Свежие комментарии

  • Борис Осипов
    Украина и мазохиз...
  • Сергей Дмитриев
    В такой размашистой статье не упомянут феномен устойчивого прироста поголовья ярдеров в РФ за последние 20-30 лет, ка...Капитализм мёртв....
  • Борис Осипов
    Вот такая у них пропаганда...А мы вообще из Конституции убрали пропаганду...Евгений Сатановск...

«Предъявите обвинение американцам»

О финансовом "драйвере" Третьего Рейха

Фюрер англосаксонской сборки

С начала т. н. «гласности» и «нового мышления», почти на протяжении последних четверти века, нам стараются внушить, что мы жили в тоталитарной стране, которой правила банда преступников, на счету которых – масса тягчайших преступлений, включая развязывание Второй мировой войны. Некоторые «историки», типа беглого горе-разведчика В.Резуна, старательно проталкивают в массы состряпанную английской разведкой «правдивую» версию прихода Гитлера к власти при активной роли СССР и лично Сталина. 

«Предъявите обвинение американцам»

Дескать, коварный злодей Сталин задумал сокрушить страны западной «демократии» с помощью наивного дурачка Гитлера, которого даже обозвал соответственно – «ледокол революции». Но потом этот «ледокол» внезапно «прозрел», включил задний ход и едва не сокрушил породившего его Сталина... Резун и ему подобные «эксперты» написали десятки, если не сотни книг, в которых убеждают читателя, что если бы коварный Сталин не задумал захватить весь мир, то и никакого Гитлера не было бы. Как и Второй мировой войны, и многомиллионных жертв.

Однако для начала следует разобраться: а откуда же, собственно говоря, взялся Гитлер? А еще лучше – проследить его жизненный путь после Первой мировой войны.

Если коротко, то Адольф Алоизыч Гитлер в те времена был руководителем карликовой партии и профессиональным тунеядцем. Себя он позиционировал писателем, однако доходы с мизерных продаж «Майн Кампф» (с 1925 по 1929 гг. продано чуть более 25 000 экземпляров) едва ли позволили бы прокормиться не только самому Гитлеру, но и его домашним животным. 

Однако это не мешало тунеядствующему «писателю» Гитлеру вести в середине 1920-х гг. весьма расточительный образ жизни – вилла в Альпах, машина с личным шофером... И это в то время, когда вся остальная послевоенная Германия прозябала в нищете! К началу 1930-х гг. Гитлер обзавелся уже внушительной свитой – телохранители, секретари и даже повара. К тому времени и его партия стала удивительным образом разрастаться и набирать силу. Так, в августе 1929 года в Нюрнберг на съезд НСДАП съезжаются в специально заказанных поездах (!) около 200 000 членов партии. 

Причем, как несложно догадаться, поезда арендовались не за счет госбюджета. В связи с этим возникает один вопрос: а откуда у Гитлера и его партии нашлись такие средства? В стране, мягко говоря, далеко не комфортная обстановка, полным-полно безработных, чудовищная инфляция, Германия выплачивает репарации по грабительскому Версальскому договору, а будущий фюрер и его партайгеноссе катаются, как сыр в масле!

Здесь стоит отметить, что после Первой мировой войны Германия мало того что была разорена и закабалена репарациями, но и фактически утратила независимость. Особенно это касалось ее экономики, которая жестко контролировалась зарубежными (в первую очередь – американскими и английскими) корпорациями и концернами. Например, известнейший немецкий химический концерн «ИГ Фарбениндустри» контролировался американским «Стандарт Ойл» (т. е. Д.Рокфеллером), «Сименс» и АЭГ попали в вассальную зависимость от «Дженерал Электрик», принадлежащей Дж. П. Моргану. 40% германских телефонных сетей принадлежали американской корпорации ITT, германские металлургические предприятия в значительной мере контролировались тем же Рокфеллером, фирма «Опель» попала под контроль «Дженерал Моторс» (под коим, к слову говоря, находится и сегодня). Не остались без внимания американцев и англичан и немецкая банковская сфера, и железные дороги, да и вообще все более-менее ценные «активы», включая политиков и руководителей партий.

Поэтому все, что происходило в Германии в период между двумя мировыми войнами, не могло произойти само по себе, а только лишь с разрешения из Вашингтона или Лондона. И продвижение Гитлера к власти, разумеется, никак не могло ускользнуть от внимания англо-американских хозяев Германии. 

Оно и не ускользнуло. Скорее наоборот: Гитлер всегда вызывал повышенный интерес у весьма влиятельных господ как в США, так и в Англии. Причем настолько влиятельных, что они сумели фактически назначить вождем немецкого народа человека, германского гражданства не имеющего. Подданным Германии Адольф Алоизыч официально стал только в 1932 году: до этого он был гражданином Австрии. 

В том же году Гитлер, совершенно этого не скрывая, встречается со многими интересными людьми – английским финансистом Норманом и Джоном Даллесом (будущим госсекретарем США) и его братом Алленом (будущим главой ЦРУ). Вряд ли эти господа говорили с фюрером о погоде или о перспективах развития немецкого пивоварения. Иначе с чего бы впоследствии братья Даллесы приложили немало усилий, чтобы этот факт из их биографии не получил широкой огласки?

Дальнейшее известно: Гитлер чуть ли не в приказном порядке становится фюрером, и буквально сразу же ему оказывается такая помощь, на фоне которой меркнет так любимый англичанами и американцами лендлиз, который, по их мнению, и помог СССР выиграть Вторую мировую войну. В июне 1933 года (т. е. через полгода после назначения Гитлера рейхсканцлером) Германия получает от США кредит на $2 млрд, от Англии – на $1 млрд. 

В 1934 году «Стандарт Ойл» строит в Германии заводы по производству бензина, которые пригодятся Гитлеру уже в весьма недалеком будущем. Американские фирмы «Пратт-Уитни» и «Дуглас» передают немецким самолетостроителям ряд патентов, да и вообще оказывают почти дружескую помощь. Кстати, эта помощь (инвестиции) достигала порядка $500 млн в год, так что после этого как-то смешно вспоминать Сталина, который не только ничего не давал Гитлеру, но и сам в скором времени взял немецкий кредит в 200 млн марок.

Щедрые западные кредиты, технологии и «моральная» поддержка позволили Гитлеру превратить Германию из нищей страны в одного из лидеров экономики довоенной Европы. Кроме того, не только вернуть без единого выстрела утерянные после Первой мировой войны территории, но и значительно расширить границы Рейха за счет Австрии и Чехословакии. Да и создание первоклассной немецкой армии – целиком и полностью заслуга англосаксонских спонсоров.

Понятно, что чудес на свете не бывает, и западная помощь Гитлеру предоставлялась не за красивые усы. Серьезные господа из Вашингтона и Лондона, умеющие считать каждый цент, рассматривали Гитлера исключительно как долгосрочный проект, призванный в конечном счете сокрушить неподконтрольную Антанте Советскую Россию, после чего прибрать к рукам ее ресурсы и поиметь таким образом весьма солидный гешефт.

«Страны истинной демократии» долго и целенаправленно готовили Гитлера к «расширению жизненного пространства» на Востоке, щедро снабжая Германию всем, чем только можно, причем помощь эта продолжалась и во время войны.

 

Гитлер как локомотив американской экономики

Споры о причинах возникновения Второй мировой войны будут вестись еще не одну сотню лет. Однако если сопоставить факты, нетрудно прийти к выводу, что Европа была нужна не столько даже Гитлеру, сколько совсем другим людям, у которых мотивов для развязывания войны было хоть отбавляй.

Начать стоит с того, что все 1930-е гг. мировая экономика находилась в жесточайшей депрессии, за исключением двух стран – СССР и Германии. Только в этих странах наблюдался впечатляющий промышленный рост. О причинах роста говорить не будем, но понятно, что они вряд ли радовали промышленные круги Америки, Англии, Франции и прочих западных стран. 

Особенно тяжело кризис ударил по Америке, которая, казалось, еще недавно купалась в роскоши, сильно разбогатев на военных заказах Первой мировой войны и на кредитах послевоенной Европе, а теперь имела почти 15 млн безработных и отсутствие внятных перспектив. Как выбраться из кризиса, американцы не знали, но кое-какие соображения их политики и промышленники на сей счет имели. Тем более перед глазами был совсем недавний пример с превращением США из второразрядной державы в одного из мировых лидеров.

Начиная с середины 1930-х гг., в Европе все отчетливее пахло порохом, и это обстоятельство вызывало у американцев живейший интерес. Было ясно, что очередная большая (или не очень) европейская война не за горами, и что вести ее будет Германия. 

Следовательно, немцам понадобится много а) нефти, т. к. будущая война будет войной моторов, б) стали и прочих металлов для выпуска танков, самолетов, орудий, кораблей, снарядов и пр., в) пороха и других взрывчатых веществ и г) денег, т. к. любая война – удовольствие не из дешевых. Все это Америка могла предоставить Гитлеру, так сказать, не отходя от кассы. К тому времени американские концерны имели более 60 своих филиалов в Германии и, по самым скромным подсчетам, контролировали около 300 немецких фирм, в число которых входил т. н. «Стальной трест», где немаловажную роль играли американские компании «Юнайтед Стейтс Стил», «Бэтлхем Стил» и «Рипаблик Стил». 

Принадлежащая Джону Рокфеллеру «Стандарт Ойл» построила в Германии крупнейший в мире нефтеперегонный завод и передала Германии патент на производство синтетического каучука. Дюпонт поделился с немецким концерном «ИГ Фарбениндустри» технологиями по созданию новых взрывчатых веществ, «Форд» построил завод в Кельне, а «Дженерал Моторс» полностью контролировал «Опель». «Дженерал Электрик» фактически владела немецкими радиотехническими фирмами АЭГ и «Сименс». 

Т. е. в случае начала войны на американские концерны и их немецкие филиалы пролился бы золотой дождь из военных заказов. Ведь не стоит лишний раз упоминать о том, насколько выгодны подобные заказы, да еще в военное время. Более того, американцы как никто другой прекрасно понимали, что именно война в Европе могла бы в прямом смысле вытащить за шкирку американскую экономику из трясины Великой депрессии.

Не стоит забывать и о финансовой стороне войны. Ведь любая война пожирает деньги в огромных количествах, и не секрет, что своим благосостоянием Америка в первую очередь обязана двум мировым войнам, превратившим США в крупнейшего кредитора в мире. Так что и для Гитлера у Америки нашлись деньги. Много денег.

Исходя из всего вышесказанного, стоит ли сомневаться в том, кому позарез была нужна война в Европе? У кого был тот самый МОТИВ для совершения преступления? В середине 1930-х гг. Америка влачит жалкое существование и не знает, что делать с многомиллионной армией безработных, а спустя всего 10 лет 70% всего мирового золотого запаса оказалось в США. 

Неужели в Америке не нашлось таких людей, которые не понимали бы, насколько «выручит» экономику США «случайно» начавшаяся война в Европе? Конечно, такие люди были. И можно не сомневаться, что они приложили массу усилий для ее начала. Еще до своего прихода к власти Гитлер постоянно общался с разного рода заокеанскими деятелями, и надо думать, что обсуждал он с ними вполне конкретные вопросы. Да и почему бы американцам эти вопросы с Гитлером не обсуждать?

 Самой Америке фюрер угрожать не мог, поэтому их совершенно не заботило, с кем Гитлер сцепится за передел Европы. Возможно, Адольф Алоизыч не вызывал у американцев особых симпатий, но в бизнесе на первом месте стоят не симпатии, а прибыль. Причем получать ее желательно от обеих враждующих сторон. Именно об этом, прямо и без обиняков, в июне 1941 года сказал будущий президент США, а тогда еще сенатор Гарри Трумэн: «Если будут побеждать немцы – стоит помогать русским. 

Если верх будут брать русские – надо помогать немцам. И пусть они убивают друг друга как можно больше». Скажи такое Сталин, Хрущев или Брежнев – и СССР тут же заклеймили бы как «империю зла», во главе которой стоят форменные людоеды. Но Трумэну озвучивать свою действительно людоедскую позицию можно. И никто не посмеет сказать, что она – «неправильная». 

Потому что Америка – светоч демократии. Как и сам Трумэн. И ничего, что он произносил такие фразы и бросал атомные бомбы на головы японцев. Все это делалось исключительно на благо прогрессивного человечества и во имя общечеловеческих ценностей...

Что касается Гитлера, то как только 1 сентября 1939 года, как принято считать, началась Вторая мировая война, американская экономика стала чудесным образом выздоравливать. Миллионы людей встали к станкам и начали «обслуживать» сначала европейскую войну, а потом и самой Америке пришлось принять в ней участие. 

Из этой войны, начав ее экономически подорванной страной, США вышли в статусе сверхдержавы, с забитыми европейским золотом подвалами своих банков, да еще и получили право печатать ведущую мировую валюту. И все это благодаря Адольфу Гитлеру, который, по странному стечению обстоятельств, так «вовремя» развязал мировую бойню. А иначе неизвестно, сколько еще лет Америка пребывала бы в депрессивном состоянии.

 

Американская кровь в финансовых жилах Третьего рейха

Для понимания истинных причин развязывания Второй мировой войны и агрессии против СССР нужно ответить на вопрос: кто управлял нацистами на пути к мировой катастрофе? Вся предвоенная история Германии показывает: «нужный» политический курс обеспечили управляемые финансовые потрясения.

Доктор исторических наук, академик Академии военных наук,член Международной ассоциации историков Второй мировой войны Юрий Рубцов в своей статье «Кредит на мировую войну Гитлер взял у Америки» отмечает, что ключевыми структурами, определявшими стратегию развития Запада после Первой мировой войны, являлись центральные финансовые институты Великобритании и США – Банк Англии и Федеральная резервная система (ФРС) США соответственно, а также связанные с ними финансово-промышленные организации, поставившие цель установить абсолютный контроль за финансовой системой Германии, чтобы управлять политическими процессами в Центральной Европе.

На первом этапе главные каналы проникновения американского капитала в Европу были связаны с проблемами военных долгов и германских репараций. После своего формального вступления в Первую мировую войну США предоставили союзникам (в первую очередь Англии и Франции) взаймы $8,8 млрд. 

Решать свои финансовые проблемы страны-должники пытались за счет побежденной Германии, навязав ей огромную сумму репараций и крайне тяжелые условия выплаты. Вызванные этим бегство немецких капиталов за границу и отказ от уплаты налогов привели к такому дефициту государственного бюджета, который мог быть покрыт только за счет массового выпуска ничем не обеспеченных марок. 

Результатом стал коллапс германской валюты – «великая инфляция» 1923 года, составившая 578512%, когда за один доллар давали 4,2 трлн марок. Германские промышленники принялись саботировать все мероприятия по выплате репарационных обязательств, что спровоцировало в итоге известный «рурский кризис» – франко-бельгийскую оккупацию Рура в январе 1923 года.

Именно этого и ждали англо-американские правящие круги: дать увязнуть Франции в затеваемой авантюре и доказать тем самым ее неспособность решить проблему, а потом перехватить инициативу. Хьюз, государственный секретарь США в период правления президентов Гардинга и Кулиджа, отмечал: «Надо выждать, когда Европа созреет для того, чтобы принять американское предложение».

Летом 1924 года на Лондонской конференции был принят проект, предусматривающий снижение вдвое выплаты германских репараций и решение вопроса об источниках их покрытия. Однако главной задачей США являлось обеспечение благоприятных условий для американских инвестиций, что было возможно только при стабилизации немецкой марки. Для этого, согласно разработанному в недрах компании «Дж.П.Морган» плану, Германии следовало предоставить заем на сумму $200 млн, половина из которых приходилась как раз на банкирский дом Моргана. 

К августу 1924 года старую немецкую марку заменили новой, и, как пишет итальянский экономист и историк Гвидо Джакомо Препарата в своей книге «Гитлер Inc. Как Британия и США создавали Третий рейх», Веймарская республика была подготовлена к «самой живописной экономической помощи за всю историю, за которой последует самая горькая жатва в мировой истории – в финансовые жилы Германии неудержимым потоком хлынула американская кровь». Последствия не замедлили сказаться.

Во-первых, в силу того что ежегодные выплаты репараций шли на покрытие суммы выплачиваемых союзниками долгов американцам, сложился т. н. «абсурдный веймарский круг». Золото, которое Германия платила в счет военных репараций, продавалось, закладывалось и исчезало в США, откуда оно в виде «помощи» по плану возвращалось в Германию же, которая вновь отдавала его в обеспечение репарационных сумм Англии и Франции, а те, в свою очередь, оплачивали им свои военные долги перед США. 

А американцы вновь направляли эти деньги в Германию – в виде кредитов под большие проценты. В итоге все в Германии жили в долг, и было ясно, что в случае, если Вашингтон отзовет свои займы, Германия потерпит полное банкротство.

Во-вторых, хотя формально кредиты выдавались для обеспечения выплат, речь шла фактически о восстановлении военно-промышленного потенциала страны. Дело в том, что за кредиты немцы расплачивались акциями предприятий, так что американский капитал стал активно интегрироваться в немецкую экономику. 

В итоге уже в 1929 году германская промышленность вышла на второе место в мире, но в значительной мере она находилась в руках ведущих американских финансово-промышленных групп.

Одновременно готовилась и та политическая сила, которая призвана была сыграть решающую роль в реализации англо-американских планов. Речь идет о финансировании нацистской партии и лично Гитлера.

Как писал в своих мемуарах бывший канцлер Германии Брюнинг, начиная с 1923 года, Гитлер получал крупные суммы из-за рубежа, через швейцарские и шведские банки. В 1922 году в Мюнхене состоялась встреча Гитлера с военным атташе США в Германии, капитаном Трумэном Смитом, составившим о ней вашингтонскому начальству (в Управление военной разведки) подробное донесение, в котором он высоко отзывался о Гитлере. 

Именно через Смита в круг знакомых Гитлера был введен Ганфштенгль по прозвищу «Пуци» – выпускник Гарвардского университета, сыгравший важную роль в формировании Гитлера как политика, оказавший ему значительную финансовую поддержку и обеспечивший ему знакомство и связи с высокопоставленными западными деятелями.

С осени 1929 года, после спровоцированного ФРС краха американской фондовой биржи, начинает осуществляться третий этап стратегического плана англо-американских финансовых кругов. ФРС и банкирский дом Моргана принимают решение прекратить кредитование Германии, инспирировав банковский кризис и экономическую депрессию в Центральной Европе. 

В сентябре 1931 года Англия отказалась от золотого стандарта, сознательно разрушив международную систему платежей и полностью перекрыв финансовый кислород Веймарской республике.

Зато с НСДАП происходит финансовое чудо: в сентябре 1930 года в результате крупных пожертвований партия получает 6,4 млн голосов, занимает второе по представительству место в Рейхстаге, после чего активизируются щедрые вливания из-за рубежа.

4 января 1932 года произошла встреча управляющего Банка Англии Монтегю Нормана с Гитлером и будущим рейхсканцлером Веймарской республики фон Папеном, где было заключено тайное соглашение о финансировании НСДАП. На этой встрече присутствовали также братья Джон и Аллен Даллесы, о чем очень не любят упоминать их биографы. А 14 января 1933 года состоялась встреча Гитлера с фон Папеном, банкиром фон Шредером и промышленником Кеплером, на которой программа Гитлера была полностью одобрена. 

Именно здесь был окончательно решен вопрос о передаче власти нацистам, и 30 января Гитлер становится рейхсканцлером. Отсюда начинается реализация очередного этапа англо-американской стратегии.

Отношение западных правящих кругов к новому правительству Германии было крайне благожелательным. Когда Гитлер отказался платить репарации, что, естественно, поставило под вопрос выплату военных долгов, ни Англия, ни Франция не предъявили ему никаких претензий. Более того, после поездки в мае 1933 года в США вновь поставленного во главе Рейхсбанка Ялмара Шахта и его встречи с президентом Франклином Рузвельтом и крупнейшими банкирами с Уолл-стрит Америка выделила Германии новые кредиты на общую сумму в $1 млрд. А в июне того же года во время поездки в Лондон и встречи с Норманом Шахт добивается предоставления Германии английского займа в $2 млрд и сокращения, а потом и окончательного прекращения платежей по старым займам.

Финансовое содействие фюреру США продолжали оказывать и в годы войны. Например, летом 1942 года в Америке разразился грандиозный скандал. Газета NewYorkHerald вышла с заголовком «У ангелов Гитлера – три миллиона долларов в банке США» (под «ангелами Гитлера» подразумевалось ближайшее окружение фюрера). 

Журналисты писали, что Гитлер, Геббельс и Геринг «подложили яйца в американское гнездо», а нью-йоркский инвестиционный банк UnionBankingCorporation(UBC) оказался «главной организацией по отмыванию нацистских денег». 

В результате расследования, проведенного ФБР, выяснилось: именно эти капиталовложения позволили Германскому стальному тресту производить 50% чугуна, выпускающегося в рейхе, 35% взрывчатки, 38% гальванизированной стали и 36% стального листа. Кстати, в совет директоров UBCтогда входил Прескотт Буш, дедушка экс-президента США Джорджа Буша-младшего.

 

Ялмар Шахт: «Предъявите обвинение американцам»

После вступления США во Вторую мировую войну 11 декабря 1941 года американские корпорации продолжали активно выполнять заказы фирм вражеских стран и активно поддерживали деятельность своих филиалов в Германии, Италии и даже Японии, чьи самолеты 7 декабря 1941 года разбомбили Пёрл-Харбор – главную тихоокеанскую базу ВМС США. Однако для американских магнатов деньги были превыше всего, что они и доказали в годы Второй мировой войны, сотрудничая с формальными врагами Америки. 

Для этого всего лишь требовалось получить специальное разрешение на осуществление хозяйственной деятельности с компаниями, находящимися под контролем нацистов или их союзников.

Указ президента США Франклина Рузвельта от 13 декабря 1941 года допускал подобные сделки и ведение американцами совместного с вражескими компаниями бизнеса, если на то не было особого запрета американского министерства финансов. Американские корпорации весьма часто и без проблем получали подобное разрешение, поставляя формальным врагам столь необходимые тем сталь, двигатели, авиационное топливо, каучук, компоненты радиотехники. 

Выгода была взаимной: воюющая Германия получала необходимые ее промышленности сырье и товары, американские компании получали сверхприбыль от сделок с противником. Так, принадлежащая семейству Рокфеллеров американская монополия «Стандарт ойл», осуществлявшая добычу, транспортировку, переработку нефти и маркетинг нефтепродуктов, в годы войны регулярно снабжала гитлеровскую Германию топливом и синтетическим каучуком. Поставки шли также в Италию и в Австрию. 

При этом – самое интересное! – в самих США в военную годину существовали серьезные проблемы с поставками синтетического каучука для американской промышленности. В случае же с Германией проблем не было.

Не помешала война «Стандарт ойл» заключить через британских посредников контракт с германским химическим концерном «И.Г.Фарбенидустри» (который американцы и так контролировали, но надо же было для виду соблюсти «приличия» и сделать вид, что не имеешь к «врагу» отношения!) на производство авиационного бензина в Германии. 

Самолеты люфтваффе, которые бомбили СССР, Великобританию, убивали британских и американских солдат, заправлялись бензином, произведенным американской корпорацией. За время Второй мировой войны ни один танкер «Стандарт ойл» не был потоплен немецкими подводными лодками. Это и понятно: никто не рубит сук, на котором сидит.

Практически до окончания войны, имея специальное разрешение на торговлю с Германией, Италией, Японией, вела свой бизнес американская телекоммуникационная компания ITT. Не остановил производство во Франции после оккупации ее немцами автогигант «Форд», при этом особое покровительство деятельности «Форда» в Европе оказывал лично Герман Геринг, возглавлявший промышленный концерн «Рейхсверк Герман Геринг». О чем говорить, если даже далекая от военных дел компания «Кока-кола» наладила в Германии производство напитка «Фанта»!

Уже во время Нюрнбергского процесса бывший президент Имперского банка Ялмар Шахт в беседе с американским адвокатом заявил: «Если вы хотите предъявить обвинение промышленникам, которые помогли перевооружить Германию, то вы должны предъявить обвинение самим себе. Вы обязаны будете предъявить обвинение американцам. Автозавод «Опель», например, ничего не производил, кроме военной продукции. Владела же этим заводом ваша «Дженерал моторс».

Как известно, Нюрнбергский трибунал признал Шахта невиновным...

 

Еврейские спонсоры истребителя евреев

Особое место в истории взаимоотношений фюрера и банкиров занимают банкиры еврейского происхождения. Нам всем сегодня (и не только сегодня, а уже достаточно давно) пытаются растолковать, что именно евреи больше всех пострадали от гитлеровской Германии (а не советский народ, потерявший 30 млн своих граждан); между тем о вкладе евреев (или, если угодно, части весьма влиятельных евреев того времени) в процесс становления Гитлера как политика и государственного деятеля «демократическая» общественность предпочитает умалчивать, хотя эти факты тайной ни для кого не являются. 

Так, большие финансовые вливания в НСДАП делали влиятельные еврейские промышленники Фриц Мандель и Рейнольд Геснер. Существенную помощь Гитлеру оказала известная банковская династия Варбургов и ее глава Макс Варбург лично, который до 1938 года был директором немецкого промышленного гиганта «ИГ Фарбениндустри» – «хребта немецкой военной машины». 

Правда, затем – вот незадача! – он был отстранен от руководства в связи с ужесточением немецкого законодательства по отношению к компаниям, членами правления которых являлись евреи. В 1938 году по совету Шахта Варбург уехал в США, где обосновались его брат Пол, теоретик Федеральной резервной системы США, и племянник Джеймс, тоже активно занимавшийся финансированием Гитлера.В феврале 1950 года Роберт Вильямс опубликовал статью в Williams Intelligence Summary о «заговоре Джеймса Варбурга против христианского мира». Там говорилось, что вдова генерала Людендорфа рассказывала, почему ее муж отошел от Гитлера. 

Это, по словам вдовы, было связано с тем, что в начале лета 1929 года Джеймс Варбург заключил соглашение с финансовыми кругами Америки, которые пожелали установить единоличный контроль над Германией путем развязывания там национальной революции. Задача Варбурга состояла в том, чтобы найти подходящего человека в Германии, и он вошел в контакт с Адольфом Гитлером, который впоследствии до 30 января 1932 года получил от него суммы, составившие $27 млн, и затем – еще $7 млн, что позволило финансировать его движение.

Среди еврейских банкиров, не жалевших средств для НСДАП, следует указать также берлинцев Оскара Вассермана и Ганса Привина. В 1936 году, когда информация о преследованиях евреев в Германии уже распространилась по всему миру, Вассерман телеграфировал на Нью-Йоркскую биржу, умоляя своих коллег и соплеменников сделать все возможное, чтобы «прекратить распространение вредных и абсолютно безосновательных слухов».

Ряд исследователей утверждает, что финансированием Гитлера занималась и банкирская династия, чье имя стало символом богатства, – Ротшильды. В декабре 2010 года эту версию поддержал и митрополит греческого города Пирея высокопреосвященный Серафим. Выступая в эфире греческого телеканала MegaTV, иерарх Элладской православной церкви, в частности, заявил: «Барон Ротшильд финансировал одновременно и еврейскую колонию в Палестине, и предвыборную кампанию Адольфа Гитлера… 

Адольф Гитлер был инструментом в руках мирового сионизма, и дом Ротшильдов финансировал его с единственной целью: убедить евреев покинуть Европу и создать в Палестине свою новую империю».

«Как ни парадоксально на первый взгляд, но на Гитлера работали капиталы еврейских банкиров Америки и Германии, давших ему в 1929 году карт-бланш на захват власти в Германии с финансированием нацистской партии. Те же силы точно так же финансировали большевиков на захват власти в России в 1917 году. Большие деньги на движение фашистов давали еврейские банкиры Германии. 

Один из них, Требич Линкольн, даже стал другом Гитлера. В своей книге «Моя борьба» Гитлер, не скрывая, писал о еврейских банкирах, финансировавших его движение и приход к власти в Германии», – пишет Юрий Козенков в своей работе «Крушение Америки».

Всего в Третьем рейхе, благодаря фюреру, появилось более 150 «почетных арийцев» из евреев, в подавляющем большинстве своем – крупных промышленников, выполнявших личные поручения фюрера по финансированию тех или иных политических мероприятий.

Для нацистов принцип разделения евреев на богатых и всех остальных был характерен практически до самого краха рейха. И ведь, что интересно, моральный (если этот термин здесь вообще применим) аспект нисколько не заботил ни ту, ни другую стороны. Прагматизм был важнее.

Вот штрих, о котором поведал Пьер Мюзи – сын Жана-Мари Мюзи, который дважды был президентом Швейцарии (в 1925 и 1930 гг. соответственно). После выхода Красной армии к границам Рейха, сообщает Мюзи-младший, были начаты переговоры между его отцом с одной стороны и Шелленбергом и Гиммлером – с другой. В Берлин Жана-Мари Мюзи как частное лицо доставил его сын, офицер швейцарской армии Бенуа. 

Американские финансисты предложили через Мюзи уплатить нацистам деньги, если Гиммлер выпустит из концлагерей арестованных евреев. Речь шла о родственниках еврейских финансовых магнатов, проживавших в США. Взамен за освобождение родственников американцы брались начать в США публикацию материалов в пользу сепаратного мира с Рейхом. 

Первая партия, около 1000 узников, была переправлена через пограничную Констанцу из концлагеря смерти Терезиенштадт. В обмен на новенькие автомашины и бензин Гиммлер разрешил освободить еще одну партию…

Здесь возможны возражения: ведь несчастных узников спасали всеми возможными способами, и это правильно, так и должно было быть, пусть даже их спасали ценой продления германской агонии... Вот только одно «но»: спасали, судя по вышеприведенному рассказу, не ВСЕХ, а, повторяем, родственников богатых людей, строго по списку.

И напоследок – несколько цифр, в качестве еще одной иллюстрации на тему о том, кто, кого и как спасал. Из евреев, подвергшихся преследованию со стороны нацистов и нашедших убежище за рубежом в период с 1935 по 1943 гг., лишь 8,5% от общего количества устроились в Палестине. США ограничили прием 182 000 (менее 7%), Англия – 67 000 (около 2%) человек. Подавляющее БОЛЬШИНСТВО – 75% – нашли убежище в Советском Союзе. Такие данные приводятся, в частности, в книге Сайко «Перепутья на пути в Израиль» и книге Вейнштока «Сионизм против Израиля».

 

А это продолжение Марлезонского балета Сионистами, только в наше время. Фактология железобетонная, но потратить нужно 2.5 часа.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх