Свежие комментарии

  • mark kapustin
    👍спасибо.«Идиот у власти»:...
  • Нина Шалева
    Мне просто понравилась Ваша картинка про крупное месторождение Идиотов, вот и посмеялась.«Идиот у власти»:...
  • mark kapustin
    Мамы то у них разные но, отсутствие мозгов явно просматривается.«Идиот у власти»:...

Юрий Селиванов: Сталинский мир двадцать первого века

Юрий Селиванов: Сталинский мир двадцать первого века

Стратегические решения Иосифа Сталина, принятые в 1945 году, обеспечили военно-политическую  безопасность и гарантии  геополитического выживания нашей  страны  на 75 лет вперед и на всё обозримое будущее

    11 февраля 1945 года – ровно 75 лет назад,  завершилась Ялтинская конференция глав основных государств, союзников по Антигитлеровской коалиции – СССР, США и Великобритании, заложившая, как всем ныне известно, фундаментальные основы современного мира, который с тех пор так и называют — ялтинским.

Эта статья посвящена одной из, на мой взгляд, не в полной мере оцененных современной российской исторической наукой сторон формирования этого послевоенного миропорядка. Подозреваю, не без оснований, что причиной такой недооценки является та ключевая роль, которую сыграл в этом процессе глава Советского государства Иосиф Виссарионович Сталин.  И то крайне специфическое отношение к этой исторической личности, которое сформировано в общественном сознании антисоветской пропагандой последних 35 лет.

Сегодня у нас есть все основания восполнить этот пробел и прямо указать на то важнейшее завоевание сталинской внешней политики, которое десятками лет оставалось в тени. Но которое, тем не менее, сыграло важнейшую, возможно даже ключевую или, как сейчас говорят, экзистенциальную роль в судьбах нашей страны.

И продолжает играть таковую до сих пор.

Речь идет о той роли, которую Советский Союз под руководством Сталина сыграл в исторической судьбе нашего ближайшего и крупнейшего соседа  Китая. И о том, что эта судьба могла быть совершенно иной,  последствия чего для СССР и современной  России могли стать крайне катастрофичными.

Итак, как известно, в ходе Ялтинской конференции были приняты решения о вступлении СССР в войну против Японии на Дальнем Востоке на определенных условиях, которые были согласованы между Сталиным, Рузвельтом и Черчиллем. Вот они, эти условия:

Юрий Селиванов: Сталинский мир двадцать первого века

Как видим, условия вступления в войну Советского Союза, в сравнении с масштабом той поддержки в разгроме Японии, которую он обещал союзникам, а речь шла об уничтожении советскими войсками крупнейшей, миллионной группировки японских сухопутных войск, размещенных в Китае, были достаточно скромными. Особенно с учетом того факта, что англосаксы с японцами  больших сухопутных сражений всю войну практически не вели, соответствующего опыта не имели и крайне опасались возможных последствий.

Именно поэтому Рузвельт и Черчилль оказались в роли просителей, а Сталин «милостиво соизволил» пойти им навстречу в японском вопросе. При этом, союзники  были явно удовлетворены весьма скромными официальными условиями, которые советских вождь поставил для участия СССР в войне на Востоке.

   Однако, есть все основания полагать, что Иосиф Сталин имел в виду нечто гораздо большее. И сумел, по сути дела, обвести вокруг пальца своих крайне своекорыстных западных «партнеров», которые уже в это время точили зубы на Советский Союз. Иначе говоря, Сталин заставил их просить о том, в чем, прежде всего, был заинтересован он сам. А именно о вступлении советских войск на китайскую территорию.

В том, что Москва в таком исходе была крайне заинтересована, с учетом прозорливости Сталина, нет никаких сомнений. Советский вождь не мог не понимать колоссального стратегического значения такой огромной страны как Китай, уже тогда имевшей население порядка 600 миллионов человек, для безопасности СССР и вообще для его будущего. Невозможно было допустить, чтобы такая большая страна стала враждебной Союзу и угрожающе нависла на всей его восточной границей.

Именно поэтому СССР еще с двадцатых годов целенаправленно поддерживал, в том числе и в военном отношении, просоветские, коммунистические силы в Китае, в явном расчете опереться на них при выстраивании будущих отношений с этой страной.

Однако в ходе второй мировой войны доминирующее влияние в Китае приобрели США, которые, располагая огромными материальными и военными ресурсами, смогли, фактически, поставить под свой контроль так называемое «демократическое», прозападное правительство Чан Кайши. И к середине 1945 года ситуация была такова, что Китай почти наверняка уходил в сферу влияния США и становился, таким образом, главным американским военно-политическим плацдармом на Дальнем Востоке.

Советское руководство, которое в ходе войны неоднократно имело возможность убедиться в предельном коварстве своих западных союзников (достаточно вспомнить трехлетнюю «задержку» с открытием второго фронта в Европе)   и было вправе ожидать от них любой подлости в будущем, с большой опаской относилось к перспективе установления американского доминирования в Китае.

Именно поэтому  Сталин не стал особенно возражать, когда его «во исполнение союзнического долга» попросили вмешаться в войну с Японией на территории Китая. По существу, это был для Москвы единственный шанс радикально изменить ситуацию в этом регионе планеты и не допустить его деградации до состояния  полной  американской вотчины.

  В том случае, если бы СССР отказался от такого предложения,  сославшись, например, на свое тяжелейшее положение в результате войны с Германией, что было истинной правдой, он бы такого шанса не получил.

Война с Японией  все равно, рано или поздно, но вряд ли позднее 1946 года, завершилась бы полной победой англосаксов. Даже с учетом того, что им пришлось бы изрядно повозиться с японской Квантунской армией. На их стороне к этому времени уже было ядерное оружие, а остатки императорского   военно-морского флота уже лежали на дне бухты Куре, что обрекало японские войска в Китае на полную изоляцию от родины. Плюс многомиллионная армия Гоминьдана, которая была бы использована как асфальтовый каток, чтобы раздавить японцев при минимальном участии живой силы самих англосаксов.

В этих условиях отказ СССР от участия в войне с Японией означал безоговорочную сдачу Китая в руки США и Запада. Сталин на это пойти категорически не мог, хотя и не стал благоразумно настаивать на каких-либо официальных условиях, касающихся самого Китая. Ибо прекрасно понимал, что такие условия могут привести к отказу Запада от советской помощи ввиду её неприемлемой геополитической цены. Впрочем, Сталину и не нужно было выдвигать таких требований. Ему было вполне достаточно и того, что СССР получил от союзников «зеленый свет» на ввод своих войск в Китай.

Все остальное, по большому счету, было уже «делом техники»:

«С августа по сентябрь 1945 года руководство Советского Союза и КПК достигли молчаливого соглашения о признании легитимности КПК на северо-восточной территории Китая и получении ею части японского оружия. Это создавало благоприятные условия Коммунистической партии для продвижения в данном регионе. С советской помощью КПК быстро развивала свою революционную (Народно-освободительную) армию на северо-востоке Китая. … Для создания условий победы Коммунистической партии Китая Советский Союз  использовал разнообразные способы предотвращения вторжения сил Гоминьдана на северо-восточную территорию. Ещё важнее то, что экономическое сотрудничество и военно — техническая поддержка Советского Союза смягчили трудности КПК в восстановлении экономики и оказали поддержку её вооружённым силам. СССР предоставлял большое количество вооружения и необходимого оборудования Коммунистической партии Китая, что укрепило её силы и заложило прочную основу для победы.»

Антология документов ЦК КПК. В 18 т-х. – Под ред. Центрального архива КНР. – Пекин: Издательство Центральной партийной школы КПК, 1991. // URL: http://cpc.people.com.cn/GB/64184/209963/index.html (中共中央文 件集) 

СССР, в ходе укрепления своего влияния в Китае, придерживался принципа так называемой «параллельной дипломатии», буквально до последнего момента поддерживая формально равные отношения с двумя сторонами гражданской войны в этой стране – прозападным правительством Чан Кайши и китайскими коммунистами. Однако на практике целиком и полностью поддерживал китайских товарищей, оказывая им всестороннюю помощь.

По рассказам советских участников тех событий, которые мне лично доводилось слышать,  в некоторых случаях дело доходило до того, что советские танки вклинивались между воюющими дивизиями КПУ и Гоминьдана, стреляя одновременно в обе стороны и, таким образом, демонстрируя свою «равноудаленность» от участников конфликта. Но с одним небольшим различием – в сторону чанкайшистов летели реальные боевые снаряды, а в сторону коммунистов  звучали холостые выстрелы.

В конечно счете стратегия Сталина, обеспечившего Советскому Союзу прямое военно-политическое присутствие в Китае   и возможность решающего влияния на ход местной гражданской войны, привела к полной победе коммунистических сил и к бегству Гоминьдана на Тайвань, где он и заперт до сих пор под защитой американских авианосцев.

Да, конечно, спустя несколько десятилетий в отношениях между СССР и КНР, не в последнюю очередь по вине хрущевского руководства, которое пошло на  явную авантюру с «разоблачением культа личности», возникли серьезные разногласия. И дело даже дошло до локальных вооруженных конфликтов.

Однако это никак не отменяет того факта, что именно стратегическое решение Сталина, принятое в 1945 году, заложило основу послевоенного будущего всего азиатского Востока. Если бы такое решение не было принято, а причин для этого было более чем достаточно и для менее волевого правителя  их бы вполне хватило, это могло крайне негативно, если не вовсе пагубно, повлиять на дальнейшую судьбу нашей страны.

Без решительной поддержки СССР, китайские коммунисты почти наверняка проиграли бы в гражданской войне поддержанному всей мощью США Гоминьдану, в Китае уже к 1946 году воцарился бы целиком проамериканский и, соответственно, враждебный Советскому Союзу  военно-полицейский режим. И мы получили бы геополитическую проблему и потенциальную военную угрозу гигантских масштабов на своем Дальнем Востоке.    А в сочетании с уже стартовавшей в то время «холодной войной» Запада против СССР это могло стать слишком большим обременением и даже фатальным событием для всей нашей истории.

Но Советским Союзом в то время руководил действительно мудрый и прозорливый лидер, который на много ходов вперед предвидел развитие событий на шахматной доске мировой геополитики. И он принял единственно верное решение, позволившее уберечь нашу страну от самого негативного сценария развития дальневосточных событий.   Из потенциального и опасного врага  Китай на долгое время стал важнейшим стратегическим союзником СССР. И до сих пор, несмотря на период временного охлаждения наших отношений в 70-80-х годах прошлого столетия, остается одной из главных стран мира, объективно заинтересованных в близких, если не союзнических отношениях с Россией.

То есть ставки,  прозорливо сделанные Сталиным в далеком 1945 году, оказались  абсолютно верными и работают в наших интересах по сегодняшний день. И наверняка будут работать еще очень долго.  Такова была сила гениального предвидения этого человека, который, когда дело  касалось коренных интересов страны и вопросов её выживания, никогда не делал непоправимых ошибок и не разменивался на  сиюминутные искушения. И потому, в конечно счете, всегда побеждал.

Юрий Селиванов, специально для News Front

Картина дня

наверх