Свежие комментарии

  • Вера Тишкина
    Такие вбросы, как те, что показаны на скрине - для людей с примитивным мышлением. К сожалению, таких достаточно - алк...Мой день всё ... ...
  • Вадим Абдурашитов
    Тот, кто между войной и позором выбирает позор, - получает и позор и войну! Нуланд - это враг! А с врагами разговарив...Дураков учить над...
  • Валерий А
    Именно эта мысль наиболее правдоподобна. Кстати, подобная мысль появилась ещё в советские времена.Юрий Селиванов: Ф...

Ассанжа могут экстрадировать в США из-за того, что свидетель хотел защитить его детей

Ассанжа могут экстрадировать в США из-за того, что свидетель хотел защитить его детей

В январе суд первой инстанции запретил экстрадировать в США Джулиана Ассанжа. Если журналист, разоблачивший военные преступления США в Ираке и Афганистане, проиграет апелляцию, то не выйдет на свободу, но останется в лондонской тюрьме на время повторного рассмотрения вопроса об экстрадиции в США, т.е. еще на несколько лет

При этом не будем забывать, что в Америке Ассанжа ждут 175 лет тюремного заключения за профессиональную журналистскую деятельность.

5 оснований для пересмотра

11 августа в Королевском суде Лондона американские прокуроры оспорили решение судьи Джонатана Свифта от 7 июля, в котором тот ограничил основания для апелляции по делу журналиста, основателя Wikileaks Джулиана Ассанжа.

Сторона обвинения предоставила 5 оснований для апелляции:

1.       Судья Барайцер, отказавшая в экстрадиции Ассанжа в США, допустила юридические ошибки при трактовке закона об экстрадиции.

2.       Судья Барайцер не обратилась к США за предоставлениями гарантий того, что Ассанж будет помещен в американской тюрьме в такие условия, которые исключат риск самоубийства.

3.       Главный психиатрический свидетель защиты — профессор Копельман — был заинтересованным лицом и его показания о невозможности экстрадиции Ассанжа должны быть пересмотрены.

4.       Судья Барайцер неверно оценила степень риска самоубийства Ассанжа.

5.       Судья Барайцер не учла заверения США, что Ассанж не будет помещен в одиночную камеру тюрьмы строгого режима ADX, журналиста передадут для отбывания срока в Австралию, гражданином которой он является.

7 июля судья, полный тезка знаменитого писателя-фантаста, Джонатан Свифт признал 1,2 и 5 основания правомочными. В экстрадиции Ассанжа в США было отказано на том основании, что это будет «несправедливым или репрессивным по причине здоровья человека», а именно из-за того, что у страдающего синдромом Аспергера журналиста периодически возникали депрессивные состояния, психические расстройства, которые могут привести к самоубийству.

Учитывая перспективу 175-летнего заключения в американском супермаксе, оно и понятно. Да и 7-летнее пребывания фактически под арестом в посольстве Эквадора тоже вряд ли могло хорошо отразиться на психике. В общем, судья Свифт разрешил прокурорам оспорить правильность применения судьей Барайцер раздела 91 Закона Великобритании об экстрадиции 2003 года — надо ли было обращаться к правительству США для получения гарантий относительно потенциальных условий содержания Ассанжа в тюрьме?

А вот пересматривать психическое состояния журналиста и показания врача-психиатра Джонатан Свифт запретил. Однако 11 августа судьи Тимоти Холройд и Джудит Фарби разрешили обжаловать решение об отказе в экстрадиции Джулиана Ассанжа по всем пяти пунктам. В чем же дело?

Гражданский и человеческий долг профессора Копельмана

Писавший отчет о психическом состоянии журналиста профессор Майкл Копельман не отметил наличие двух маленьких детей у Ассанжа и его подруги Стеллы Морис, которые родились во время пребывания основателя Wikileaks в посольстве Эквадора.

Пытаясь защитить семью Ассанжа, профессор якобы нарушил присягу перед судом, поэтому его показания должны быть признаны недопустимыми. Адвокат Эдвард Фицджеральд заявил, что Копельман поступил так после того, как Стелла Морис рассказала о своих опасениях — было известно, что связанная с Трампом частная охранная компания UC Global не только шпионила за Ассанжем, но и пыталась выкрасть из посольства Эквадора грязные детские подгузники, чтобы путем анализа ДНК точно установить, что это дети журналиста. Они могли угрожать Стелле и детям с целью получения от Ассанжа необходимой Трампу информации о том, кто взломал серверы нацкомитета Демпартии (не русские хакеры, естественно). 

Морис неоднократно говорила об угрозах и запугивании, которым она с детьми подвергается в течение нескольких лет. «У нас есть право на существование. У нас есть право на жизнь, и у нас есть право на то, чтобы этот кошмар закончился раз и навсегда», — сказала она.

По словам адвоката Фицджеральда, Копельман как честный человек обеспокоился конфиденциальностью и безопасностью семьи Ассанжа. Но ему было важно сделать все по закону, поэтому профессор проконсультировался с юрисконсультом Джулиана Гаретом Пирсом и тот посоветовал временно не разглашать информацию о детях.

Прокурор Клэр Доббин указала на подписанные Копельманом документы, в которых он согласился выступать в качестве беспристрастного свидетеля-эксперта и не утаивать никакую информацию.

«Если эксперт ввел суд в заблуждение, значит, он не выполнил свой долг», — заявила Доббин и добавила, что судья Барайцер «не осознала значения того факта, что Копельман хотел ввести суд в заблуждение».

Фицджеральд назвал слова прокурора «смехотворными». Защита не могла получить никаких тактических преимуществ из-за того, что Копельман не указал детей. Тем более что позже в новом отчете он указал всю семью Ассанжа и даже объяснил суду, почему он так поступил. В свою очередь, прокуратура не стала допрашивать Копельмана по этому поводу.

«Окружной судья ​​пришла к выводу, что он не нарушил свой долг перед судом», — сказал Фитцджеральд.

«Он заботился о моих детях»

Действительно, судья Барайцер уже выносила решение по данному вопросу. В одном из постановлений она указала, что, скрыв отношения Ассанжа с Морис, профессор Копельман ввел суд в заблуждение, но в то же время это было сделано по понятным человеческим причинам — из-за затруднительного положения Морис.

Барайцер дополнительно уточнила: «Он объяснил, что ее отношения с Ассанжем еще не были достоянием общественности и что она очень беспокоилась о своей конфиденциальности. После того как их отношения стали достоянием общественности, он раскрыл это в своем отчете за август 2020 года. Фактически суд узнал истинное положение в апреле 2020 года, прежде чем он ознакомился с медицинскими доказательствами или заслушал доказательства по этому вопросу».

В общем, суд первой инстанции решил, что сомневаться в достоверности экспертных показаний Копельмана (двух психиатрических заключений и показаний в суде) оснований нет. Но у судей апелляции Холройда и Фарби другое мнение, и они согласились, что США могут оспорить решение об отказе в экстрадиции на основании ситуации с показаниями профессора Копельмана.

Судья Холройд сказал, что не разделяет оценку, которую дала судья Барайцер:

«Для апелляционного суда очень необычно учитывать позицию свидетеля-эксперта, письменные показания которого были признаны вводящими в заблуждение, но мнение которого, тем не менее, было принято нижестоящим судом».

Также он отметил, что, если в ходе апелляции защита не сумеет доказать допустимость показаний Копельмана, то придется пересмотреть и общую оценку риска самоубийства, т.е. главного аргумента, почему Ассанжа нельзя экстрадировать.

Выступая по видеосвязи из тюрьмы Белмарш после слушания, Ассанж заявил, что «свидетель-эксперт имеет юридическое обязательство защищать людей от вреда» и нейропсихиатр Копельман, лечивший журналиста с мая по декабрь 2019 года, заботился о «моих детях». Но эти слова ни на что повлиять уже не могли.

Достаточный и недостаточный вес

Проблема заключается в том, что вывод о непосредственном риске самоубийства был сделан на основании показаний двух человек — уже упомянутого нами нейропсихиатра Майкла Копельмана, а также специалиста по аутизму психиатра Куинтона Дили, который пришел к выводу, что Ассанж страдает высокофункциональным аутизмом, или синдромом Аспергера.

Дили ясно дал понять, что аутизм Ассанжа в сочетании с условиями, в которых он будет находиться в США, приведет к высокому риску самоубийства. Но эксперт со стороны обвинения, судебный психиатр профессор Сина Фазель, назвала риски самоубийства «динамичными», способными меняться по мере изменения обстоятельств. По ее словам, предвидеть, каковы будут риски в течение многих месяцев, невозможно. Мало того, она не согласилась с диагнозом Дили (аутизм), правда, отметила, что не является специалистом в этой области. А вот как специалист по самоубийствам в тюрьмах Фазель подчеркнула, что в США уровень самоубийств ниже, чем в Великобритании.

На этом основании прокуратура считает, что судья Барайцер придала недостаточный вес показаниям экспертов обвинения и слишком большой — показаниям экспертам защиты. Адвокаты Ассанжа не согласны и утверждают, что судья имела право давать оценку весомости тех или иных доказательств. Но Высокий суд постановил, что, поскольку обвинению позволили оспаривать то, как Барайцер взвешивала доказательства Копельмана, логично разрешить оспаривать и это.

Также Высокий суд позволил уточнить в апелляции, как с Ассанжем будут обращаться в американской тюрьме. Если будут получены гарантии соответствующего состоянию здоровья журналиста содержания, приговор первой инстанции о запрете экстрадиции могут отменить. Да еще и вопрос, а каково его состояние здоровья? Ведь пересмотр показаний психиатров может привести к пересмотру рисков суицида. И тогда окажется, что условия содержания в США вполне приемлемы.

«Ключ от тюремной камеры Джулиана хранится у правительства Австралии, — сказала Стелла Морис во время ночного звонка из Лондона австралийскому политику Скотту Ладламу. — Если бы австралийское правительство вмешалось в защиту Джулиана, этому бы положили конец. Это можно обратить вспять с помощью народного давления и давления со стороны коллег Джулиана в СМИ, постоянно обращая внимание на тот факт, что невиновный человек преследуется за разоблачение государственных преступлений».

Апелляционные слушания по сути пройдут 27 и 28 октября. В случае проигрыша Ассанжем апелляции его ждут еще 2-3 года в лондонской тюрьме, пока дело об экстрадиции в США будет рассматриваться заново. Журналист, который до сих пор не был признан виновным ни в одном преступлении, уже провел 7 лет по сути под домашним арестом в посольстве Эквадора и больше двух лет в тюрьме Белмарш.

Павел Волков

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх