Свежие комментарии

  • Дмитрий Gold
    Аплодируют стоя, только тупой не разберётся насколько прав автор.Бойтесь усталости...
  • Борис Баженов
    Это Вам надо учиться... Но, наверно, поздно. Слишком примитивно мыслите про химию. Наука ушла уже так далеко, что и п...Александр Роджерс...
  • VORON VoronS
    Дурачок ты картонный!!!!"Сиди и не кукаре...

Юрий Селиванов: При условии твердой государственной воли

Никакие, даже самые правильные, законы сами по себе целостность государства не обеспечат — таков едва ли не главный урок русской истории 

Юрий Селиванов: При условии твердой государственной воли

Президент РФ Владимир Путин, комментируя принятие поправок к Конституции в ходе всенародного референдума 1 июля с.г., прямым текстом указал на недопустимость присутствия в Основном законе государства положений, способствующих его разрушению:

Право выхода республик из Советского Союза было миной замедленного действия, Россия должна избежать подобных ошибок, сообщил президент Владимир Путин в передаче «Москва. Кремль. Путин» на телеканале «Россия 1».«Я абсолютно убежден в том, что мы правильно делаем, что принимаем поправки к действующей Конституции. Они будут укреплять нашу государственность». По его словам, в советской Конституции был заложен ленинский тезис о праве выхода республик из состава СССР – мина замедленного действия. Путин отметил, что эта норма повторялась и в последующих Конституциях СССР. «Разумеется, подобных вещей мы должны избежать», – сказал глава государства.»

    Было бы абсолютной глупостью не соглашаться с Президентом в том, что по уровню своей самоочевидности спорит со сменой дня и ночи. В Конституцию государства, несомненно, должны быть вмонтированы надежные предохранители, исключающие его легитимный развал.

Однако данная тема отнюдь не исчерпывается только необходимостью принятия соответствующих конституционных норм. По той простой и очевидной причине, что жизнь любого государства и общества определяется не только, а временами даже не столько буквой закона, даже если он основной.

Самый красноречивый пример у меня до сих пор перед глазами. Это референдум СССР 17 марта 1991 года  о сохранении нашей Родины во всей её полноте и целостности. Согласно действовавшему в то время законодательству, данный референдум являлся высшей формой прямого волеизъявления народа, который по Конституции был единственным источником власти. Следовательно, воля советских граждан, выраженная на референдуме, а они подавляющим большинством выступили за сохранение страны (112 миллионов человек, 76% голосовавших), была абсолютно непререкаема и подлежала неукоснительному соблюдению.

Тем не менее, правящая клика  тогдашнего СССР, уже настроенная на развал государства и на получение в результате этого неограниченных личных выгод,  полностью проигнорировала Конституцию  СССР,  наплевала на итог Референдума и уничтожила государство вопреки воле народа – его единственного законного хозяина.

     Иначе говоря, наличие в Конституции каких угодно юридических предохранителей ни в коем случае не может считаться панацеей и стопроцентной гарантией от любых дальнейших развалов. Путин, как умудренный огромным государственным опытом руководитель, это наверняка понимает. И потому мои слова адресованы тем, кто это, возможно, понимает не в полной мере. И возможно думает, что главное, после принятия поправок, уже сделано.

Причины, по которым в Советской Конституции в своё время было закреплено право наций на самоопределение, вплоть до отделения и даже созданы национальные союзные республики, которых в России никогда прежде не было, являются исторически обусловленными и на тот момент времени могли не иметь разумной альтернативы.

Не говоря уже о том, что развал страны начали отнюдь не большевики, а те своекорыстные временщики и авантюристы, которые  захватили власть в России после краха династии Романовых. Чтобы убедиться в этом, не обязательно даже читать труды  Ленина. Достаточно познакомиться с дневниковыми записями русского писателя-эмигранта Ивана Бунина, кстати — ярого противника большевизма, который в своих «Окаянных днях» очень выразительно описал то, как российские  «либерал-демократы» после свержения царя торговали Россией. В частности, буквально уговаривали Финляндию выйти из состава страны:

 «Я видел очень большое собрание на открытии выставки финских картин. До картин ли было нам тогда! Но вот оказалось, что до картин. Старались, чтобы народу на открытии было как можно больше, и собрался «весь Петербург» во главе с некоторыми новыми министрами, знаменитыми думскими депутатами, и все просто умоляли финнов послать к черту Россию и жить на собственной воле: не умею иначе определить тот восторг, с которым говорились речи финнам по поводу «зари свободы, засиявшей над Финляндией». И из окон того богатого особняка, в котором происходило все это и который стоял как раз возле Марсова Поля, я опять глядел на это страшное могильное позорище, в которое превратили его.»

  Именно то «могильное позорище» вместо великой России, которое досталось Ленину и большевикам, вынудило их поступать по отношению к национальным окраинам, где кипели разбуженные падением трехсотлетней монархии националистические страсти, крайне осторожно. Кое-кого пришлось отпустить на все четыре стороны, ибо процесс зашел слишком далеко. Например, Польшу и ту же Финляндию. А кого-то убедили остаться. Но на весьма мягких условиях, частью которых и было право на самоопределение. Иных вариантов тогда просто не было. А точнее альтернативой была война всех против всех с практически гарантированным самоуничтожением всей России.

То есть это  было неизбежное следствие той исторической катастрофы, которую потерпела российская государственность  в начале 20 века.   Сомневаюсь, что на месте Ленина, которому досталось такое наследство, кто-нибудь сделала бы больше.

Однако большевики, особенно сменивший Ленина на посту руководителя государства Иосиф Сталин  прекрасно понимали и другое. Что бы не было записано в Конституции, решающую роль в дальнейших судьбах страны будут играть не означенные там юридические нормы, а реальное соотношение сил.  В том числе между центром и регионами. Именно поэтому всемерное укрепление централизованного Советского государства и было главным дело большевиков вплоть до начала Великой Отечественной войны. И поскольку они добились на этом поприще, всеми доступными средствами, весьма впечатляющих результатов, построенный ими монолитный Советский Союз  имел возможность прекрасно существовать без риска его развала изнутри на протяжении многих десятков лет. И никакие юридические крючки не могли ему в этом помешать.

Иначе говоря,  дееспособная и сильная центральная власть, бывшая единственным реальным органом государственного управления на огромной территории 1/6 части суши, полностью гарантировала территориальную целостность Советского Союза безотносительно к   записанному в его Конституции праву отдельных республик из него выйти.  Именно в этом заключается главный урок истории,  остающийся полностью актуальным и по сей день.

Непререкаемое полновластие Союзного центра, а не писаные на бумаге конституционные нормы, было нерушимой основой единства страны. И, конечно, никто в то время не мог предположить, что наступят совсем другие времена.  Но они наступили. И как только власть ЦК КПСС в конце 80-х годов прошлого века стала расползаться на манер старого одеяла, а её носители оказались откровенными слабаками с дрожащими руками,  как тут же всё полетело вверх тормашками и от  казавшейся незыблемой нерушимости страны не осталось и следа. Фатальную слабость и даже беспомощность позднесоветских правителей моментально почуяли те, кто хотел  и спешил этим воспользоваться в своих шкурных интересах.

Против этой стихии, вызванной к жизни фактическим крахом государственного центра, любые  юридические нормы были уже бессильны. Если на то пошло, то даже в той «дефективной» советской Конституции  имелись вполне достаточные правовые рычаги, чтобы остановить растаскивание державы. Тот же референдум СССР, например. Но это не помогло, да и не могло помочь в условиях, когда главная «скрепа» огромной страны — её центральная власть проявила недопустимую  слабость и позорное малодушие.

Пишу это сейчас для того, чтобы еще раз напомнить. Никакие, даже самые правильные писаные бумаги еще никого и никогда не спасали, если не были подкреплены реальной и достаточной силой государственной власти. Именно это необходимо понимать и сегодня, чтобы не поддаваться спонтанному благодушию, дескать, дело уже сделано, можно и расслабиться. Увы, нет!  История таких диванных настроений не прощает. А тех, кто предается этому безмятежному мироощущению, жестоко наказывает. Причем,  без особого промедления и порой даже без шанса на исправление допущенных ошибок. Так что лучше их впредь не допускать. Тем более, что в  истории нашей Родины их уже было столько, что даже если учиться только на них, можно запросто стать круглым отличником.

Юрий Селиванов, специально для News Front

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх