шестидневной войны – Яков публично отказался от советского гражданства и потребовал предоставления ему возможности выехать в Израиль.

В тот же день непонятно как, но ему удалось пробраться в американское посольство в Москве и побеседовать с консулом на тему выезда в Израиль.
А через год он осмелился написать письмо в Верховный Совет СССР, в котором осудил политику антисемитизма, потребовал освобождения от советского гражданства и провозгласил себя гражданином Израиля. В обращении к депутатам Верховного Совета СССР он написал: «Я не желаю быть гражданином страны, где евреи подвергаются насильственной ассимиляции, где мой народ лишается своего национального лица и своих культурных ценностей… Я не желаю жить в стране, правительство которой пролило столько еврейской крови… Я не желаю вместе с вами быть соучастником уничтожения государства Израиль…».

Его заявление стало первым открытым вызовом такого рода. Кроме того, он смог свои требования и слова опубликовать в западной прессе.

Проблемы была в том, что у Якова не было родственников в Израиле, а немногочисленные разрешения на выезд выдавались только в целях «воссоединения семей».

После выхода из американского посольства, которое прослушивал КГБ, Яков был задержан и допрошен, но – не арестован!.. Сотрудники КГБ хотели организовать призыв Якова в Советскую армию для его изоляции из общественной среды, но он заявил, что его родиной является Израиль и он готов служить только в одной армии – Армии обороны Израиля. Из-за ввода советских войск в Чехословакию его призыв в армию был отложен.

Так, танки в Праге изменили его судьбу. Потому что чуть позже он все-таки получил разрешение на эмиграцию и предписание в течение двух недель покинуть Советский Союз.

Отец был слишком умный для того Израиля

Сразу же после приезда в Израиль Яков занялся вопросом репатриации советских евреев. Перед его напором не устояли даже родители, которые поначалу даже и в мыслях не держали переезд. Тем более что советские власти не только запрещали им переезд, но и убеждали его мать в соответствующих органах сагитировать сына вернуться на родину.

В 1970 году непреклонный Кедми устроил даже голодовку возле здания ООН по поводу запрета родителей на переезд. И своего он добился – в том же году воссоединение семьи состоялось.

Однако одновременно с этим – но чуть позже – он переживет по этому поводу и личное горе.

Пресса тогда широко освещала приезд его родителей, особенно – встречу отца с Шимоном Пересом, бывшим тогда министром транспорта и связи. Перес, разразившийся прочувственной речью, отметил, что он рад, что такие люди, как отец Якова, приезжают в Израиль, поскольку стране нужны высококвалифицированные специалисты. Но когда отшумели эти восторги и пошли будни, отцу Якова работу найти стало невозможно. Причем стандартным аргументом для отказа был вердикт о том, что у него «слишком высокая квалификация». Несколько лет промыкавшись без работы, отец Якова решил попытать счастья в других странах. Оказавшись в Канаде, он вскоре погиб в автомобильной катастрофе.

Произойди это воссоединение лет через двадцать – все могло бы быть по-другому. Потому что всю свою жизнь Кедми посвятил помощи в репатриации в Израиль, прежде всего, советских граждан, и их адаптации в стране. Пойдя в 1977-м году работать в секретную службу «Натив» («Тропа»), которая тайно занималась именно этим, в 90-е годы он стал уже Главой этой организации.

Посчитано, что было бы с Израилем без россиян

Вот что о переезде в Израиль бывших россиян он вспоминает в своей книге-мемуарах «Безнадежные войны».

Процент имеющих высшее и среднее специальное образование среди репатриантов доходил до 55%, тогда как среди старожилов Израиля он в 1989 году – до начала массовой иммиграции – составлял лишь 28%.

По мнению компетентных израильских специалистов, Израиль оставался бы более отсталой в экономическом отношении страной, если бы не «русские». Без них экономика страны не смогла бы совершить того грандиозного скачка, который произошел в последние десятилетия. По некоторым подсчетам, если бы не «большая алия» (массовая репатриация евреев в Израиль), то доля профессионалов с высшим образованием составляла бы не 20,4%, как сейчас, а всего 10%. Объем же израильского экспорта равнялся бы не 80, а 50 млрд. долларов, при этом доля расходов на оборону в государственном бюджете составляла бы не 15%, а 20%.

Именно «русские» обеспечили колоссальный приток квалифицированной рабочей силы в израильскую промышленность. Грамотные и умелые «русские» рабочие, отличающиеся высокой культурой и дисциплиной, обеспечили резкое повышение производительности труда, которая за 20 лет поднялась на 30%.

Премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху в 2009 году на церемонии награждения израильских ученых-репатриантов вполне обоснованно заявил: «Массовая иммиграция в Израиль из стран бывшего СССР спасла экономику страны, поскольку многие репатрианты влились в учреждения, занимающиеся высокими технологиями, медициной, и в различные научные круги».

Огромная заслуга в переселении евреев на историческую родину принадлежит Кедми лично. Именно в результате его усилий удалось перенаправить почти весь поток евреев с израильскими визами в Израиль, в то время как до этого 90% выезжавших отправлялись в другие страны. Кедми ввел новые правила выезда, предотвратив, например, почти полностью переезд эмигрантов в Вену.

Правда – и только правда. Теперь о войне с Египтом

Кедми проявил себя жестким и смелым и, самое главное, честным, не только в своей борьбе, которой он посвятил жизнь, не только в своих публичных выступлениях, но и в главном чистилище – на войне!

Приехав в Израиль, Яков стал бойцом Армии обороны Израиля. Служба его проходила в танковых подразделениях, а затем – в военном училище и разведшколе.

Когда Яков учился в общевойсковом офицерском училище, он кроме личного оружия получил в качестве взводного оружия 52-мм миномет. Однако офицер, он же инструктор, толком не объяснил, как пользоваться минометом, отослав его к курсантам, знакомым с этой «трубой». Курсанты объяснили ему все, что касается миномета, не касаясь деталей техники стрельбы. И, когда дело дошло до итоговых учений с боевой стрельбой, Яков из-за танковой привычки приподнимать голову, а не пригибать ее к земле, получил тяжелую слуховую травму обоих ушей.

Официально его признали военным инвалидом, но он отказался покинуть Цахал (армия обороны Израиля). Переквалифицировался в офицера-разведчика бронетанковых войск и добился зачисления в разведшколу при спецназе. В Войне судного дня он воевал в одном танке с будущим премьер-министром Израиля – Эхуд Бараком.

Вот какими откровениями он делится в своей книге о Войне Судного дня в 1973-м году, когда на Израиль напали Египет и Сирия.

…Член его экипажа майор Ишай Изхар умер буквально на руках Якова, полностью окатив его комбинезон всей вытекшей из раны кровью. При этом приходислоь продолжать стрельбу, пробиваясь сквозь шквал противотанковых ракет. Смерть была рядом, и многие воины, запомнившиеся своей улыбкой, превращались в трупы. Нельзя без содрогания читать строки об участии Якова в опознании трупов сгоревших танкистов. Отсюда, видимо, его убежденность в том, что нельзя упускать никакой возможности для решения вопросов мирным путем, а не на поле боя.

Многие воспоминания Кедми идут в разрез с общепринятыми в Израиле фактами и формулировками.

Так, «героический бой» израильских десантников у «Китайской фермы» оказался на поверку вовсе не героическим. Этот бой для воздушно-десантного батальона закончился плачевно. Его бросили против позиций лучше вооруженных и поддержанных танками египтян. В результате батальон был наголову разбит и рассеян более подготовленным противником. И никакой «египетской атаки» остановить им на самом деле не удалось. По мнению Кедми, этот позорный бой, названный «героическим», был типичным случаем пропаганды, задачей которой было поднять боевой дух и скрыть неудачи. Яков перед собой подобной задачи не ставил. И он, к примеру, правдиво описал, как четверка израильских «Скайхоков» несколько раз в течение двух часов пыталась уничтожить артиллерийскую батарею, но так и не попала в нее.

А еще откровением выглядят сцены взаимоотношений воюющих друг с другом египтян и израильтян. Кажется, на войне такого быть и не может…

Накормив ужином попавшим к ним в плен египтян, израильтяне отправили их спать, снабдив одеялами и едой. А наутро наблюдалась подлинная идиллия: пленные египтяне с израильскими экипажами танков и бронетранспортеров готовили завтрак, превратившийся затем в совместную трапезу. При этом египтяне вызвались помочь в раздаче еды и мытье посуды…

Из войны Кедми, по его признанию, вышел другим человеком. Выстраданное им кредо он сформулировал так: «Нет ничего хуже, чем самообман, – это прямой путь к неудаче. ПРАВДА начинается с того, что человек отказывается врать самому себе, и я решил ради себя самого никогда не обманывать».

Конфликт с Нетаньяху

Ушёл из «Натива» Кедми в 1999-м году – из-за конфликта не с кем-нибудь, а с премьер-министром Биньямином Нетаньяху. В ответ на опубликование Кедми содержания письма об отставке, Нетаньяху раскрыл журналистам скрытые части из отчёта Государственного контролера Израиля, из которого следовало, что Кедми якобы подкупил российского чиновника .

После этого были долгие разбирательства, Кедми, не соглащаясь, выступал на телевидении, чем очень возмутил власть, но все равно его отставка была неизбежна –Нетаньяху объявил о фактической ликвидации «Натива» в старой форме и передаче его под контроль «Моссада».

Лучше слов о России и не скажешь

В конце своей книги Яков Кедми признается в том, что его основные качества, обеспечившие успех в борьбе и многочисленных войнах, были приобретены в Советской России. Уместно его признания не пересказывать, а процитировать:

«В России сформировалась моя личность, мои моральные и нравственные принципы: уважение к человеку, независимо от его происхождения, национальной или религиозной принадлежности, обостренное чувство справедливости как в обществе, так и вообще. В России я научился любви к родине, любви к своему народу и готовности к самопожертвованию во имя идеалов, в которые веришь. В России я научился бороться до конца и никогда не сдаваться, даже когда ты один против всех и у тебя нет никаких шансов.

…В России меня научили ценить книгу, культуру и образование, хорошее воспитание и искусство. С детства я привык относиться с отвращением к дешевой и примитивной политической пропаганде, к лицемерию, особенно властей предержащих и членов партии, к торговле принципами и образом жизни. В России я научился относиться с презрением к людям, посвятившим свою жизнь наживе и деньгам. Несмотря на жестокий режим, несмотря на лицемерие и ложь, заполнившие советское общество и в конце концов погубившие его, все свои качества я приобрел в России и нисколько не жалею об этом».

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх