Свежие комментарии

  • Борис Баженов
    Выиграла не Россия. Выиграли те, кто в 90-е годы разграбил Россию. Автор, видимо, из этих или из близких к ним. А 20 ...Старший брат, кот...
  • Ирина52
    В РФ бардак,если сравнивать не столицы, а провинцию. Но для автора за границами Москвы и Питера в России жизни нет.....Старший брат, кот...
  • Борис Баженов
    В первую очередь пересмотреть свои отношения с Украиной должна Россия. Она до сих пор остаётся главным экономическим ...Ещё один тест для...

Юрий Селиванов: Две большие разницы

Юрий Селиванов: Две большие разницы

Геополитические приоритеты нового руководства США будут определены на основе финансово-экономических интересов транснациональных корпораций и военно-политических возможностей самой Америки   

Хотя Джозеф Байден, конечно, далеко не Вильям Шекспир, разбирать на цитаты его давешнюю речь о внешней политике США будут еще долго. Хотя бы для того, чтобы  хорошенько рассмотреть истинную суть «новой» американской политики, которая тщательно завуалирована обычным в таких случаях экзальтированным словоблудием и самодовольным бахвальством. Но эта суть все-таки там есть. Ибо не может не быть, поскольку кроме словесной пыли, предназначенной, в основном, для не способных вникать в нюансы обывателей, в таких речах обязательно должны присутствовать и четкие сигналы для того круга лиц, кто эти нюансы понимает и на их основе принимает решения.

Какие же сигналы заложены в этом послании нового американского президента,  который, как мы все понимаем, составлял его далеко не сам, а может быть и вовсе просто озвучивал? А те, кто его реально писал,  не такие уж дряхлые старцы, чтобы не уметь выстроить его с максимальной точностью, требуемой в делах высокой   политики.

Взглянем под этим углом зрения на то, как в США оценивают ситуацию в большом геополитическом треугольнике   Россия-Америка-Китай,  как думают действовать в его рамках и какие приоритеты расставлять?

Первое, что бросилось мне в глаза при прочтении  данного послания, это существенная разница в тональности  высказываний оратора при оценке Российской Федерации и КНР. Причем, что следует сразу подчеркнуть, в отношении России эта тональность была намного  более жесткой, если не сказать враждебной, нежели по отношению к Китаю. Если описать эту разницу одним словом, то в отношении РФ это будет непримиримость, а в отношении КНР – сдержанность.

Давайте сравним два фрагмента из речи Байдена,  чтобы в этом полностью убедиться. В части касающейся РФ, президенту США хватило всего четыре строчки для описания позитива в этих отношениях. И все они исчерпывались только темой продления договора СНВ-3, который, как тут же подчеркнул Байден, полностью отвечает интересам самих США. Все остальное, что было сказано про Россию,  это сплошной Навальный, «подавление свободы и мирных собраний» в РФ, плавно переходящее в прямые угрозы:

«В то же время я дал понять президенту Путину, в совершенно иной манере, чем мой предшественник, что дни, когда Соединенные Штаты пасовали перед лицом агрессивных действий России — вмешательства в наши выборы, кибератак, отравления своих граждан, прошли. Мы без колебаний поднимем цену для России и будем защищать наши жизненно важные интересы и наш народ. И мы будем более эффективны в отношениях с Россией, когда будем работать в коалиции и координации с другими партнерами-единомышленниками. Политически мотивированное заключение Алексея Навального в тюрьму и российские усилия по подавлению свободы выражения мнений и мирных собраний вызывают глубокую озабоченность у нас и международного сообщества. Господин Навальный, как и все граждане России, имеет право на свои права в соответствии с российской конституцией. Он был мишенью из-за разоблачения коррупции. Он должен быть освобожден немедленно и без каких-либо условий.»

Тональность байденовского спича в адрес Китая в целом куда более спокойная и  примирительная. Во всяком случае, здесь нет никаких ультиматумов в стиле «немедленно и без каких-либо условий» освободить местного аналога Навального, которых в Китае более, чем достаточно. Байден  ни словом не упомянул даже «несчастный уйгуров», о «жестоком подавлении» которых китайскими властями именно сейчас трубит вся западная пропаганда. А доминирует здесь вполне толерантное словечко «конкуренция», которым президент США описывает будущие отношения с КНР:

«И мы также непосредственно примем на себя вызовы, связанные с нашим процветанием, безопасностью и демократическими ценностями со стороны нашего самого серьезного конкурента Китая. Мы будем противостоять экономическим злоупотреблениям Китая; противостоять его агрессивным, принудительным действиям; противостоять нападкам Китая на права человека, интеллектуальную собственность и глобальное управление. Но мы готовы работать с Пекином, когда это в интересах Америки. Мы будем конкурировать с позиции силы, укрепляя свои позиции у себя дома, работая с нашими союзниками и партнерами, обновляя нашу роль в международных институтах и восстанавливая наш авторитет и моральный авторитет, который был во многом утрачен.»

Как видите, вполне себе расплывчатая и  ни к чему конкретно не обязывающая дежурная риторика.  Но самое главное и где «собака зарыта», заключается в том, что в отношении России Байден ни словом не обмолвился об экономических отношениях с нашей страной, тогда как в случае с Китаем деловые интересы американского бизнеса буквально сквозят в его речи.

Именно в этом и заключено главное отличие, с точки зрения новой вашингтонской администрации, американо-китайских отношений от американо-российских.

  Экономические связи США и РФ хотя и существуют, но в таком незначительном для западной сверхдержавы объеме, что она может себе позволить ими, при необходимости, пренебречь. Чего США категорически не могут себе позволить в случае с Китаем,  зависимость от которого американской экономики не просто в разы, а на порядки больше.

Так было и раньше. Но еще недавно президентом Штатов был Дональд Трамп, который объявил национальную цель «Сделать Америку снова великой!». И, преодолевая чудовищную инерцию прошлого и дикое сопротивление  транснационального капитала, попытался вернуть свою страну в положение крупнейшего промышленного  центра в мире. Как все знают, ему не позволили это завершить  те самые силы, которые уже давно сделали ставку на размещение своих   капиталов и производств на значительно  менее затратном восточном «плацдарме»  и на выжимание из него максимальных сверхприбылей.

При Трампе, с его ярко выраженным национальным курсом, вражда с Китаем  приобрела особую остроту, поскольку речь шла о восстановлении экономики США и рабочих мест для американцев  именно за счет возвращения их из Китая.

Юрий Селиванов: Две большие разницы

Но сегодня вопрос уже так не стоит. К власти в Америке пришли  именно те транснациональные силы, для которых Восток и, прежде всего, Китай  давно стали основным экономическим «хабом» и источником триллионных состояний. И эти силы совершенно не заинтересованы что-либо серьезно менять в этом, целиком их устраивающем, порядке вещей.

Соответственно, полностью исчезает та фундаментальная основа для конфронтации между США и КНР, которая была доминирующей при президенте Трампе. А нынешнюю сдержанно-угрожающую риторику  Байдена в адрес Пекина следует понимать не иначе, как проявление той же экономической заинтересованности. То есть как форму  давления ради получения более полновесных и долговременных бонусов в рамках все того же американо-китайского экономического тандема. Но не более того. Если формулировать совсем  просто, то новым хозяевам Америки и в голову не придет воевать, или даже по настоящему глубоко портить отношения,  со своей главной мировой фабрикой.

     В американо-российских отношениях нет ничего подобного этой глубокой взаимной экономической заинтересованности. Именно поэтому на данном направлении США чувствуют себя максимально раскованно и могут строить свою геополитику совершенно не считаясь ни с какими соображениями, кроме сугубо военно-политических. А это уже нечто качественно иное, чем прочная финансово-экономическая взаимосвязь и, к тому же, намного более опасное.    Вашингтон может выстраивать свои отношения с РФ, полностью игнорируя их экономическую составляющую и принимая решения только на основе своего понимания геополитической целесообразности.

Юрий Селиванов: Две большие разницы

Это не означает, что такие решения будут обязательно враждебными РФ. Все зависит от того, какие именно роль и место России в вышеуказанном геополитическом треугольнике РФ-США-КНР покажутся американским правителям более предпочтительными. Пока, в этом смысле, у них на столе все возможные варианты. Не исключено, например, что им покажется выгодным   опереться на Россию в своем конкурентном противостоянии с Китаем. Для чего им может понадобиться Российская Федерация как целостное и довольно мощное государство, возможно даже с включением в него ранее отколовшихся и болтающихся без всякого смысла и цели земель, вроде Украины. Такой вариант не позволит китайцам прирастать за счет территорий и ресурсов РФ и будет оказывать на них сдерживающее военно-политическое влияние.

Однако нельзя исключать и прямо противоположную ставку. При которой в Америке сочтут, что самостоятельная и крепкая Россия это слишком большой фактор риска и геополитической неопределенности. В том числе и в смысле опасности  категорического неприемлемого для США российско-китайского союза.

И тогда они  предпочтут направить все свои усилия на скорейший развал России, с последующим образованием  на обломках РФ марионеточных карликовых государств, целиком и полностью вассальных Западу, вроде нынешней Украины. При таком варианте фактор неопределенности  полностью отпадает, ввиду наличия отсутствия  самой РФ. Раз и навсегда будет исключена также  возможность образования опасного для Америки военно-стратегического тандема РФ и КНР.  А бесконечное множество покорных западному диктату построссийских квазигосударств, с полностью подавленной собственной волей, может быть с куда большей легкостью использовано для    давления на тот же Китай.

И это не говоря уже о «бесплатном бонусе», который Запад, после гипотетического уничтожения Российской Федерации, получит в виде практически бесплатного доступа к неисчерпаемым природным ресурсам РФ.

    Возможная ставка Запада на первоочередное подчинение, прежде всего, России, а не Китая, находит свое подтверждение не только в разности потенциалов экономической взаимозависимости, но и в объективно более уязвимом по целому ряду ключевых позиций (экономика, демография, социально-психологическая ситуация) положении современной России. Которая, в сравнении с Китаем,  может быть оценена Западом как более легкая и достижимая геополитическая цель.

Такова, на мой взгляд, подоплека той бросающейся в глаза разницы в жесткости оценок, которая совершенно четко обозначена во внешнеполитическом послании президента США по отношению к КНР  и России. И которая не дает нам ни одного повода для благодушия и уверенности в том, что чаша сия  обойдет нас стороной.

Юрий Селиванов, специально для News Front

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх