Свежие комментарии

  • Natalija
    Николай, в первую очередь начните с себя, наводить в себе порядок, обратя внимание на то, что пишите постоянно в пред...Кедми рассказал о...
  • Natalija
    Сейчас показывают, как украинский военный самолёт при посадке развалился на двое,и сгорел с 27-ю курсантами. А здесь ...Кедми рассказал о...
  • Natalija
    "Думает" за всех Всевышний. Вот под Харьковом упал сейчас, надвое разломился, сгорел украинский военный самолёт с 27 ...Кедми рассказал о...

Зачем возвращаться к формату G8?

Зачем возвращаться к формату G8?



Эта тема, так или иначе, поднимается от встречи к встрече. На этот раз министра иностранных дел ФРГ Франка-Вальтера Штайнмайера подчеркнул принципиальную готовность западных стран обсуждать возможность возвращения России в состав клуба ведущих мировых держав, который по факту именуется, как «США и шестёрки».

Это имеет мало общего с реальной позицией «большой семёрки», ведь Штайнмайер лишь выразил надежду на будущее, которую они планируют начать реализовывать только в 2017-м. То есть еще год страны «семерки» будут смотреть за Россией, думать, оценивать, прикидывать и ставить свои условия, которые нам, если честно, вовсе не интересны.

В свое время господин Лавров сказал, что Россия «не цепляется за формат «восьмерки». «Восьмерка» - клуб неформальный, членских билетов там никто не выписывает, никто никого оттуда выгнать не может по определению».

На тему «а оно нам надо?» было сказано довольно много. В связи с предложением Ф.-В. Штайнмайера, вопрос возникает снова: «Зачем?». Зачем России возвращаться к формату G8?

Очевидно, что нынешний формат «1+6» уже не имеет ни политического, ни экономического влияния. «Семерка», еще будучи «восьмеркой», превратилась в некую «тусовку», смысл которой — демонстрировать единство настроений и интересов «цивилизованных стран».



Мировую политику они не определяют, а лишь подстраиваются под существующую повестку – «перемывают кости» врагам, после основной процедуры, коей является фотографирование. Обсуждаемые темы едва ли отличаются от какого-то иного переговорного процесса, поэтому обсудить те или иные вопросы, мы можем в двустороннем формате с США, что, по сути, гораздо удобнее.

Сегодня можно сказать с полной уверенностью, что Россия имеет моральное право определять мировую повестку. Так что если вдруг мы захотим подключиться к G8, то исключительно на наших условиях, которое могут в корне изменить переговорный формат, то есть из нынешнего G7, нужно как минимум сделать такую «восьмёрку», которая будет реально работать и решать дела, скажем так.

Естественно, даже если и есть у России какие-то соображения по поводу переговорного процесса, едва ли Запад на них отреагирует должным образом, тем самым подтвердив, что они не готовы превратить этот когда-то значимый международный институт в нечто большее, чем «тусовка» американских сателлитов.

По сути, нет разницы, вести разговор с «семёркой», с «восьмёркой» или ещё с кем-то. Главное, чтобы это был продуктивный диалог, подкреплённый конкретными действиями, а не пустой болтологией и дешёвым политическим пиаром. По-видимому, раз они раздумывают над привлечением России, компания «хромых уток» нуждается в сильном звене и, естественно, речь идёт о Москве.

Одним глазком на «семёрочную» повестку. Главные темы встречи в Хиросиме: борьба с международным терроризмом, ситуация в Южно-Китайском море, а также вопросы ядерного разоружения.

Боюсь, что каждая тема имеет «переговорные нюансы». Борьба с терроризмом без России – не борьба, ситуация в Южно-Китайском море без Китая – абсурд. То же самое и касаемо ядерного разоружения…

В итоге выходит, что эта «компашка G7» – сборище политических импотентов, без каких-либо серьезных последствий, но думающих, что они до сих пор могут ставить свои условия и определять мировую повестку. Что ж, удачи!

Небольшой бонус:



Антон Орловский,
специально для Politikus.ru

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх