Свежие комментарии

  • Igor
    На жильё может быть,на отдых - можно поспорить.На моём веку встречались люди,которые выйдя в отпуск,устраивались на д...Ругать то, что се...
  • Igor
    Ты о чём,щенок бесхвостый?Ругать то, что се...
  • Пётр Коток
    Горбачёв Михаил Сергеевич за преступления против государства, за геноцид народов СССР приговаривается к осине. Верёвк...Плачущему Горбаче...

Как правильно бояться российской агрессии

Как правильно бояться российской агрессии

Как правильно бояться российской агрессии

Краткий курс

Вы наверняка не обратили внимания, но недавно Латвия со всей решительностью потребовала у России немедленно освободить Савченко и бескомпромиссно осудила вынесенный ей приговор. Но не надо беспокоиться — на это не обратил внимания никто. Даже российский МИД поленился отреагировать. И я бы тоже не обратил внимания, если бы не одно «но» — дело в том, что Латвия очень боится российской агрессии.

Боязнь эта возникла не сегодня. Ещё в последние годы существования Советского Союза демократически избранное руководство Латвийской ССР опасалось вторжения псковских десантников и спецназа КГБ. И пусть это выглядело откровенно глупо, ведь тогда на территории ЛССР находились войска Прибалтийского военного округа. Но пугать демократическую общественность чем-то надо было, поэтому такие опасения озвучивались деятелями Народного фронта вполне всерьёз.

Потом СССР распался и настало время бояться уже агрессии российской. Боялись во время обеих войн в Чечне, боялись во время ухудшения отношений России и США из-за Югославии, и во время потепления этих отношений после 11 сентября боялись тоже. Своего пика боязнь достигла в 2014 году в связи с Крымом и Донбассом.

Тут стоит разобраться, что именно подразумевают в Латвии, говоря об «агрессии России». Это будет непросто, поскольку членораздельных объяснений до сих пор встретить не удалось. Логично предположить, что проявлением такой агрессии должна быть ситуация, когда российская армия воспользуется каким-то поводом и перейдёт границу у реки, захватывая у Латвии её пяди и крохи. Всё остальное, что только можно назвать агрессивным, как то: риторика, критика, информационное влияние, таможенные ставки, железнодорожные тарифы и так далее — может быть названо агрессией только в образном, переносном, литературном смысле.

Чтобы понять, насколько сильно Латвия боится агрессии, давайте посмотрим, как именно она действовала по отношению к потенциальному агрессору — скажем, за последние два года. Итак, опасаясь агрессии, Латвия сочла нужным: объявить России санкции; осудить Россию за Крым, Донбасс и Савченко; выслать и внести в чёрный список два десятка российских певцов, учёных, журналистов и экспертов; запретить гастроли ансамбля им. Александрова; на три месяца запретить трансляцию телеканала «Россия»; запретить регистрацию информагентства «Спутник», а уже купленный домен заблокировать. Мелочи типа выступлений политиков внутри страны и на международных форумах, призывов выслать русского посла и проверки госбезопасностью «Тотального диктанта» даже упоминать не стоит.

Из всего вышеперечисленного только запрет гастролей можно считать хоть как-то оправданным — Академический ансамбль песни и пляски Российской армии при желании действительно мог бы захватить как минимум Ригу, пользуясь своим превосходством в численности и физической подготовке. Все остальные действия Латвии создают странное впечатление — как-то не очень похоже это на страх.

Предположим, Россия действительно агрессивна и только ждёт повода для нападения. Тогда получается, что выбирая между Савченко и сохранением страны и нации («Латвия есть единственное место в мире, где может быть гарантировано существование и развитие латышского языка и, следовательно, коренной нации» — решение Конституционного суда ЛР от 21 декабря 2001 года) — латвийское правительство выбирает Савченко. Это можно назвать по-разному, глупостью, преступлением или безумством храбрых — но страхом это назвать точно нельзя.

Или, предположим, Россия не агрессивна и не собирается нападать на Латвию — этого, конечно, никак не может быть, но мы всё-таки предположим. Тогда тем более ни о каком страхе нету речи, а называть это можно исключительно матерно.

Для Латвии, которая боится агрессивной российской агрессии, у меня имеется рецепт — как успокоиться и начать жить. Для начала необходимо отменить санкции, признать демократический выбор крымского народа и приветствовать посадку Савченко — всё равно латышского языка она не знает, а это само по себе достойно наказания. Потом с извинениями отменить чёрные списки, иностранный статус русского языка и вернуть гражданство всем негражданам.

Сразу после осуществления этих мер в Латвии повысится собираемость налогов, уменьшится безработица, начнут возвращаться эмигранты. И самое главное — исчезнет даже теоретическая опасность агрессии со стороны России.

Если же и эти чрезвычайные меры не помогут перестать бояться агрессии России, то можно предложить Латвии вступить в какую-нибудь военную организацию сильных, богатых и авторитетных стран, которые защищали бы своих членов от любых рисков внешней агрессии. Вот, например, есть такая организация НАТО, которая в пятом пункте своего устава как раз и прокламирует принцип «один за всех и все за одного».

Тут пытливый читатель мог бы возразить, будто бы Латвия уже вступила в НАТО в 2004 году. Да и храбрые осуждения и поучения в адрес России должны бы свидетельствовать о наличии какой-то силовой поддержки. Но если исходить из постоянных жалоб и опасений агрессии, то придётся признать — если Латвия и вступила, то в какое-то неправильное НАТО, с неправильным пятым пунктом, безо всякой уверенности в завтрашнем дне.

Хотелось бы пояснить, что рассмотренные в этой статье логические нестыковки между действиями и риторикой характерны не только для Латвии, но и вообще для большинства стран Восточной Европы. Причём для Польши такие противоречия характерны даже в большей мере, чем для Латвии, а для Литвы — ещё больше, чем для Польши.

Но и НАТО в целом не отстаёт от своих восточных членов. Откликаясь на такого рода жалобы, руководство альянса разработало и уже осуществляет план по переброске войск НАТО на восток, поближе к границам агрессора. И в этом можно увидеть сразу две логические нестыковки.

Во-первых, НАТО тем самым подтверждает подозрения Латвии и Ко в том, что пятый пункт устава сам по себе ничего не значит. И единственная возможность гарантировать его исполнение — это наличие войск, в первую очередь американских, на своей территории. Это само по себе много говорит о том, что именно думают восточные члены альянса о честности и надёжности своих западных союзников.

Во-вторых, размещая свои войска у самой восточной границы, НАТО своими рукам подставляет их под первый внезапный удар агрессора — а какие ещё удары может наносить агрессор, если не первые и внезапные? Конечно, стратегия, тактика и средства вооружённой борьбы сильно изменились с 1941 года и агрессор вполне может действовать сразу на всю глубину, но судьба войск у границы от этого не становится менее печальной — они обречены на уничтожение.

Таким образом получается, что либо НАТО отправляет свои войска к границе агрессивной России на гарантированный убой, либо они уверены в полной безопасности такого размещения войск — но как тогда быть с агрессивностью России?

Дополнение. Пока статья готовилась к печати, Латвия ещё раз решила запретить трансляцию телеканала «Россия», на этот раз уже на полгода. Запретить — и снова опасаться российской агрессии. Мне это кажется вполне логичным.

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх