Свежие комментарии

  • Эдуард Филиппов
    Кому интересно , во что одеты марионетки и как , партнёры , друг на друга глядят ?Встреча в Женеве ...
  • Виталий Терентьев
    хохлов не любили никогда.Необучаемые. Серг...
  • Анатолий Лановой
    Нужно перед патрулированием проводить контрольные обстрелы территорий контроля и прилегающих территорий. И пусть тур...Почерк спецслужб,...

Юрий Селиванов: Недопустимая «роскошь» предательства

Юрий Селиванов: Недопустимая «роскошь» предательства

Если бы не варварская политика тотального уничтожения советского флота, проводившаяся прозападной либеральной властью девяностых годов, современной России не пришлось бы тратить такие бешеные деньги на восстановление почти с нуля  ВМФ РФ

    Информационным поводом для этой статьи стала новость, пришедшая из далекого Вьетнама.

«Согласно сообщениям вьетнамских СМИ, ВМС Вьетнама модернизировали два своих старых морских тральщика советской постройки проекта 266 с бортовыми номерами «851» и «852», оснастив их современными системами поиска и уничтожения мин.»

У вьетнамцев было всего три советских тральщика данного проекта, которые были переданы этой стране в 80-х годах прошлого века.  Два из них, то есть 66% от общей численности они сохранили до настоящего времени, провели необходимую реконструкцию, оснастили эти корабли новейшими аппаратами противоминной защиты, обновили  радиоэлектронное оборудование и в результате получили, за весьма небольшие деньги, две вполне современные боевых единицы, способные достаточно эффективно противостоять минной угрозе.

Казалось бы, какое нам дело до далекого Вьетнама, который, вероятно, по бедности, латает дыры на своих старых, еще советских посудинах.

Можно, конечно, оценить эту новость и с таким вот бездумным высокомерием. А можно  увидеть в ней  и повод  призадуматься о наших собственных «скелетах в шкафу», которые и по сей день стучат своими костями.

Ведь первый серийный тральщик современной, то есть не советской постройки проекта 12700 «Александрит», способный дистанционно вести разведку и уничтожение морских мин с помощью беспилотных катеров и управляемых подводных аппаратов, вступил в состав ВМФ РФ только в прошлом году!

Морской тральщик проекта 12700 "Александр Обухов"  в сопровождении безэкипажного противоминного катера

Морской тральщик проекта 12700 «Александр Обухов»  в сопровождении безэкипажного противоминного катера

А до того, на протяжении почти тридцати лет, минно-тральные силы, имеющие колоссальное значение для обеспечения боевой устойчивости, как надводного флота, так и  подводных стратегических ракетоносцев, находились в таком состоянии, для описания  которого слово «катастрофа» едва ли не самое подходящее.

Корабли старых советских проектов  не были способны, как и любые тральщики того времени, искать и уничтожать  мины иначе как на своем собственном курсе и, так сказать, собственным телом, что чрезвычайно опасно даже для кораблей специальной постройки. К тому же, они почти все были выведены из состава флота и сданы на металлолом в период лихого «реформирования» страны и армии  90-х годов.

    «Строительство тральщиков проекта 266 и их модификаций — проектов 266-М и проектов 266-МЭ — велось на Средне-Невском и Хабаровском судостроительных заводах. Головной корабль вошёл в состав ВМФ СССР в 1963 году, до 1971 года было построено 40 кораблей этого проекта, а всего было построено 52 корабля. Три корабля были поставлены во Вьетнам, четыре — в Египет. В середине 1990-х тральщики постепенно вышли из состава ВМФ России, а в 2008 году последние тральщики были пущены на слом в Египте и Вьетнаме.»

      Как видим, «Википедия» слегка ошиблась насчет «пуска на слом» вьетнамских тральщиков проекта 266. Они до сих пор живы и здоровы и, более того, стали вполне современными кораблями, способными к дистанционному поиску и подрыву мин.

И, что примечательно, их техническую модернизацию до уровня современных противоминных технологий провели российские специалисты из Калининграда! Правда, они использовали для этого итальянское оборудование, в частности,  беспилотные подводные роботы. Но что им оставалось делать, если родимое правительство за все «лихие» девяностые годы на разработку аналогичной российской техники  не выделило ни единой копейки!

Поэтому в том, что касается судьбы бывшего  советского флота противоминной обороны, то «Википедия»,  увы, не  ошиблась. Его остатки, если даже и не порезали на иголки в 90-х годах, то и никак не модернизировали. Хотя на самом деле тральщики проекта 266 были достаточно хорошо отработанными кораблями, а их модернизационный ресурс  отнюдь не был исчерпан.

«От поражения неконтактными минами с магнитными и акустическими вызрывателями тральщики защищались особым комплексом, основой которого служил корпус из маломагнитных сталей. Из них создавались фундаменты для двигательной установки, многочисленные механизмы, вооружение, устройства и оборудование корабля в маломагнитном варианте.»

Иначе говоря, корпуса этих кораблей был  вполне адаптированы к своей специфической миссии. И, при условии оснащения этой основы соответствующим «навесным оборудованием», вроде тех же беспилотных комплексов, они вполне могли закрыть ту зияющую дыру,  которая существовала как минимум двадцать  лет и делала российский флот  крайне уязвимым от минного оружия противника, особенно вблизи своих баз.

О том насколько это опасно, можно судить хотя бы опыту Великой Отечественной войны, когда боевая активность советского Балтийского флота была сведена немцами к минимуму на протяжении нескольких лет именно вследствие массовых  минных  постановок в восточной Балтике.

Карта-схема минных полей заграждений в Финском заливе в 1944 г.Карта-схема минных полей заграждений в Финском заливе в 1944 г.

Но либеральным «отцам-командирам» ельцинского разлива, о которых их нынешние либеральные воздыхатели слагают оды во славу «святых девяностых», было на все это решительно наплевать. Поэтому они не просто списали в утиль добрую половину российского ВМФ, но еще и практически  уничтожили его противоминную защиту. Вместо того, чтобы за счет сравнительно небольших денег модернизировать имеющийся минно-тральный флот, состоявший из кораблей вполне пригодных для такого «апгрейда». Что, кстати, полностью доказали  те же вьетнамцы проведя такие работы на своих тральщиках того же проекта.

Сегодня  Россия активно строит корабли противоминной обороны самой современной конструкции, способные решать самый широкий спектр боевых задач. Но делается это буквально в «пожарном порядке», с учетом неотложной необходимости как можно скорее закрыть ту зияющую дыру уязвимости флота, о которой сказано выше. А поскольку таких тральщиков даже сегодня в составе ВМФ РФ только четыре единицы, вполне очевидно, что до полного закрытия этой дыры пройдет еще немало времени.

Прибытие в Севастополь морского тральщика «Иван Антонов» проекта 12700, 07.09.2019Прибытие в Севастополь морского тральщика «Иван Антонов» проекта 12700, 07.09.2019

  Таким образом, можно констатировать, что политика либерально-прозападной верхушки России  90-х годов, даже на таком сравнительно узком направлении обеспечения военной и государственной безопасности, как строительство и поддержание боевой готовности минно-тральных сил флота, нанесла стране такой ущерб, который не удалось в полной мере компенсировать даже сегодня. А нынешняя российская власть вынуждена принимать экстренные меры и тратить большие средства на решение тех вопросов,  которые можно было «закрыть» намного раньше и куда меньшей «кровью», если бы прошлая власть радела об интересах своего государства, а не только исправно выполняла директивы заокеанских «партнеров»   о скорейшем уничтожении военного потенциала России.

Конечно, это лишь один небольшой пример того, к чему привело такое либеральное варварство. Но пример весьма показательный, на основании которого нетрудно сделать вывод о том, чем бы всё могло закончиться, если бы  России не был дан Путин.

Юрий Селиванов, специально для News Front

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх