Свежие комментарии

  • Аркадий Цыганов
    МИД у нас беззубый. Все для него "коллеги, партнёры, друзья". Почему?Юлия Витязева: ПА...
  • Natalia Zosimova
    Так как эксперимент с государственным финансированием провален, надо пересмотреть отношение к театральному искусству....Голос Мордора: Це...
  • Нина Тарасова
    Все майданутые катрюлеголовые Зелебобики троллят себя и народ православный о нападении русских, но мы не начинали н...Россия нападет на...

Почему мы забыли про азиатский фашизм?

Почему мы забыли про азиатский фашизм?

Мир на пороге глобальных перемен. Коллективный Запад столкнулся с мощным сопротивлением России и Китая, которые не хотят больше быть его колониями. Для преодоления этого сопротивления США и ЕС прибегли в последнее время к старым методам подавления конкурентов: разрушению их государственности, ограблению и внеэкономической эксплуатации, разобщению наций на составные этнические элементы, смещению правящей элиты, которая организовывает национальное сопротивление. На крайний случай припасено физическое уничтожение патриотических элит, а заодно всех несогласных «туземцев». Словом, используется тот инструментарий, который был разработан Гитлером восемьдесят лет тому назад при завоевании Европы и попытке завоевать СССР. Этот инструментарий позволял делить этносы на «высшие» и «низшие», устанавливать господство первых над вторыми, уничтожать непокорных. Образно говоря, это был «коричневый» проект национального строительства.

К силовому подавлению России и Китая Запад еще только готовится. А вот идеологическую войну уже ведет в полном формате. Огромная масса западных экспертов и простых бойцов идеологического фронта трудится над тем, чтобы подорвать моральные основы, разрушить культурные ценности, уничтожить символы, расчеловечить русских и китайцев.

Одной из важнейших форм ведения идеологической войны является навязывание «туземцам» фальшивого исторического коллективного самосознания. Например, в сентябре 2019 г. Европарламент принял резолюцию, в которой уравнял сталинизм и нацизм. Теперь эта концепция стала ориентиром для действий западных элит и средством деморализации наследницы советской нации — русской нации. Идеологической диверсией является предъявление рядом европейских стран России счетов за «советскую оккупацию». Этот же смысл заключается в демонстративном сносе памятников советским воинам, которые освобождали Европу от фашизма. Нет памятника – нет символа поддержания коллективной памяти.

На идеологическую агрессию Запада необходимы адекватные ответы. В том числе требуется серьезный пересмотр исторических концепций, которые российские элиты используют для выработки политики и закладывают в свою собственную идеологию. Пока в среде этой элиты господствует концепция, выработанная в 40-е гг прошлого века секретарем ЦК ВКП(б) по идеологии Андреем Ждановым. Она была выдающимся достижением общественной мысли для своего времени, но в настоящее время нуждается в серьезных дополнениях, которые бы учитывали новые политические реалии.

Мы предложили свой взгляд на природу и формы европейского фашизма, попытались идентифицировать его современные проявления, сформулировали предложения по нейтрализации их последствий (А. Гапоненко. Европейский фашизм: проблемы идентификации и преодоления. М.: Книжный мир. 2021 — 707 с.)

Однако решить проблему можно только скоординировав усилия большого числа исследователей, проводя открытые дискуссии, распространяя новые подходы в научной среде и в СМИ. Это требует государственного заказа и соответствующего финансирования. Пока же все сводится к устранению мелких идеологических диверсий в школьных учебниках истории, да и то, если они попадают в поле зрения президента РФ В. Путина. Остальная правящая российская элита делает вид, что эта проблематика ее не касается.

Серьезного переосмысления требуют оценки места и роли в процессе национального строительства не только европейского, но и азиатского фашизма. Особенно в связи с тем, что необходимо определить принципы взаимодействия в сфере идеологии с новым союзником России — Китаем. Ведь формально китайское руководство придерживается коммунистической идеологии, а россиянам навязывается невнятное издание идеологии либерально-демократической.

Нам представляется, что в сфере идеологии могут быть применены следующие подходы.

В конце XIX века Китай стал жертвой агрессии Японии, которая первой среди азиатских держав начала развиваться по капиталистическому пути и первой стала строить свою колониальную империю. В ходе японо-китайской войны 1894-1895 гг. Япония аннексировала китайскую провинцию Тайвань и получила возможность свободно вести экономическую деятельность в принадлежащей Китаю Маньчжурии, а также в соседней Корее. В 1910 г. Япония насильно включила Корею в состав своей империи.

Все это были действия в рамках империалистической экспансии, которую проводила японская капиталистическая нация. Нация, которая сама развивалась в русле либерально-демократического, образно говоря «белого», проекта национального строительства.

Однако в начале 30-х гг. в Японии к власти пришли военные элиты, которые стали реализовывать фашистскую модель национального строительства. Император Хирохито принял эту модель и начал проводить ее с помощь. подконтрольной ему бюрократии. Прошла быстрая идейная мобилизации японской нации на крайне националистической и даже расовой основе. Мобилизацию проводила не массовая фашистская партия, как это было в Германии или Италии, а японские военные и японская гражданская бюрократия. Действовали последние по примеру фашистской Австрии, Румынии, Венгрии, Болгарии, и так же эффективно.

Японская нация была в это время достаточно однородна в этническом отношении – состояла в основном из представителей народа ямато. Айнов, рюкю, потомков эмигрантов из числа китайцев и корейцев (буракуминов) в стране жило немного, они были бедны и проблем для накопления капитала не создавали. Поэтому основная активность правящей элиты в деле построения расово иерархизировнного общества была обращена вовне страны. В качестве объекта порабощения, эксплуатации и физического подавления японцами были выбраны китайцы. Их определили в официально реализуемой идеологи, как низшую по отношению к японцам расу. Соответствующим образом стала проводиться японская колониальная политика в Китае.

В начале 1930-х гг. ХХ в. китайское общество быстро развивалось по капиталистическому пути, действуя в рамках либерально-демократических форм национального строительства. Условно говоря, шло строительство «белый» китайской нации. После Синхайской революции 1911 г. в стране была провозглашена Китайская республика. Строительство китайской нации шло силами партии Гоминьдан, которой руководил Чан Кайши. Коммунисты пытались реализовать в стране «красный» проект, но он в рассматриваемое время еще не получил значительной поддержки масс.

Осенью 1931 г. Япония начала захват принадлежащих Китаю северо-западные провинции, именуемых Маньчжурией и создала на их территории государство-сателлит Маньчжоу Го. В 1936 г. японцы захватили китайскую Внутреннюю Монголию и создали на ее территории государство-сателлит –Мэндзян. В первом государстве японцы привели к власти маньчжурские элиты, во втором — монгольские элиты. Под руководством японцев и те, и другие стали эксплуатировать и преследовать местных китайцев ханьского этнического происхождения. В итоге в этих странах были созданы этнически иерархизированные общества, установились фашистские политические режимы правления. Ханьцы сопротивлялись чужеземным захватчикам, особенно в Манчжурии, однако были разбиты. Часть ханьских элит пошла на сотрудничество с оккупантами. Созданные японцами государства-сателлиты получили право создавать собственные полицейские и военные силы.

7 июля 1937 г. «коричневая» Японская империя возобновила военную агрессию против «белой» Китайской республики. Началась вторая японо- китайская война (1937-1945). По своему социальному содержанию это была война за установление расового господства японцев над китайцами.

Китайцы не рассматривались японцами в качестве равных человеческих существ. Китайских военных японцы не брали в плен, а поголовно убивали. Против военных и гражданских китайцев японцы широко применяли химическое и биологическое оружие. Проводились чудовищные медицинские эксперименты над китайцами. Гражданское население подвергалось физическому уничтожению в самом жестоком виде.

Например, после взятия в 1938 г. столицы Китайской республики – Нанкина японцы уничтожили не только всех мужчин, но и большую часть женщин, стариков и детей. Практически всех женщин и детей изнасиловали. Часть китайцев японскими военными была разрезана на части, изжарена и съедена. Во время резни в Нанкине японские военные практиковали такие развлечения, как соревнования на скорость в обезглавливании мечем пленных китайцев. Газеты в Японии оживленно обсуждали подробности этих соревнований. То есть для большинства простых японцев обезглавливание пленных китайцев было абсолютно моральным действием. Китайцы оценивают число убитых в Нанкине в 300 тыс. человек.

Позже, в период военных действий на территории континентального Китая японские власти проводили в отношении гражданского китайского населения политику «трех всех» — «убить все, сжечь все, ограбить все». Результатом этой политики было уничтожение нескольких миллионов китайцев, главным образом гражданских.

Десятки миллионов китайцев были насильно мобилизованы для работы на японских военных и для работы на японские фирмы, которые открыли на оккупированной территории свои шахты и заводы.

Несколько сот тысяч китайских девочек и женщин были насильно отправлены в японские военные бордели, где подвергались ежедневным изнасилованиям десятками японских солдат и офицеров. Эти бордели японцы называли эфемизмом «станции утешения».

Все эти факты говорит о том, что японцы относились к китайцам, как к низшей расе, которая достойна только принудительного труда на высшую расу, должна подвергаться террору для устрашения и уничтожаться в случае неповиновения.

Как отмечает выпущенный в 1995 г. китайскими властями доклад «Прогресс в области прав человека в Китае», в годы второй японо-китайской войны было убито 35 миллионов военных и гражданских жителей страны. Из них только одна десятая часть погибла в боевых действиях, а остальные жертвы японцев были гражданские лица. Материальный ущерб и убытки от действия японцев в годы войны оценивались в докладе в 600 миллиардов долларов.

В японской агрессии против Китая участвовали войска фпшистскиъ государств Маньжоу Го и Мэндзяна.

Для управления населением новых оккупированных китайских провинций Токио создало еще ряд «коричневых» китайских государств-сателлитов. В 1940 г. все эти государства были объединены под властью Центрального правительства, которое возглавил Ван Цзинвэй. Это новое государство для дезориентации населения страны было тоже названо Китайской республикой. В ней установился «коричневый» режим правления, в ней китайцы оказались в положении «низшей» расы. Большое число китайцев выступило в роли пособников японских фашистов, вступали в ряды подконтрольной им «коричневой» армии. «Коричневая» Китайская республика воевала вместе с Японией против «белой» Китайской республики.

Внутри «белой» Китайской республики шла напряженная борьба сил Гоминдана против «красного» проекта, который реализовывала КПК под руководством Мао Дзедуна. Однако в борьбе с японскими оккупантами и их местными «коричневыми» пособниками «белые» и «красные» китайцы чаще всего выступали единым фронтом.

С лета 1937 г. подвергшемуся фашистской агрессии Китаю оказывал существенную военно-техническую поддержку СССР. Он старался не допустить развития конфликта между КПК и Гоминьданом с тем, чтобы они совместно боролись с японской агрессией. СССР опасался, что после разгрома Китая Япония нападет на него. Эти опасения не были лишены оснований, как показали японо-советские конфликты на о. Хасан и на р. Халхин Гол.

Однако в апреле 1941 г., ожидая начала войны с фашисткой Германией, СССР заключил договор о ненападении с Японией. Поддержка Китая после этого сошла на нет. Это был совершенно обоснованный с моральной точки зрения ход Москвы – воевать на два фронта с фашистами она не могла.

В декабре 1941 г. Япония напала на колониальные владения Великобритании и США в Юго-Восточной Азии и на Тихом океане. Это привело к изменению положения дел на японо-китайском фронте. Японцы ослабили давление на китайцев и переместили основную часть военной активности в Индо-Китай и на территорию островов Тихого океана. Здесь Токио также учреждало подконтрольные ему фашистские режимы. Так появились союзное Японии фашистское государство — Тайланд, а также государства-сателлиты — Филиппины, Бирма, Лаос, Вьетнам, Кампучия. В них к власти японцами были приведены местные фашисты. Местные фашистские элиты, помимо помощи японцам, пытались установить свои собственные этнические иерархии, построить свои собственные, пусть небольшие, фашистские империи.

Вашингтон и Лондон после нападения Японии на их колонии признали «белую» Китайскую республику своим Союзником во Второй мировой войне. Ей стали оказывать значительную материальную и военную помощь. Было создано совместное американо-китайское командование ведением боевыми действиями на суше. «Белый» Китай продолжил нести очень значительную часть бремени сухопутной войны с фашистской Японией и ее сателлитами в Азии.

Основную тяжесть войны с фашисткой Японией в Тихом океане несли американцы и англичане. Поддержку им оказывали жители английских доминионов и колоний: австралийцы, новозеландцы и индийцы. Американцы и англичане освободили от японцев свои колониальные владения и вплотную подошли к Японским островам. В сентябре 1945 г. Япония капитулировала, и американцы оккупировали ее.

СССР вновь появился на Дальнем Востоке в августе 1945 г., после разгрома нацистской Германии и ее «коричневых» союзников в Европе. Советские войска разгромили и оккупировали фашистские государства Мэндзян и Маньчжоу Го, а также разбили японцев в северной части Кореи, на юге Сахалина и на Курильских островах.

Вмешиваться во внутренние дела «белого» гоминьдановского Китая Москва не стала, поскольку признавала его Союзником в борьбе с фашизмом. Единственно она передала вооружение капитулировавшей Квантунской армии в Маньчжурии китайским коммунистам.

После капитуляции японцев гражданская война в Китае между сторонниками «белого» проекта под руководством Чан Кайши и сторонниками «красного» проекта под руководством Мао Дзедуна возобновилась с новой силой. Эта война закончилась победой коммунистов и провозглашением ими осенью 1949 г. «красной» Китайской народной республики(КНР).

Сторонники проигравшего гражданскую войну Гоминьдана бежали на о. Тайвань и провозгласили там «белую» Китайскую республику. Длительное время именно она представляла всех китайцев и в ООН, и в Совете безопасности.

Союзники судили японскую нацию и ее элиту за совершенные ими преступления. Японская нация лишилась всех своих колоний и части коренных территорий, была вынуждена платить репарации победителям. Японцев депортировали из колоний и с аннексированных территорий, японские военные были пленены и отправлены на принудительны работы, японское общество подверглось принудительной денацификации.

Японская элита попала под действие Международный военный трибунала для Дальнего Востока, Хабаровского, Нанкинского и еще почти трех десятков других военных трибуналов. Она обвинялась в преступлениях против мира, в массовых убийствах и в преступлениях против человечности. Однако против нее не было выдвинуты обвинения в создании организации, которая распространяла фашистскую идеологию, организовывала массы, направляла государственную машину на реализацию этой идеологии. Тем самым из-под судебной ответственности были выведены все японские военные и все гражданские чиновники, которые на деле и проводили фашистскую политику.

Однозначное понятие «японский фашизм» было замено после окончания войны на расплывчатое понятие «японский милитаризм». То есть акцент стал делаться на военной стороне деятельности японской правящей элиты, а ее деятельность по построению расово чистого общества, по порабощению и уничтожению «низших» рас выводилась из предмета нравственной и судебной оценки, а соответственно позволяла виновным избежать наказания.

Отметим, что Международный военный трибунал в Нюрнберге определил СС, СД и другие немецкие нацистские организации преступными, что дало возможность судить их членов за совершенные преступления. Преступной в Нюрнберге была признана и нацистская идеология.

Почему японские элиты вдруг превратились из фашистов в милитаристов? Представляется, что Вашингтон хотел установить контроль над японскими элитами и использовать их в дальнейшем в качестве инструментов давления на Россию и на Китай. Москва не захотела делиться лаврами основного победителя фашизма с США и «белым» Китаем. Их статус победителей японского милитаризма был более приемлем для Москвы. Чан Кайши после капитуляции властей «коричневой» Китайской республики принял в состав своей армии всех ее солдат и офицеров. Акцентировать внимание на том, что это были фашисты Гоминьдану было не с руки. Для китайских коммунистов, боровшихся за власть с Гоминьданом, терминологические споры были не актуальны, тем более, что преследование японских фашистов было малоперспективно, так как основная их часть была быстро отправлена Гоминьданом в Японию.

Однако сейчас видно, что вопрос об оценке японской нации и японской правящей элиты в годы войны носит далеко не терминологический характер. Одно дело было осуждение верхушки японских военных- милитаристов, а другое дело осуждение японских фашистских элит и японской фашистской нации. В первом случае Японии давно пора вернуть южный Сахалин и Курильские острова. Во втором случае преступления фашизма не имеют срока давности и про эти территории Япония может забыть навсегда. Ведь не поднимает же Германия вопрос о возврате ей территории Пруссии или Судет?

От принятой оценки зависит и судьба китайских территорий. Если Китай боролся с фашисткой Японией, то он имеет право на возврат всех отторгнутых у него этой страной территорий. В том числе и на возврат о. Тайваня. То, что Тайвань стал местом убежища верхушки Гоминьдана, потерявшего власть в Китае в ходе гражданской войны, не дает ему права на самостоятельное существование. Тем более, что Китайская республика на Тайване до сих пор практически никем в мире не признана. Именно на существовании единого Китая руководство КНР настаивает все послевоенное время. Именно этому все эти годы активно препятствуют США. А если Китай союзник России, то почему не признать его право на воссоединение всех территорий, хотя бы на уровне исторических концепций? А взамен можно получить признание руководством КНР права вхождения Крыма и Донбасса в состав РФ. На уровне исторической концепции во всяком случае.

Не стоит забывать и про претензии Кореи к фашистской Японии. Корейцы, хотя и входили в состав Японской империи, но также рассматривались японцами, как существа второго сорта. Они были лишены значительной части земель и капиталов, не допускались к государственному управлению, подвергались ассимиляции. Кореянок насильственно набирали в японские «станции утешения». Миллионы корейцев были привлечены к принудительному труду в годы войны. Однако японцы не попали под военный трибунал в Корее, оккупантами не были выплачены репарации. Попытки поднять эту проблему в Южной Корее всячески пресекаются нынешними правящими элитами, многие члены которых нажили свои богатства в годы японской оккупации.

Включение в повестку дня российских исследователей вопроса о преступлениях японских фашистов в Корее и вбрасывание их результатов в СМИ однозначно могли бы помешать США выстроить единый военно-политический блок против России и Китая в Азии.

А сколько еще интересных возможностей открывается при правильном использовании новых подходов к исследованию истории и современных форм азиатского фашизма?

Александр Гапоненко

Картина дня

наверх