Свежие комментарии

  • Briz Bazelik
    СТАЛИНА, на них нет!То приватизация, ...
  • Эдуард Александров
    Каждому отцу нации, окунувшемуся в цивилизацию, нужен свой чубайс. Кто не окунулся - тому проще. Посмотрите на африк...То приватизация, ...
  • Аркадий Цыганов
    МИД у нас беззубый. Все для него "коллеги, партнёры, друзья". Почему?Юлия Витязева: ПА...

Черчилль закрепил за англосаксами клеймо наследников Третьего рейха

5 марта нынешнего года можно считать юбилеем события, которое в официальной историографии как России, так и Запада принято считать точкой отсчета «Холодной войны», продлившейся до самого падения Советского Союза – выступления в Вестминстерском колледже американского Фултона Уинстона Черчилля, на тот момент уже бывшего премьер-министра Великобритании.

Черчилль закрепил за англосаксами клеймо наследников Третьего рейха
Использованы фотографии: Public Domain

На самом деле, все, конечно же, намного сложное – и противостояние нашей страны с англо-саксонским миром началось далеко не в 1946 году, и даже вынужденно созданный Западом во время Второй мировой войны союз с СССР «дал трещины» не тогда. Вошедшая в учебники «Фултонская речь» стала не истоком, а скорее, лишь стартом очередного этапа глобальных геополитических процессов, длившихся столетиями и продолжающихся по сей день. Именно поэтому нам стоит сегодня освежить ее в своей памяти.

Англосаксы – наследники Третьего рейха

Как и любое событие, имеющее действительно всемирно-историческое значение, «Фултонская речь» получила различные трактовки, порой «расходящиеся» до полной полярности. Немало существует относительно нее и откровенных спекуляций, а также попросту ошибочных мнений. Попробуем хотя бы вкратце разобраться во всем этом многообразии.

В СССР выступление сэра Уинстона сразу же получило предельно негативную оценку. Причем надо отметить, что в отличие от более позднего времени, советские идеологи вовсе не пытались «замолчать» собственных оппонентов, а вступили с ними в открытую полемику. Происходила она как на страницах ведущих изданий страны – «Правды» и «Известий», так и в радиоэфире. При этом публиковалась и озвучивалась если не вся речь, то весьма обширные цитаты из нее. Оппонировали Черчиллю не только ведущие советские журналисты, но и, к примеру, светило отечественной исторической науки, академик Евгений Тарле.

Спустя неделю к дискуссии подключился и лично товарищ Сталин: в «Правде» было опубликовано весьма обширное интервью с ним, посвященное именно «Фултонской речи», одно это более чем красноречиво свидетельствует о том, насколько серьезно и болезненно восприняли этот демарш в руководстве СССР. Надо отдать должное Иосифу Виссарионовичу – паузу в семь дней он выдерживал не зря. Даная им характеристика выступлению бывшего «союзника» настолько точна и исчерпывающая, что хоть в рамочку вставляй да на стенку вешай. Сталин в своем интервью, по сути дела, ставит абсолютный знак равенства между гитлеровским нацизмом и озвученной Черчиллем теорией о «превосходстве» англо-саксонской расы, которая, как считает британец, имеет некое «священное право» на доминирование во всем мире.

Недаром же на многих карикатурах, появившихся в различных советских изданиях, бывший британский премьер изображался как фигура, отбрасывающая тени в виде Гитлера и Геббельса. И тут надо отдать должное нашим художникам – они не только воплотили таким образом в графике слова Сталина, а еще и сделали отсыл к одному из главных афоризмов, «подаренных» миру как раз именно «Фултонской речью». Речь, конечно, о «железном занавесе», который стал часто употребимой идеомой лишь «с легкой руки» Черчилля. Впрочем, придумано и впервые употреблено это словосочетание было вовсе не им. Его очень любил доктор пропаганды Йозеф Геббельс – достоверно известно, что в своих печатных «творениях» он этот термин употреблял не раз. Допустил ли Иосиф Виссарионович преувеличение, говоря о том, что Черчилль и его единомышленники являются носителями «английской расовой теории», суть и смысл которой состоят в тезисе о мировом господстве англосаксонской расы? Ничуть.

Начнем с того, что «научную основу» под будущие чудовищные преступления бесноватого фюрера и его последователей подвели как раз англосаксы, породившие само понятие «высших» и «низших» рас, а также разработавшие доктрину о «превосходстве нордических народов». Томас Карлейль, Хьюстон Чемберлен, Джеймс Хант, Френсис Гальтон (двоюродный брат Чарльза Дарвина, кстати), Карл Пирсон – все сплошь британские джентльмены, ученые мужи. Последний из них, кстати, открыто отстаивал идею о «необходимости захвата белыми людьми территорий для собственного проживания» и тому подобные тезисы, приводившие членов НСДАП в полный восторг. «Я восхищаюсь народом Англии, совершившим неслыханное в деле колонизации!» – это не кто-то из членов английского королевского дома или парламента. Это Адольф Гитлер... И, кстати, идею концентрационных лагерей «сверхчеловеки» Германии почерпнули тоже у сэров. Первыми в мире их создали англичане.

Волки в овечьей шкуре

Собственно говоря, Третий рейх сам по себе был, опять-таки, проектом англосаксонского мира, созданным для того, чтобы руками немецких нацистов уничтожить Советский Союз. Да, в конечном итоге все вышло из-под контроля и взбесившееся «лабораторное животное», пребольно искусавшее тех, кто мнил себя его хозяевами, пришлось пристрелить. Правда, при этом, опять-таки, в основном, чужими руками и чужими жертвами. Однако СССР при этом не то, что не погиб, а значительно упрочил свои позиции и расширил сферу собственного влияния в мире. То, что доводить дело до конца придется своими руками в Британии и США поняли уже в 1944-1945 году. Для того и полезли в уже, практически, выигранную не ими войну в Европе.

Наивно считать «Фултонскую речь» началом «Холодной войны» и «точкой невозврата» в отношениях Запада и Советского Союза. Операция «Немыслимое» планировалась военными Британии в 1945 году, когда Уинстон Черчилль еще возглавлял тамошнее правительство. Он и дал команду на разработку плана, в соответствии с которым 1 июля 1945 года на Красную армию должны были обрушиться ее «союзники» в компании недобитых нацистов. Всю «обедню» испортили американцы, которые категорически отказались участвовать в этой авантюре. Из соображений воинской чести, союзнического долга и человеколюбия? Да ничего подобного, конечно же. Просто РККА до зарезу нужна была им для разгрома Японии – сами и в десять лет бы не управились... Зато собственные планы по нападению на СССР в Вашингтоне начали разрабатывать даже не с момента первого успешного испытания ядерного оружия, а года с 1944-го, когда Комитет начальников штабов армии США направил в Белый дом секретный доклад о неизбежности военного столкновения с нашей страной. А дальше понеслось: «Троян», «Дропшот» и прочее. Кстати, по поводу атомной бомбы... Сэр Уинстон уделил ей в своей речи очень большое внимание.

Его пассажи по данному поводу цитируются и упоминаются гораздо реже, чем расхожая цитата про «железный занавес», а зря. Очень много интересного! Черчилль распинается о том, что владение «секретными сведениями и технологиями» необходимыми для создания атомного оружия кем-либо в мире, кроме США, Британии и Канады было бы не просто «неосмотрительным и неправильным», а прямо-таки «преступным безумием». Он разливается соловьем, утверждая, что от того, что монополия на ядерное оружие принадлежит американцам и их союзникам «не стал хуже спать ни один человек ни в одной стране мира». Ну, понятно – миллионы советских людей, которых в 1946 году этими самыми бомбами собирались стирать с лица земли для сэра Уинстона не в счет... Черчилль утверждал, что «попадание ядерных секретов в руки коммунистических или неофашистских режимов» (заметьте – знак равенства в этом вопросе англосаксы пытались ставить уже тогда!), приведет к «ужасающим последствиям, которые невозможно вообразить». Этот «миротворец», по его словам стремящийся лишь к тому, чтобы «спасти мир от войны и тирании» с пеной у рта отстаивал англосаксонскую монополию на ядерное сверхоружие. Он прямо говорил о том, что в «мировом доме» необходимо «навести порядок» до того, как эта монополия может быть нарушена. «Наведение порядка» планировалось путем уничтожения Советского Союза с помощью атомной бомбы – и никаким другим.

Эти намерения сорвал лишь беспримерный подвиг советских разведчиков и ученых, фантастический, непредставимый Западом ядерный прорыв, осуществленный под руководством Лаврентия Берии. Говоря о перспективах развития Организации объединенных наций, британский экс-премьер имел в виду совсем не то, что может показаться на первый взгляд. Толкуя о ней, как о всемирной структуре, которая «призвана предотвратить новую войну», он видел перед собой всепланетного полицейского для «прекрасного нового мира» управляемого англосаксами и живущего по их законам.

Последствия мы ощущаем 75 лет спустя

Понятно, что историки либерального толка частенько пытаются представить дело так, что «Черчилля в СССР не так поняли». Мол, он вовсе не имел в виду никакого противостояния, и «Холодной войны» не затевал, а стремился лишь к всеобщему миру и процветанию. Ведь недаром же в «Фултонской речи» выражал «почтение доблестному русскому народу», а Сталина называл своим «военным товарищем»! Не хотел он ничего плохого... Ага! Как бы не так – сэр Уинстон Черчилль был не только замечательным оратором и великим политиком. Он также обладал и третьим качеством, обусловившим два первых – являлся великолепным лгуном. При этом стоит отметить, что в данном случае он вовсе не представляется каким-то коварным выродком в среде британских сэров. Как раз напротив – Черчилль являлся, как писали в советских учебниках по литературе «типичным представителем» истеблишмента страны, для которой никогда не существовало и не существует постоянных союзников или друзей, а только лишь одни постоянные интересы. Какой он на самом деле видел роль ООН прекрасно свидетельствуют его разглагольствования о том, что этой структуре позарез нужны свои вооруженные силы. Черчиллю они представлялись никак не в виде современных «голубых касок» – он считал необходимым создание «военно-воздушных эскадрилий», которые и будут под эгидой ООН «нести миру демократию» в своих бомбовых отсеках.

Заметьте, такие «миротворческие силы» нужны никак не для вразумления какого-нибудь туземного племени Или-или, задумавшего устроить геноцид соседнему племени Еле-еле. «Всемирные ВВС» по задумке Черчилля должны были быть использованы по совершенно другому назначению. К счастью, его людоедским идеям суждено было получить длительную отсрочку. Сунувшиеся было с благословения ООН в Корею на своих «летающих крепостях» американские «миротворцы» получили от сталинских соколов по зубам так качественно, что сидели относительно смирно до самого крушения СССР.

Однако сразу же после него планы Черчилля по поводу санкционированных ООН бомбежек «во имя мира» немедленно были воплощены в жизнь! Югославия, Ливия, Ирак... Все это – конкретное и реальное применение его идей на практике. В речи Черчилля, являющейся, пожалуй, эталоном лживой и циничной политики Запада, его двойных стандартов, все является не тем, чем кажется. Он ведет речь о каких-то «идеалах»: безопасности и благополучии, прогрессе и свободе. Но тут же оговаривается, что «истинными» и эталонными являются только те права и свободы, которыми пользуются граждане Британской империи. Ну, и Соединенных Штатов, конечно же... Вот отсюда и берет свое начало новое деление мира на «чистых» и нечистых», «грешных» и праведных». Да, Черчилль не призывает прямо к войне против СССР и его уничтожению. Однако он четко и однозначно дает понять: есть «свободный мир» и есть «тирании», с которыми этому миру придется вести борьбу не на жизнь, а на смерть, причем, конечно же, исключительно «во имя высших идеалов» и «ради собственной безопасности». Что характерно, словеса сэра Уинстона о «железном занавесе, обрушившемся на Европу» и о «тени, падающей на весь мир» из-за «опасного вызова, который бросают христианской цивилизации коммунистические партии и их пятые колонны» являлись на момент их произнесения совершеннейшей, абсолютной ложью. Как раз Сталин после окончания Великой Отечественной повел себя с западными «союзниками» предельно честно – наши войска ушли не только из Дании и Норвегии, но также из Болгарии и Чехословакии. Действительно мощнейшие коммунистические движения во Франции, Италии, Греции не получили той поддержки, при которой они могли бы без проблем взять власть в своих странах. Сталин свято придерживался договоренностей, достигнутых (в том числе и с участием Черчилля) в Тегеране и Ялте, а вот сэр Уинстон в Фултоне уже открыто говорил, что «ялтинские соглашения были подписаны тогда, когда все думали, что война с Японией будет длиться еще 18 месяцев, а не закончится тем же летом». Следовательно, и выполнять их как бы и не обязательно. Истинно британские «логика» и «честность»!

Все мы знаем, какие события стали закономерным продолжением речи в Фултоне: Бреттон-Вудская конференция в 1947 году закрепившая мировое финансовое господство доллара и ФРС США, создание в 1949 году НАТО, единственной целью которого было уничтожение СССР... Несмотря на то, что истинную сущность подлых намерений англосаксов Сталин прекрасно понимал уже в 1946 году, реальную подготовку к новому военному столкновению с Западом он начал лишь в начале 1950 года, когда стало окончательно и бесповоротно понятно: в покое бывшие «союзники» нас не оставят.

Противостояние, берущее начало от всех упомянутых выше событий, продолжается по сей день. Начиная с 2014 года оно вспыхнуло с новой силой и сейчас разгорается все жарче. Недаром же пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков к 75-летию «Фултонской речи» заявил, что «многое в мировоззрении Запада» относительно нашей страны, сформированном в ней осталось неизменным. Многое?! Да, пожалуй, все. Миновавшие с той поры три четверти века, увы, не избавили англосаксонских господ от иллюзии в собственной исключительности и превосходстве. Возможно, миссию по их вразумлению предстоит выполнить нынешним поколениям?

Автор: Александр Неукропный

Источник

Картина дня

наверх