Свежие комментарии

Через три года в «деле Скрипалей» исчезло «хайли лайкли». Владимир Корнилов

Через три года в «деле Скрипалей» исчезло «хайли лайкли». Владимир Корнилов

Ровно три года назад в английском туристическом городке Солсбери произошло событие, известное миру как «отравление Скрипалей»

Четвертого марта 2018 года бывший двойной агент ГРУ и Ми-6 Сергей Скрипаль и его дочь Юлия, приехавшая накануне из Москвы навестить отца, были найдены без сознания на скамейке в историческом центре города. Дальше последовала череда не менее странных событий, итогом которых стали сколь шумные, столь и бездоказательные обвинения против России и выдворение десятков российских дипломатов из разных стран мира.

Напомним: наше государство было официально обвинено в «применении оружия массового поражения на территории Британии». С тех пор Москва последовательно и безуспешно призывает к сотрудничеству в расследовании этого дела, настаивая на предъявлении каких-нибудь доказательств и допуска хотя бы к российской гражданке Скрипаль, которая один раз появилась с перепуганным лицом на экранах британских телеканалов, зачитала с телесуфлера заявление с просьбой оставить их с отцом в покое, после чего их обоих никто не видел.

К очередной годовщине этого более чем резонансного дела логично было бы ожидать заявлений Скотленд-Ярда, ведущего расследование, пояснений со стороны представителей британских властей или чего-нибудь в этом роде.

И громкие заявления последовали. Правда, пока что из уст министра обороны Британии Бена Уоллеса. В своем онлайн-выступлении он пришел к однозначному выводу, с тех пор Россия является «врагом».

Уоллес поделился своими впечатлениями о том моменте, когда он осознал это: «Я вспоминаю открытые рты в парламенте, когда премьер-министр стояла и объявляла, что мы идентифицировали офицеров ГРУ, действующих от лица государства. Это был отрезвляющий момент для многих». Правда, вышла незадача — британское агентство PA News, которому Уоллес давал интервью, тут же снабдило его слова видео с упомянутым им выступлением главы британского правительства Терезы Мэй, в котором она все свои выводы о «причастности российского государства к отравлению» снабдила эпохальной фразой «хайли лайкли» («весьма вероятно»).

Однако, судя по прочувственным воспоминаниям Уоллеса, министр обороны уже подзабыл это словосочетание. Поскольку он делает вполне однозначные выводы о том, что Россия отравлением в Солсбери чуть ли не разрушила систему международного права. «Это бросает вызов многим ценностям, которые мы отстаиваем, и бросает вызов мировому порядку. Это то, что должно беспокоить всех нас», — заявил глава оборонного ведомства.

Вот, собственно, и все, что озвучил представитель британского правительства по поводу дела Скрипалей. Отбросив фразу «хайли лайкли», он вновь обвинил Россию в «атаке на территорию Британии» и не добавил ровным счетом ничего к уже известным фактам и домыслам, которые звучали и год, и два года назад.

Самое удивительное в этом резонансном деле — это то, что требовательная британская пресса вообще не задает «лишних» вопросов по нему. Ни следователям, ни своему правительству, ни хотя бы самим себе. Вспоминают они его очень часто. Очередной всплеск упоминаний пришелся на минувшую осень, когда западные СМИ в том же стиле «хайли лайкли» начали раскручивать «отравление Алексея Навального». С появлением в этом деле слова «Новичок» фамилия Скрипаля зазвучала во многих публикациях. Но опять-таки этот кейс приводился чуть ли не как доказанный и завершенный — будто бы все суды уже состоялись, а вина России очевидно доказана.

Вот и «информационный спецназ Евросоюза» (официальное подразделение внешнеполитического ведомства ЕС, призванное бороться с «российской дезинформацией») упорно отвергает любые сомнения, звучащие в наших СМИ относительно дела трехлетней давности. Как только где-то на российских экранах звучит фраза «Я не знаю, кто отравил Скрипаля», на ресурсе данного подразделения появляется однозначное утверждение: «Причастность Москвы к отравлению Скрипалей доказана расследованием». Вполне логично продолжить эту мысль: если уже все доказано, почему дело до сих пор не в суде и когда же оно там окажется? Вот этот вопрос никто из британских СМИ и не задает, неинтересно им это.

Как не звучит и вопрос «Где же Скрипали?» Мы знаем, что в прошлом году ряд изданий вбросил информацию о том, что «недоотравленные» отец и дочь якобы обитают сейчас под прикрытием в Новой Зеландии. Как и понимаем прекрасно, что подобные слухи обычно распространяются для дезинформации и отвлечения внимания от реального места обитания свидетелей.

Но ведь, скрывая от мира Скрипалей, британские власти только подогревают слухи и порождают новые конспирологические теории. Например, американский историк Эрик Зюсс уже задается вопросом, а не были ли отец и дочь «тайно казнены британским правительством». Зюсс пишет: «Я не претендую на то, чтобы называться экспертом по делу Скрипалей, но очевидно, что правительство Великобритании бесстыдно лжет о них, о том, что случилось и почему. Что особенно печалит меня, так это то, насколько много людей проглатывают эту ложь».

А вот британскую прессу ситуация неопределенности вокруг Скрипалей, похоже, вполне устраивает. Постоянно эксплуатируя их имена, журналисты не задают неудобных вопросов полиции и не требуют предъявить хоть какие-то доказательства того, что «отравленные» все еще живы. Судьба Навального лондонских журналистов волнует гораздо сильнее. Скажем, тамошние газеты на днях дружно опубликовали статьи о том, что он якобы загадочно «исчез» из камеры СИЗО. Притом что журналисты отлично знали процедуру этапирования российских заключенных в колонию.

А давайте представим на минуту, что Навальный, как и Скрипаль, действительно исчезает. Допустим, выходит кто-то из его родственников и зачитывает по суфлеру якобы заявление оппозиционера о том, что он просит прессу оставить его в покое и больше не будет реагировать на внешний мир. Ох и шуму же будет! Столько кар и санкций обрушится на Россию за похищение своего гражданина, что даже страшно представить. Но явное похищение двух человек в Британии (заметим, как минимум один из которых — гражданка нашей страны, и, соответственно, российские дипломаты имеют полное право на доступ к ней) не вызывает ни у кого никакого беспокойства.

И уж совсем поразительно, что ни один из тех журналистов и «расследователей»-самоучек, сделавших на деле Скрипалей неплохой бизнес, не пытаются спросить полицию о явных нестыковках в официальной и «единственно правильной» версии. Ведь «отравленные», как нам сообщали, дали полные показания. Значит, следствие располагает данными, куда же они ездили утром 4 марта 2018 года и почему отключали GPS в своей машине. Полиция нам по минутам (правда, почему-то с необъяснимыми «белыми пятнами») воспроизвела график передвижений по Солсбери «подозреваемых» Петрова и Боширова, но по каким-то причинам «стесняется» показать полный график передвижений самих Скрипалей в тот день. А ведь тогда можно было бы допустить и места возможных пересечений условных «ассасинов» с их условными «жертвами».

Таких вопросов в деле — по-прежнему огромное множество. Но британская пресса, уже установив для себя «виновника», упорно не задает их и спустя три года после инцидента. Сейчас дело Скрипаля упоминается еще в связи с выходом книги Элиота Хиггинса, того самого «расследователя», который на этом деле раскрутил скандально известное агентство Bellingcat. Эту книгу заранее кинулись активно продвигать на Западе, восхищаясь методами работы агентства, которое в России небезосновательно называют «сливным инструментом».

Но вот что интересно: расписывая свои чудодейственные методы добычи информации о «преступлениях России» (тут тебе и Скрипали, и Сирия, и MH17, и тот же Навальный), ни Хиггинс, ни его коллеги не объясняют, почему же их способности упорно не работают в самой Британии! Сразу напрашивается параллель с персонажем известной советской комедии «Зеленый фургон» — младшим милиционером Грищенко, у которого необыкновенный «нюх» на самогон «из-за каких-то атмосферных помех отказывался действовать» в его родном селе Севериновка. Вот и невероятные способности Bellingcat взламывать чужие почтовые ящики или определять точные маршруты передвижений чуть ли не всех агентов спецслужб якобы «по биллингу сотовых операторов» работают только на территории России. А ведь логично было бы спросить: почему же они так же «по биллингу» не отследили передвижения Скрипалей накануне и в день 4 марта? Наверное, потому, что британские спецслужбы не предоставили им таких данных? Вряд ли можно найти какие-то иные объяснения этим «атмосферным помехам».

Сами же «расследователи» от Bellingcat даже особо и не скрывают, что занимаются пропагандой, которую они называют «информационной войной». Так, Христо Грозев, являющийся ключевой фигурой этих псевдорасследований, на днях признался, что считает информационное оружие более важным, чем военное вооружение, и откровенно добавил: «Вот кто мы такие — военные корреспонденты». Очень ценное признание.

К большому сожалению, приходится констатировать, что эту парадигму приняли и журналисты некогда солидных британских изданий, которые после дела Скрипаля «к штыку приравняли перо» и бросились в бой против «врага». Министр обороны Великобритании четко обозначил для них, кто этим врагом назначен. Уже без «хайли лайкли».

Владимир Корнилов, РИА

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх
,,