Свежие комментарии

  • Аркадий Цыганов
    Как там Некрасов: жаль только что в эту пору прекрасную....Слушания в ООН по...
  • Олег Руднев
    Соболь. Это жертва не запланированной беременности.Навальнистка Собо...
  • Sergey Ivanov
    Оскверненная святыня- не святыня уже. Памятники ведь воздвигают не ради мертвых, а ради живых. Ради памяти. Не хотят ...Кого «убьёт» Роди...

«Прибалтийский тигр» сдулся до котёнка из-за коронавируса

«Прибалтийский тигр» сдулся до котёнка из-за коронавируса

В правительстве Эстонии обсуждается сокращение расходов на самое святое – оборону и армию

И это при том, что руководство вооруженных сил страны всячески убеждает в наличии «угрозы с востока», то есть якобы из России. Каким образом коронавирусный кризис обрушил эстонский бюджет и кто в итоге будет спасать финансовое положение этой страны?

Долгое время Эстония считалась наиболее «передовой» из всех постсоветских республик. Либеральные пропагандисты с упоением рассказывали о достижениях «прибалтийского тигра» – «экономический рост», «высокие зарплаты», «электронное государство» и т. д. И вдруг власти Эстонии заявляют о тотальной нехватке средств, из-за чего приходится отказываться от самого «святого»: модернизации вооруженных сил – и это перед лицом «агрессивной России»!

Придется экономить на армии?

В частности, на днях руководство эстонских Сил обороны выступило с громким заявлением. Оказалось, что план развития вооруженных сил страны рискует в значительной степени остаться лишь на бумаге – и все из-за коронавируса и вызванных им бюджетных ограничений.

В Эстонии на содержание «развитой армии» к 2024 году будет уходить не менее 2,12% от ВВП в год. Так, во всяком случае, предполагается на нынешний момент.

«Но для того, чтобы позволить обороноспособности хоть как-то развиваться, как изначально и предусматривает план на следующие десять лет, этот показатель должен составлять не менее 2,23% от ВВП. Сумма расходов на оборону, которая еще в 2019 году по прогнозам составляла 2% от ВВП в 2019 году, выросла до 2,23% в результате вызванного коронакризисом экономического спада, без изменения абсолютной суммы. В Латвии и Литве оборонные расходы в прошлом году также составили 2,3%, они тоже решили не урезать», – сказал вице-канцлер министерства обороны Эстонии Меэлис Оидсалу.

Другие чиновники тоже высказывают пессимистичные прогнозы. «Мы хорошо понимаем, что происходит в экономике и что времена тяжелые. Но мы должны следить за тем, чтобы кризис здравоохранения в долгосрочной перспективе не превратился в кризис безопасности, который может стать экзистенциальным для всей страны и народа. Мы уже весной прошлого года провели кризисное собрание, на котором министр обороны установил очень строгие рамки расходов, а командующий Силами обороны представил предложения, как удешевить имеющуюся структуру войск», – сказал канцлер министерства обороны Кристьян Прикк.

Эстонские военные жалуются, что удар по ним оказался нанесен с совсем неожиданной стороны. «В общей сложности коронакризис съел более 600 млн евро из прогноза оборонных расходов на 2019 год… Дальнейшая экономия возможна, но только за счет отказа от военных структурных подразделений. Учитывая, что сейчас мы имеем по одной бригаде на каждое стратегическое направление, нам придется переделать весь наш план независимой первичной обороны», – жалуется Оидсалу.
Командующий Силами обороны Мартин Херем тоже сетует на идущие прахом планы. Он сказал, что, «например, Эстонии вместе с Латвией необходимо создать ракетно-артиллерийские подразделение – но ввиду экономического влияния пандемии под удар могут попасть даже те действия, договоренность о которых уже имеется». Его расстраивает тот факт, что государственный бюджет на 2021 год принят с огромным минусом. Дефицит почти в 2 млрд евро означает, что 15% всех государственных расходов и инвестиций будут осуществлены за счет кредита.

Пандемия вызвала серьезный кризис в важном для страны сельскохозяйственном секторе, поскольку закрытие границ между странами лишило Эстонию иностранных работников. Но эстонские военные считают, что даже в таких условиях армия должна оставаться «священной коровой». И все это, разумеется, из-за России.

Военные расходы – это святое!

Не далее как в январе 2021-го Херем заявил, что стране необходимо не только не сокращать, а, напротив, увеличить военные расходы – аж до 6,5% от ВВП! Выступая в эфире радиостанции Vikerraadio, он запугивал слушателей: «Восточный сосед показал, что при благоприятных условиях он готов использовать военную силу для достижения своих целей, например в Грузии и на Украине. И видно, что вооружение России непропорционально велико. Поэтому Эстония должна увеличить расходы на оборону до 6,5% ВВП, хотя это маловероятно». При этом, по мнению генерала, для «отражения военного нападения» Эстонии потребуется дальнобойная артиллерия, системы противовоздушной обороны средней дальности, оборонительные системы ВМС, а также дополнительно шесть бригад к силам наземной обороны.

Херему «подпевает» новый министр обороны Эстонии Калле Лаанет (Партия реформ). «Сегодняшняя ситуация с безопасностью показывает, что наша основная угроза может исходить все же с востока, то есть из России», – заявил Лаанет в интервью эстонским СМИ.

Публицист Анатолий Ядов иронизирует: «Чем больше в новом коалиционном правительстве страны говорят о необходимости экономить средства в условиях кризиса и сокращать расходы, тем больше министерство обороны и командование нервничают из-за бюджетных денег. Ораторы указывают перстами на восток и объясняют, что лишь наращивание военных расходов спасет маленькую страну от «чудища обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй». Ну если не наращивание – все же кризис, понимаем – то сохранение на прежнем уровне в абсолютном выражении европейскими деньгами, что в исчислении относительном, процентном, означает как бы увеличение доли расходов на оборону. Но ничего не поделаешь, ведь это самое «чудище обло и так далее» явно изготовилось и вот-вот прыгнет».

Часть бюджетного дефицита покрывается резервами, а часть – кредитом. В 2022 году, когда минфин Эстонии обещает восстановление экономики, расходы вырастут на 600 млн, а заем составит 1,6 млрд евро. Таким образом, внешний долг Эстонии увеличится примерно до одной трети ВВП. «На каждого жителя Эстонии долг государства в прошлом году был где-то 1,8 тыс. евро. Он увеличится на 8тыс. евро. На каждого жителя Эстонии. Начиная с ребенка и заканчивая пенсионером», – прокомментировал ситуацию член финансовой комиссии Рийгикогу Андрес Сутт (Партия реформ).

Новый министр финансов Кейт Пентус-Розиманнус считает, что финансовое положение государства, унаследованное от предыдущего правительства, оказалось хуже, чем ожидалось. Политик заявила, что бюджетный план на следующие четыре года, составленный предыдущим министром финансов Мартином Хельме, содержит нереалистичные сокращения на сотни миллионов евро. По ее словам, цифры хоть и прописаны, но ничем не подкреплены. Например, в 2022 году планируется сокращение расходов на 260 млн евро, но за счет чего собирались экономить – неясно.

В свою очередь председатель совета по госбюджету Рауль Эаметс считает, что в этом году никаких серьезных изменений, способных послужить улучшению ситуации, не будет. «Если бюджет составлен с дефицитом, то обычно есть три способа его покрыть: увеличить налоги, составить большие программы сокращений или брать кредиты. С учетом того, сколько впереди будет выборов, я думаю, что третий вариант наиболее вероятен», – сказал Эаметс.

«Игла» кредитов и евродотаций

Эстонский экономист Леонид Цингиссер считает такие комментарии дилетантскими. «260 млн евро – это не такая большая цифра, чтоб не найти, за счет чего ее сэкономить при бюджете в 13 млрд евро. Если начать говорить о том, что необходимо экономить на образовании и медицине, это не то. Но у нас достаточно статей, где это можно сделать – например, на обороне», – заявил экономист. Данный эксперт тоже не исключает, что для стабилизации бюджета – вместо того, чтобы сокращать расходы! – новое правительство решит повысить налоги.

Еще одним вариантом для Эстонии могло бы стать увеличение кредитного бремени. «Это возможно, потому что дополнительные деньги печатаются со страшной силой. Станки запущены и в Европе, и в США. В короткой перспективе деньги хлынут, а в долгосрочной – они будут дешеветь. Нулей будет больше, а их стоимость – меньше. Поэтому сейчас брать кредит выгодно, так как отдавать придется более дешевые деньги», – объяснил Цингиссер.

Эстонский публицист Алексей Языков говорит, что новый кабинет министров Эстонии похож на временную аварийную команду, собранную для управления страной, оказавшейся в кризисной ситуации. По его словам, очередному правительству Эстонии досталось наследие в виде целого комплекта экономических, политических и психологических проблем. «Временному правительству» предстоит принять заведомо непопулярные решения в условиях дефицита средств, вакцины и угрозы нового всплеска количества инфицированных», – отмечает Языков.

«Выплывать» эстонские власти предполагают за счет европейских дотаций. На период 2021–2027 годов Эстонии выделено 3 млрд евро.

Из них 717 млн планируется пустить на «инновации, исследования, конкурентоспособность малых и средних предприятий, развитие цифровых навыков и дальнейшее развитие «электронного государства». 795 млн пойдет на «повышение эффективности использования ресурсов, переход на более экономное энергопотребление, адаптацию к изменениям климата, экономику замкнутого цикла, внедрение более экономных транспортных решений и водное хозяйство». За счет суммы в 564 млн евро «планируется поддержать экологически чистый транспорт, дороги и более быстрый интернет». 574 млн пойдут на «связывание учебы с потребностями рынка труда, инвестиции в социальную сферу и здравоохранение, долговременный уход, эстонский язык и интеграцию». Наконец, 264 млн выделят на «развитие городских районов, региональное предпринимательство и местные общественные услуги».

То есть Эстония плотно садится «на иглу» европейских дотаций. А что будет, если эту «иглу» выдернут?

Валентин Жуков, ВЗГЛЯД

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх