Свежие комментарии

  • stanislav matveev
    <i>Комментарий скрыт</i>У Лукашенко жалую...
  • Iness Aartee
    Это его работа- против своей страны!Навальный обещал ...
  • ИВАН ПОМНЯЩИЙРОДСТВО
    Уже приходили 75 лет назад пытались "цивилизовать" еле ноги утащили. Пошли вон с Белоруссии - убийцы.У Лукашенко жалую...

Пролитая кровь — трагедия. Похоже, не для всех?

Пролитая кровь — трагедия. Похоже, не для всех?
Фото: Мобильный репортер / АГН «Москва»

19 декабря неизвестный террорист открыл стрельбу у здания ФСБ в Москве. Его жертвами стали два сотрудника ведомства. Ещё четыре человека получили ранения. Реакция оппозиции на пролитую кровь настораживает

Автор:
Смолин Михаил

Пролитая человеческая кровь — всегда трагедия. Кровь военнослужащих, пролитая ими при исполнении служебных обязанностей, — всегда гражданский подвиг. Погибшие и раненые представители спецслужб исполняли свой долг честно и самоотверженно. Их кровь пролита не напрасно, но во имя Родины и безопасности всех нас.

Кого радует кровь?

К сожалению, реакция представителей оппозиции на расстрел на Лубянке выявил глубокую аморальность наших революционеров. Смерть и ранение представителей спецслужб, ранение гражданского лица стали для них лишь поводом для предъявления власти своих претензий.

Человеческая трагедия не является для них общегражданской болью.

Случившееся воспринято оппозиционерами как политические козыри, внезапно попавшие в руки, в их игре против власти.

Комментарии что либералов, что коммунистов одинаковы в своей бессердечности и циничной рациональности.

Революционер, борец за «новую Россию» Алексей Навальный:

Десятимиллионный город, в центре города идёт стрельба из автомата.

Это повод нам ещё раз обсудить, правильно ли мы с вами тратим 30% своего бюджета на безопасность…

И дальше: «С одной стороны, мы видим этот театр безопасности, когда идут какие-то колоссальные средства на какие-то рамки в метро, на борьбу с Telegram, на содержание огромного аппарата ФСБ. С другой стороны, абсолютно ничего не делается в плане реальной борьбы с реальными экстремистами».

Для Навального всё произошедшее — это лишь «театр», в котором он отвёл себе необременительную роль безответственного, но критически настроенного зрителя. А кровь людей — это ерунда. Чужой расходный материал. Она лишь повод «ещё раз обсудить», когда же его, такого прекрасного, изберут вместо существующей власти.

Ни слова сочувствия, хотя бы и дежурно холодного.

Все остальные его разговоры о «безопасности», «реальной борьбе» и т. д. — лишь ритуальная риторика революционера, спешащего вскочить на гребень очередной волны критики. И желание сорвать свой маленький хайп…

Собрат-конкурент Навального по революции, эмигрант и олигархический революционер Михаил Ходорковский тоже отметился в интернете по поводу теракта. Цитируя слова президента: «Если мы посмотрим, что представляла страна в начале двухтысячных и сейчас, — это почти две разные страны... Вспомним настроения в обществе, когда с офицеров фуражки сбивали в транспорте», — он дал свой комментарий: «Даже не помню, когда до Путина на Лубянке стреляли...»

С нескрываемым злорадным намёком, мол, довёл страну до ручки. И тоже ни одного слова сочувствия жертвам. Не сказал ничего, но и без слов понятно. Погибли «сатрапы», «жандармы» режима, к их пролитой крови, их семьям, их детям нет жалости.

Пролитая кровь — трагедия. Похоже, не для всех?

Цветы у здания ФСБ на улице Большая Лубянка в память о погибших во время стрельбы сотрудниках ведомства. Фото: Мобильный репортер / АГН «Москва»

Есть люди, которые за власть, а есть совсем другие люди, которые настоящие, борцы, революционеры. Первых не только можно, но и нужно убивать. За права же вторых, «настоящих», надо бороться, их надо защищать.

Столь же отвратительно проявил себя и радикальный коммунист Рашкин. Он также взял слово: «Стрельба на Лубянке накануне завтрашнего Дня работника органов безопасности. Третью неделю в Москве идёт волна звонков о минировании. Школы и детские сады эвакуируют, некоторые уже по шесть раз! Это и есть "внутренняя стабильность", о которой президент сказал на пресс-конференции».

Слово получилось фанерное, плакатное, неживое, фальшивое в своём деланом пафосе. Сказал — как покрутил ручку у привычной для него коммунистической шарманки. И также только о себе любимом, о политике, о своей оппозиционной риторике.

Всем им глубоко наплевать на людей, на подвиг, на человеческие трагедии, к которым привёл этот бессмысленный теракт. У них «высокие цели», у них чистые «гражданские идеалы», они за прогресс, за всё хорошее, против всего, что не принадлежит к их партии.

Они, как революционные зомби, духовно полые изнутри, не способны даже на формальное сочувствие. Не могут выдавить из себя ни одного человеческого слова сострадания по поводу публично пролитой крови.

Бессмысленность террора: вчера и сегодня

Мне всё равно, какими мотивами руководствовался убийца-террорист. Является ли он радикальным исламистом или сумасшедшим политическим экстремистом. Это не важно.

Сам политический террор в России — не новость. Убивать своих противников считали правильным еще «светлоликие» декабристы, ставившие себе задачу физического уничтожения всей Царской Фамилии. После террором занимались народовольцы, эсеры и большевики. В период революционного разогрева он принимал огромные масштабы. За десять лет (1901-1911) террористами было убито около 17 тысяч человек. В это число входили все без разбора — и государственные чины, и простые рабочие, и случайные крестьяне.

Во времена большевиков красный террор был санкционирован самим государством и привёл к массовым репрессиям.

В Российской Федерации исламский терроризм за десять лет (1994-2004) унёс жизни более чем 2000 людей.

Время от времени террор возвращается в наше общество, своими кровавыми актами принося слёзы и горе нашим гражданам.

Теракты могут производить сильное впечатление, как, например, массовая трагедия в Будённовске. Но они не способны заставить общество измениться в угоду террористам.

Есть какое-то общее, присущее подавляющему большинству людей брезгливое отношение к террористам. Террор не только неэффективен — он рождается из слабости самих террористов.

Они агрессивны и кровожадны в силу своей малочисленности и ограниченности своего влияния на общество. Именно неспособность террористов разговаривать, предлагать свои идеи к обсуждению в обществе толкает их на радикальное неприятие этого общества. Бессмысленная жестокость и есть самопризнание террористами своего бессилия перед тем обществом, которое отвергает их человеконенавистнические взгляды.

Пролитая кровь — трагедия. Похоже, не для всех?

Фото: Bai Xueqi / Globallookpress

К сожалению, террор часто становится самоцелью. Людей привлекает само насилие, которое уже не имеет никакой конкретной политической цели, кроме убийства и пролития крови сограждан.

Ненависть, нетерпимость, жестокость, нетерпеливость хорошо иллюстрируются словами нашего народовольца Андрея Желябова:

История движется ужасно тихо, надо её подталкивать...

Террор есть попытка всевозможных психопатов насильственными методами подталкивать общество к дестабилизации. К тому состоянию хаоса, безвластия, в котором именно такие революционно, девиантно настроенные типы чувствуют себя как рыба в воде.

Идея террора не только ложна, но и неспособна низвергнуть никакой политический режим. Террором занимаются только те политические группы, которые не имеют достаточных сил победить в честной борьбе. И которые знают, что общество никогда не примет их точку зрения.

Террор не стоит нашего страха, его не надо бояться. Террористы — слабые, трусливые, невидящие всех людей особи.

Гораздо опаснее те политические болтуны, которым может быть на руку деятельность этих террористов. Те, которые никогда публично не признают, что благодарны им за раскачивание ситуации, за страх в обществе, который они распространяют.

Те навальные, ходорковские и рашкины, которые информационно «отстреляются» по власти после терактов из своих тихих эмигрантских или интернет-убежищ. Те, которые не будут рисковать собой, а будут ежедневно лить свой революционный яд в уши наших граждан в надежде однажды сделать их своими политическими рабами.

А террористам ещё никогда не удавалось запугать ни одно правительство. И потому террор бессилен, если общество будет относиться к террористам и революционерам с глубоким гражданским презрением.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх