Свежие комментарии

  • Надежда
    Пусть самоуничтожаются, лишь бы к нам не лезли!)Путь, на который ...
  • Александр Салтановский
    Думаю, что нет, не поймут, но возможно зима (холодная), малость приведёт заднеприводных в чувство!Путь, на который ...
  • Константин Заболотный
    Мне ресурс тоже нравится, а вот такие самодовольные хлыщи,как вы,маниакально пытающиеся учить жизни других, так ничем...«Le Figaro»: Евро...

В Карачаево-Черкесии заживо хоронят память о Великой Отечественной войне

В Карачаево-Черкесии заживо хоронят память о Великой Отечественной войне

Памятник советскому солдату-освободителю в Черкесске. Фото: Артур Приймак/EADaily

12 октября 1943 года Михаил Калинин подписал указ Верховного Совета СССР, где было предписано, что Карачаевская автономная область (КАО) Ставропольского края ликвидируется, а все проживающие в КАО лица карачаевской национальности вывозятся в Среднюю Азию. 78-летие этой даты, скорбной для всех карачаевцев, националисты из «Конгресса карачаевского народа» (ККН) разыгрывают, как карту в покере, против России и русского народа. Это делается с негласного позволения местных властей, которые не желают ссориться с ККН, дабы не портить себе показателей по стабильности в республике.

Ложь о «великой лжи»

«Многие карачаевцы вели себя предательски, вступали в организованные немцами отряды, предавали немцам честных советских граждан, сопровождали и показывали дорогу немецким войскам, наступающим через перевалы на Закавказье, а после изгнания оккупантов противодействуют проводимым Советской властью мероприятиям, скрывают от органов власти бандитов и заброшенных немцами агентов, оказывая им активную помощь», — объяснялось в указе за подписью Калинина.
Карачаевские националисты с 1991 года стараются доказать: вставшие на путь предательства Родины «многие карачаевцы» — ложь Иосифа Сталина, Лаврентия Берии и первого секретаря Ворошиловского (Ставропольского) крайкома ВКП (б) Михаила Суслова. Накануне распада СССР постулат о «великой клевете» советских вождей на карачаевский народ базировался на следующих основаниях.Суслов якобы провалил организацию партизанского движения в Ставрополье и Карачаево-Черкесии, не предотвратил оккупации региона немцами, поэтому свалил свою вину на маленький карачаевский народ, дав в Государственный комитет обороны СССР соответствующую информацию о массовом коллаборационизме карачаевцев.

«Грузинские национал-шовинисты» Сталин и Берия, как утверждают в ККН, использовали информацию Суслова для присоединения нынешней КЧР к Грузинской ССР. Учкуланский район и часть нынешнего Карачаевского района КЧР в 1943 году в самом деле отдали Грузии. Городу Микоян-Шахару (нынешний Карачаевск) дали грузинское название Клухори. В домах многих выселенных карачаевцев заселили грузин из приграничных с КЧР территорий. Однако эту политику нельзя назвать аннексией исторического Карачая в пользу Грузии. По сравнению с теми территориями КАО, что в 1943 году были отданы Краснодарскому краю или оставлены в Ставропольском крае как обычные административно-территориальные единицы, к Грузинской ССР отошла очень малая часть КАО. Грузинский язык не вытеснял карачаевского и русского в обиходе и образовании. Переселенцы-грузины говорили на родном языке только дома, в остальных случаях общались на русском. Когда при Никите Хрущеве карачаевцы стали возвращаться на родину, грузины без особого сожаления покидали нынешнюю КЧР. В 1950—1960-х годах ищущие счастья в РСФСР грузины предпочитали жить и работать не в Карачаево-Черкесии, а в более зажиточном курортном регионе Кавказских Минеральных Вод. Члены этих советских грузинских общин, которые остались жить в Кавминводах, и их потомки сейчас сильно обрусели. Сейчас в КЧР нет никаких следов того, что часть территории республики при Сталине стала частью Грузии. Сам «отец народов» создавал не «великую Грузию», а империю победившего социализма, был по убеждениям русскоязычным интернационалистом.


Как Хрущев и Брежнев карачаевцам «геноцид» устроили

Руководство ККН в своих официальных заявлениях на этот счет придерживается более-менее обтекаемых формулировок. Но в комментариях к публикациям этих заявлений в Facebook и Instagram сторонники ККН не скупятся на разжигание ненависти к русскому народу. Дескать, РОА Андрея Власова и РОНА Бронислава Каминского набрали в свои ряды столько коллаборационистов русской национальности, что Сталин должен был весь русский народ сослать на шахты Воркуты и прииски Колымы. Но, как утверждают карачаевские националисты, «русский шовинист» Сталин помиловал реальных предателей — русских, а вместо них обрек на «геноцид» невиновных карачаевцев и балкарцев.

ККН — вполне официально — требует признать депортацию и пребывание карачаевцев в Ставропольском крае в 1957—1991 годах «геноцидом», винит российские власти в том, что факт этого «геноцида» не зафиксирован в российских законах и историческом научном обороте. Насильственное выселение народа — безусловная трагедия, карачаевский народ в ходе депортации понес гуманитарные потери, этого никто не отрицает. Но считать депортацию карачаевцев, а тем более их жизнь в Карачаево-Черкесской автономной области после депортации «геноцидом» как минимум нелепо. Советская власть официально не приговаривала карачаевцев к массовому мору от голода и болезней, что делали гитлеровцы с русскими, украинцами и белорусами, не уничтожала карачаевцев в газовых камерах, как делали нацисты с евреями. Выселение карачаевцев в Среднюю Азию и издали не походило на депортацию армян младотурками в безводные пустыни Месопотамии — геноцид, сотворенный в столь любимой карачаевскими националистами Турции.

При Никите Хрущеве и Леониде Брежневе у карачаевцев начался социально-экономический и культурный ренессанс. На карте Карачаево-Черкесии появились карачаевские топонимы, в карачаевских аулах создавались крупные предприятия и совхозы, а сами аулы вследствие этого превращались в небольшие города. В Карачаево-Черкесии издавались книги и газеты на карачаевском языке. Карачаевская поэтесса-фронтовичка Халимат Байрамукова возглавляла местный Союз писателей, была награждена советскими орденами Дружбы народов и «Знак почета». В 1957—1991 годах национальным большинством в Карачаево-Черкесии были русские. Но местные советские органы проводили политику позитивной дискриминации русского большинства в пользу карачаевцев как пострадавшего от депортации народа. Русский учитель, который ругал или того хуже бил указкой нерадивого ученика-карачаевца, рисковал получить проблемы от органов КПСС. Исполком Карачаево-Черкесской автономной области с 1960-х годов вплоть до распада СССР возглавляли карачаевцы. В местном обкоме КПСС пост второго секретаря был традиционно зарезервирован за карачаевцем, первым секретарем был русский. Логично для региона, где первые по численности населения — русские, а вторые — карачаевцы.

Пример для сравнения. В нынешней КЧР карачаевцы — первые по численности, количество местных русских сокращается с каждым годом. Карьерные преференции на государственной службе «по умолчанию» русским принадлежать не могут. Русский по национальности секретарь местной «Единой России» — он же спикер парламента КЧР с 2010 года — не в состоянии переломить эту тенденцию девяностых-нулевых годов, крайне пагубную для государствообразующего народа в КЧР. Однако карачаевские националисты из года в год твердят именно о «геноциде» карачаевцев в СССР, а потом в России. Местные русские либо смиренно молчат, либо им в публичном пространстве перекрывают кислород.

О поджогах аланских храмов и нацистских бургомистрах

Власть карачаевской этнократии в 2008—2011 годах хотел переломить президент КЧР Борис Эбзеев, родившийся в депортации карачаевец. Ответом на благие стремления Эбзеева стали поджоги христианских храмов в КЧР. После этого Эбзеева в 2011 году убрали из КЧР в Москву, как не справившегося с управлением регионом. В 2013 году, на 70-летие депортации карачаевцев, при поддержке властей КЧР вышел сборник, где в списке реабилитированных жертв сталинских репрессий фигурируют нацистские коллаборационисты из КЧР. Почему этих людей полностью оправдали, хотя их вина в сотрудничестве с нацистами доказана, вести открытых дискуссий в КЧР не принято. Опирающиеся на своих покровителей карачаевские националисты фактически принуждают общественность принимать невиновность нацистских пособников на веру. Их репрессировал Сталин, Сталин — военный преступник и кровавый тиран. Все, точка.

В 2001 году власти Карачаевского района допустили открытое прославление карачаевских пособников нацистов. Выходившая тогда районная газета «Диалог» выпустила интервью с сыном Маджира Кочкарова — нацистского бургомистра Кисловодска, члена руководства прогитлеровского «Карачаевского национального комитета». После освобождения Ставрополья и КЧР от гитлеровцев Маджир Кочкаров сбежал с оккупантами в Германию. В Берлине в 1943 году служившие Гитлеру северокавказские деятели избрали Кочкарова «главой правительства свободного от большевиков Северного Кавказа», это мифическое «государство» должно было стать гитлеровским сателлитом. После разгрома гитлеровской Германии Маджир Кочкаров через англо-американскую зону оккупации Германии эмигрировал в Турцию. В Турции Кочкаров писал книги о «кошмарной» жизни тюркоязычных и кавказских народов в «империи зла», его работы использовали против СССР западные разведки. Кочкаров умер в 1970 году в Турции. Маджир Кочкаров — герой для нынешних карачаевских националистов, которые навязывают культ своего кумира плохо сведущей в истории карачаевской молодежи.

«Мой отец мужественно боролся против гитлеровского ГЕСТАПО (так в тексте. — EADaily) и сталинского КГБ», — сказал в интервью «Диалогу» сын коллаборациониста Альберт Невруз (Кочкаров), гражданин США.

Жаль, что Кочкаров-младший не указал, как его отец в августе 1942 года радушно приветствовал начало нацистской оккупации родной земли, радовался, когда нацисты сделали Кисловодск «столицей» марионеточного карачаево-балкарского «государства», а самого Маджира Кочкарова назначили бургомистром Кисловодска. В октябре 1942 года Кочкаров как бургомистр Кисловодска пригласил на отмечавшийся в городе праздник Ураза-байрам нацистских «благодетелей», во главе с генералом Эвальдом фон Клейстом. На торжественном пиру карачаевские и балкарские пособники огласили приветствие Адольфу Гитлеру и подарили фюреру священного белого коня карачаевской породы. Кочкаров лично поднял бокал за здоровье и долголетие Гитлера.

Прославившая Маджира Кочкарова газета «Диалог» теперь называется «Большой Карачай». Интервью с сыном предателя Родины сохранилось в PDF — архиве, его легко может найти и прочесть на русском языке любой пользователь интернета. Научные и политические круги КЧР до сих пор не сформулировали полагающейся на этот счет позиции насчет недопущения прославления нацистских пособников в медиапространстве Российской Федерации.

В публицистическом обороте КЧР ходит никак не подтвержденная версия насчет того, что Кочкаров принимал блага от гитлеровцев только ради того, чтобы руками вермахта и СС сначала освободить Северный Кавказ от сталинской диктатуры, а потом с помощью Великобритании и США избавить независимое кавказское «государство» и от германской «опеки». Точь в точь по фразе, которую приписывают Власову его нынешние апологеты: «В Россию — с немцами, в России — без немцев». Похожую идеологему впихивает на Украине насчет ОУН-УПА (организация запрещена в РФ) киевский режим.

В Карачаево-Черкесии есть поддерживаемый властями республики интернет- ресурс «Известные люди Карачаево-Черкесии», адрес — pomnirod.ru. Там есть статья, посвященная «известному политическому деятелю Карачая 1940 годов» Абайханову Дею Исхаковичу. Статья повторяет данные «Мемориала» о том, что в 1933 году 24-летний Абайханов был осужден за вооруженный бандитизм в КЧР на 5 лет лагерей, в 1938 году был освобожден. Pomnirod. Ru ничтоже сумняшеся указывает, что этот «герой» во время нацистской оккупации региона отвечал за вопросы торговли в пронацистском «правительстве» Кады Байрамукова, потом сбежал с гитлеровцами на Запад. Мирный министр торговли, слуга карачаевского народа, а то, что верно служил нацистам, так это, видите ли, ерунда… В акте Чрезвычайной государственной комиссии (ЧГК) о преступлениях нацистов и их пособников на территории Карачаево-Черкесии есть и другая «ерунда». В конце 1942 года немцы с помощью местных коллаборационистов расстреляли близ Теберды 115 евреев — детей и подростков, женщин, стариков… В этом массовом убийстве участвовал начальник вспомогательной криминальной полиции Теберды, некий карачаевец Д. Абайханов. Этот палач — уж не мирный ли «министр торговли» Дею Абайханов?

Инквизиция по рецепту «демократов»

Акт ЧГК по массовому расстрелу евреев близ Теберды, где принимали участие карачаевские коллаборационисты, был обнародован в документальной книге «Именем ВЧК», вышедшей в Ставрополе в 1982 году. «Именем ВЧК», опираясь на устные свидетельства очевидцев и архивные данные, поведала советскому читателю об активном добровольном соучастии карачаевских националистов в нацистских преступлениях против человечности. В частности, авторы книги Юрий Христинин и Андрей Попутько указали, что карачаевские полицаи отравили мышьяком эвакуированных в Нижнюю Теберду воспитанников армавирского детского дома, убивали пленных красноармейцев.

Книга удостоилась награды КГБ СССР. Это были времена Юрия Андропова, который лично не терпел национал-шовинистов, в том числе, карачаевских. После выхода в 1988 году второго издания книги, политический климат в стране резко переменился, у Христинина и Попутько начались серьезные проблемы с властями.

В ноябре 1989 года Верховный Совет СССР принял декларацию, признавшую сталинские депортации особо тяжкими преступлениями. Девятый вал перестройки, демократии и гласности требовал от советских властей полного демонтажа прежнего идеологического фундамента СССР. У руля идеологии стоял агент влияния ЦРУ США Александр Яковлев. В то смутное для страны время в жертвы ленинско-сталинской диктатуры могли записать любого сидевшего в ГУЛАГе бандита или служившего гитлеровцам предателя. Диссиденты-карачаевцы диктовали свои условия делегированным от их родины народным избранникам. В 1990 году признать «Именем ВЧК» клеветой на карачаевский народ потребовали депутат Верховного Совета СССР Исмаил Хачиров и депутат Верховного Совета РСФСР Азрет Урусов, написав в КГБ СССР соответствующие письма. С московской площади Дзержинского пришел следующий ответ. Инициированная КГБ проверка данных, изложенных в книге «Именем ВЧК», не подтверждает участия карачаевцев в расстрелах пленных красноармейцев и отравлении армавирских детей в Теберде ядом. Уголовные дела, возбужденные по этим преступлениям на граждан СССР карачаевской национальности, закрыты. Ставропольский крайком КПСС — карьерная альма-матер генсека ЦК КПСС Михаила Горбачева, на закате СССР принял меры по изъятию из библиотек края экземпляров «крамольной» книги, которая, как считали партийные краевые чиновники, могла бы разозлить набиравших силу карачаевских националистов.

Немного о депутате ВС РСФСР Азрете Урусове. Он по совместительству еще был еще и сопредседателем карачаевской общественной организации «Джамгъаат» («Община»), требовавшей от Москвы образования на Северном Кавказе Карачаевской ССР, преференций карачаевцам в местах их компактного проживания, моральных и материальных компенсаций депортированным карачаевцам и членам их семей. «Джамгъаат», в ядре которого были вернувшиеся из депортации карачаевцы, в те годы находился в том же лагере демократического движения, откуда вышли потом дудаевский «Объединенный конгресс чеченского народа» и запрещенный в России «Меджлис крымско-татарского народа». Карачаевских демократов активно поддерживали националисты из Прибалтики, уже тогда творившие настоящее истребление прибалтийских русских. Естественно, что над этими процессами по развалу изнутри СССР шефствовали западные спецслужбы, служившие Западу Александр Яковлев, Эдуард Шеварднадзе и другие советские функционеры периода перестройки.

«Джамгъаат» — сообщество достойных и честных представителей карачаевского народа, которые не хотели развала СССР — оказался в эпицентре сил, которые совершили величайшую геополитическую катастрофу XX века, развал великого Советского государства.

«Конгресс карачаевского народа» требует признания книги «Имени ВЧК» экстремистским материалом по всей России. «Именем ВЧК» в Карачаево-Черкесии и Ставропольском крае стала библиографической редкостью и без стараний ККН. Ее не продают в книжных магазинах, не выдают в библиотеках, поскольку все экземпляры из книжного фонда изъяты, а для продажи «Именем ВЧК» не рекомендована. «Именем ВЧК» можно с очень большим трудом купить с рук или в интернете, за очень большие для КЧР деньги. Если кто-то из местных публицистов сошлется на «Именем ВЧК», он рискует нажить большие проблемы. Негласно запрещено просто допустить в публичной сфере возможность перепроверки «крамольной» фактуры из «Именем ВЧК». Тем самым, в угоду националистическим комплексам, наносится непоправимый вред сохранению исторической памяти в России. В отдельном регионе России — КЧР, перекрывается кислород свободе слова в исторической науке и публичной сфере. Если точнее, эта свобода есть, но она — как дорога с односторонним движением. Обсуждать карачаевский коллаборационизм в КЧР, осуществлять защиту прав местных русских — значит гарантированно искать себе неприятных приключений с властями и карачаевскими национал-активистами. Заниматься теоретической и прикладной русофобией (без лишнего энтузиазма), изливаться либеральными ламентациями — всегда пожалуйста.

Артур Приймак, Карачаево- Черкесия.

Окончание следует


Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2021/10/12/v-karachaevo-cherkesii-zazhivo-horonyat-pamyat-o-velikoy-otechestvennoy-voyne

Картина дня

наверх