Свежие комментарии

  • Валентин Щербаков
    Меняются гетманы, президенты на Окраине, а она как была так и остается использованным гондоном, наследственность, к ...Такие уж в украин...
  • Вячеслав Пронин
    Предчувствуя провал построения глобализированного мира под управлением США,крысы начинают разбегаться создавая базы д...Юрий Селиванов: Ф...
  • Александр Салтановский
    Всё правильно, пиндосы и т.н. коллективный запад, будут помогать и давать деньги укРуине, но ровно столько, сколько н...Такие уж в украин...

Пакт Путина – Байдена

Пакт Путина – Байдена

Украину уже поделили, но в Киеве об этом не знают.

Какое счастье, не будет войны! Шойгу приказал отвести войска от границы, а Путин пригласил Зеленского в Кремль! Миру – мир! Разрядка! Те, кто подаёт последние новости в этаком ключе, не дочитывают до конца информационные сводки. Ни о каком замирении речь не идёт, отнюдь!

Что означает «отвести войска от границы», если на границе стоит 120-тысячная ударная группировка плюс обеспечение? Это не пара дней и даже не пара недель, это полтора-два месяца. Фактически никто пока никуда не уходит. И, к слову, дословно приказ, отданный Шойгу, звучал так: «Детально спланировать возвращение войск в пункты постоянной дислокации». Разницу между «отвести войска» и «спланировать возвращение» объяснять нужно?

Теперь о приглашении Путина. Что сказал президент России – Зеленский может приехать в Москву, но только после того, как переговорит с глазу на глаз с руководством народных республик. Какова вероятность, что он с ними переговорит? Правильно, нулевая вероятность. А теперь сами судите, какова цена информационным благоглупостям, публикуемым по наущению офиса украинского президента – тем срочно требуется подпереть валящийся рейтинг Зеленского и выставить его победителем в «войне с Россией».

Но реальность такова, что обострения уже не избежать.

Многие гадали, с чего это вдруг Владимир Путин в своём послании Федеральному собранию вдруг начал говорить про известную сказку Киплинга. А ведь это не интервью, когда в запале можешь сказать что в голову пришло, – такие выступления готовят долго, выверяя каждую букву. Но всё же не остаётся ни капли сомнения, кто же этот Табаки, о котором сказал президент. Владимиру Зеленскому впору было напрячься, но намёк он не понял, ибо не унимается: «А мы идём на север!»

Понять Путина, озвучившего своё послание с традиционным византийским акцентом – иносказательно, но предельно ёмко, – Зеленскому, право, стоило. Однако, судя по реакции киевского официоза, суть сказанного до прямых адресатов не дошла. Потому попробуем перевести с византийского. Сказал президент вот что. Первое. Янукович – последний президент Украины. Таким образом, в представлении Кремля, после государственного переворота 2014 года у наших соседей безвластие. И реагировать на приглашение Зеленского встретиться в Донбассе нет ни малейшего смысла – с кем говорить-то? Украинское государство семь лет как несамостоятельно. А Янукович, помнится, обратился к Москве накануне своего бегства – просил оказать ему, незаконно низложенному законному президенту, военную поддержку в рамках двусторонних межгосударственных договорённостей. Действие каковых, к слову, не истекло. Не оказали поддержку тогда – не беда, окажем сейчас! Так что Путин совсем неспроста указал: для Кремля президентом Украины остаётся Янукович.

Второе. «Вокруг Шерхана, – намекнул Путин, – крутятся мелкие табаки, подвывают, чтобы задобрить своего сюзерена. Киплинг – великий писатель». Нетрудно понять, кто шакал, правда? А «шакал» в лексике Путина хуже любого ругательства, помните это его крылатое – «шакалят у иностранных посольств»? Вот и делайте выводы.

Последний шанс Украины

На прошлой неделе канцлер Ангела Меркель с трибуны ПАСЕ объявила: Германия приняла окончательное решение о поддержке строительства «Северного потока – 2». Чуть больше сотни километров трубопровода уложат скорее всего уже в текущем году самым ударным темпом. И российский газ хлынет в Европу, минуя Украину. Дело даже не в том, что Украина замёрзнет – её экономике окончательно настанет каюк. А дальше будет так: сопредельные с Россией украинские регионы станут выстраивать отношения с Москвой самостоятельно (соответствующие изменения в региональные законодательства были загодя внесены), и вся украинская государственность, таким образом, рассыплется как карточный домик. Так что война для Зеленского чуть ли не единственный способ отсрочить конец унитарного украинского государства. И чуть ли не единственный шанс сохранить целиком хотя бы половину страны – ту её часть, что по левую сторону Днепра. И если даже война не начнётся завтра, Киев начнёт её послезавтра. Непременно начнёт. Не может не начать.

Но Россия получила то, что хотела. Мы достроим «Северный поток – 2». Дело небыстрое, даже если работать без сна и отдыха. Но как только труба зайдёт в территориальные воды Германии, руки Шойгу будут развязаны – и тогда трепещи, Украина!

То, что министр обороны Таран нипочём не отдаст приказ к бою, стало понятно ещё прошлой осенью – с той поры у Тарана и началось противостояние с фракцией «слуг народа» в Раде и с собственным генералитетом, возглавляемым главкомом ВСУ Хомчаком. На прошлой неделе Хомчак побывал в Лондоне, где встретился с британским министром обороны. И англичане, как говорят, пообещали бравому Хомчаку любую поддержку, вплоть до военной, но убедительно намекали не тянуть с наступлением. Так вот, по возвращении в Киев Хомчак собрал лояльный генералитет и объявил, что право отдать приказ к наступлению в Донбассе он делегировал командующему операциями объединённых сил Наеву. И тот взял под козырёк. Впрочем, куда больше шансов, что стрелять начнут «парамилитарные» добровольческие формирования, не подчиняющиеся Минобороны. Пару лет назад военное командование отодвинуло соединения добровольцев от линии разграничения – от греха подальше. Но на днях лидер «Национального корпуса» и полевой командир одиозного «Азова» Андрей Билецкий пообещал вернуть свои части на боевое дежурство (и вернул!) вразрез с распоряжениями оборонного ведомства. Не секрет, как они относятся к перемирию – в высшей степени негативно. Как, впрочем, и к Зеленскому. Одно слово Билецкого – и начнётся бойня. Появление нацкорпуса Билецкого на передовой в Донбассе или на подступах к Крыму может слишком перенапрячь кадровых военных. Зато никто и ничто не помешает Билецкому собрать ударный кулак на харьковском направлении, чтобы устроить кровавую провокацию. Не обязательно на российской границе – достаточно устроить бойню в самом городе, что Билецкий однажды уже проделал, укрощая Харьковскую народную республику (объявившую об отделении от Украины раньше Донецка с Луганском). Обвинят во всём, как водится, Россию, и украинской армии ничего не останется, как отдать приказ к бою. В прошлые выходные, по слухам, в Москве объявился самый популярный претендент на кресло харьковского градоначальника, Михаил Добкин – знающие люди сравнивают его визит с неожиданным появлением в Кремле Владимира Константинова зимой 2014-го. Определённо Добкину озвучили некие неприятные перспективы, касающиеся Харькова, и приятные, касающиеся его самого. Предупредили о чём-то важном. Стало быть, война может начаться именно с провокации в Харькове – к этому, во всяком случае, готовятся.

Михаил Погребинский, политолог (Киев)

– Для того чтобы побудить Кремль к диалогу, Зеленский выбрал неверный тон. Зачем-то припомнил фразу Путина «если драка неизбежна, бить надо первым» и увязал её с подворотней и хулиганами. Он на кого намекал-то? Хорошенькое сравнение! Неудивительно, что призыв остался без ответа. Впрочем, как вытекает из сказанного Путиным на следующий день, Кремль не воспринимает Зеленского и его «слуг» как законную власть Украины, а стало быть, исключает для себя саму возможность переговоров с непризнанной незаконной властью. И Януковича Путин упомянул совсем неспроста. Важно, как мне кажется, понимать следующее: в восприятии Зеленского и его команды коронавирус – куда большая угроза, чем война в Донбассе. За год пандемии умерли чуть больше 40 тыс. украинцев, если верить официальной статистике. А за семь лет войны в Донбассе – 13 тысяч.

Заграница не поможет

Но начать стрельбу могут не только украинские военные и добровольцы. У линии разграничения сегодня полно иностранцев. Военные инструкторы из Канады, США и Великобритании, порядка 200 человек (только официально). Два добровольческих соединения из Польши, численностью в три сотни штыков. Отряд польских снайперов. Литовский и грузинский батальоны – две с половиной сотни бойцов. Чтобы устроить провокацию – а цель стягивания украинской военной техники к границе именно в этом и заключается, – вполне достаточно решительного народа. Не секрет, что приказ польским наёмникам могут отдать из Лондона, куда надысь летал Хомчак. Поляки особо чутки к приказам британцев. Нашим военным волей-неволей придётся вмешаться, ведь в Донбассе как минимум полмиллиона российских граждан.

Примечателен тон иностранных публикаций о возможном российско-украинском конфликте. Россияне перебрасывают эшелон с техникой радиоэлектронного подавления, сообщают западные издания, ссылаясь на Conflict Intelligence Team (двойника скандально известного Bellingcat). И показывают видео, на котором якобы 342-й радиотехнический полк из Забайкалья следует в Крым. «Россия перебросила военные самолёты в Крым, усилив свои возможности для политического запугивания или военного вмешательства», – нагнетает The Wall Street Journal. Военные эксперты издания разъясняют: то, что воздушная группировка россиян почти полностью состоит из тяжёлых истребителей и истребителей-бомбардировщиков, свидетельствует о наступательной стратегии Москвы. Но это не означает, что удар нанесут немедленно, указывает глава ЦРУ Уильям Бёрнс. «Развёртывание войск достигло точки, с которой оно может перерасти в военное вторжение, и нашим союзникам стоит воспринимать это всерьёз». «Это не демонстрация, – соглашается президент фонда «Потомак» Филипп Карбер, – это подготовка к масштабному наступлению. Я не прогнозирую нападение уже завтра, но в течение двух-трёх недель этот вариант для России возможен».

Хотят ли русские войны?

Путин в своём выступлении подчеркнул: «Мы не хотим сжигать мосты». Между тем всё не так однозначно. Как показала практика, акт «русской весны» – лучший способ обуздания внутренней протестной активности. Уже мало кто помнит, но «болотная» история 2010–2012 годов закончилась весной 2014-го, когда Крым воссоединился с Россией. Сегодня протестная ситуация вновь накаляется. И дело не столько в Навальном, сколько в уставшем от пандемии и связанных с ней неприятностях и ограничениях обществе. Верный способ обернуть протест вспять и, кроме прочего, заручиться народной поддержкой в преддверии думских выборов – маленькая победоносная война в Донбассе. Решение наступать, чтобы окончательно решить «украинский вопрос» и разрубить таким образом затягивавшийся семь лет подряд гордиев узел, может быть принято и в пику Западу, заигравшемуся в санкции и, по некоторым данным, готовящемуся в этот раз пойти до конца – отключить систему международных платежей SWIFT и опустить перед Россией железный занавес. Начало боёв в Донбассе в таком случае может стать жёстким ответом – если Запад не прислушивается к увещеваниям, то, быть может, его убедят действия?

А ещё по реакции ряда стран Запада похоже, что Москва и Вашингтон уже обо всём договорились келейно и раздел Украины по Днепру, таким образом, часть большой остающейся в тайне сделки. Пакт Путина – Байдена! В любом случае в Москве перестали отрицать то, что Россия «сосредотачивается» у границ совсем не затем, чтобы до медвежьей болезни запугать Украину. Где будет проходить «красная черта», мы будем определять сами, указал Путин. И как-то не слишком верится, что это импровизация. Наверняка с западными партнёрами всё уже согласовано – к вящему ужасу украинского руководства.

Невозможно не отметить ещё один штрих. Семь лет назад внезапный визит швейцарского гостя Дидье Буркхальтера остановил наступление Российской армии (а накануне Совет Федерации, напомним, одобрил проведение военных операций за границей). За эти годы российская элита провела масштабную работу над ошибками, концы подчищены, и козырей для откровенного шантажа у Запада не осталось. Тогда восторжествовал рациональный подход, однако о том, что пришлось сдать назад, у нас помнят. И вот появился шанс всё переиграть заново – заманчиво? Как будто и не было никакого Буркхальтера. Так что начало военных действий – это не только сигнал Москвы Вашингтону: мы вас не боимся, это как бы последнее слово в неоконченном разговоре.

Руслан Горевой

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх