Свежие комментарии

  • СВЕТЛАНА
    Видимо проект «свержение Лукашенко» готовился давно и мэр Варшавы не входил в этот проект....Что такое «тайные...
  • Вадим Абдурашитов
    Пока живой - его надо судить, чтобы другим не повадно было Родину продавать!Ни годы его ничем...
  • Белые Ночи
    Был тварью, тварью и сдохнет.Ни годы его ничем...

Люстрированные наносят ответный удар: ЕСПЧ против люстрации

Люстрированные наносят ответный удар: ЕСПЧ против люстрации

«Украина продолжает удивлять» — данная фраза стала банальной до невозможности, но тем не менее она верна. Например, президент Зеленский, приехав в Иерусалим, поразил всех отказом посещать форум, посвященный 75-летию освобождения Освенцима. Премьер незалэжной вообще развлекает публику без устали. Впрочем, в вопросе малоадекватности у него имеется серьезный конкурент — министр юстиции Денис Малюська.

 

Люстрированные наносят ответный удар: ЕСПЧ против люстрации

После скандала с «пленками Гончарука» он залез под стол и, вытянув руку, подписал какую-то бумагу. Это было сфотографировано и выложено в фейсбук. Происходящее министр объяснил следующим образом: «Даже если умирать буду (не то что пребывать в статусе и. о.), все равно рука дотянется подписать приказ об увольнении того, кто начнет саботировать или работать вполсилы, ожидая возможной смены руководства». Далее шла фраза: «Итак, поддерживаю Алексея Гончарука, он — лучший премьер в истории Украины».

 

Люстрированные наносят ответный удар: ЕСПЧ против люстрации

Месяцем ранее Малюська снял туфли, положил на стол, сфотографировал и разместил снимок на своей страничке в фейсбуке. Картинка сопровождалась подписью: «Держим интригу…». А в начале декабря, когда исполнились первые сто дней работы нынешнего украинского правительства, начальник Минюста уселся в позе лотоса на столе для совещаний.

И опять было фото в соцсетях, снабженное длинным постом об успехах ведомства юстиции.

 

Люстрированные наносят ответный удар: ЕСПЧ против люстрации

Также министр носится с идеей создать частные СИЗО или же приватизировать тюрьмы, а потом продать их. Прожекты и перформансы Дениса Малюськи, безусловно, привлекают внимание, и зачастую на фоне этой клоунады становятся незамеченными вполне серьезные новости. Допустим, вот такие: Министерство юстиции Украины обжаловало решение ЕСПЧ, признавшее нормы закона «Об очищении власти» нарушающими Конвенцию о правах человека.

Данная юридическая коллизия возникла в октябре прошлого года в результате рассмотрения дела «Полях и другие против Украины». Вячеслав Полях в свое время работал в Генеральной прокуратуре заместителем начальника главного управления кадров и обеспечения деятельности органов прокуратуры. В конце 2014-го чиновника «вычистили» и запретили находиться на государственной службе в течение десяти лет. Вместе с ним в Европейский суд обратились еще несколько человек, среди них сотрудники прокуратуры, работники налоговой и один замначальника управления райгосадминистрации. «Грех» последнего — членство в КПСС и пребывание в должности второго секретаря райкома КПУ. Остальных уволили за то, что они занимали посты в период президентства Виктора Януковича.

Фигуранты подавали иски в украинские суды, но ничего не добились. А вот ЕСПЧ дело рассмотрел и вынес вердикт в пользу Поляха и других пострадавших. Кроме того, суд в Страсбурге определил размер компенсации: по 5000 евро каждому, плюс Поляху еще 1500 евро за юридические издержки, прочим по 300 евро.

Решение ЕСПЧ сразу же поставило вопрос: не последуют ли за делом «Полях и другие против Украины» новые постановления в пользу истцов. В Страсбургском суде зарегистрированы 124 обращения люстрированных чиновников, а ЕСПЧ действует на основе прецедентного права и, соответственно, для исков открывалась неплохая перспектива. Помимо этого, у властей незалэжной появилась возможность избавиться от такого наследия режима Порошенко, как закон «Об очищении власти».

Украинская люстрация — родная сестра декоммунизации и подобных ей мерзостей первых «майданных» месяцев. Сразу же после февральского переворота 2014-го в Киеве образовался «Общественный люстрационный комитет», главой которого стал небезызвестный Егор Соболев. Позднее этот одиозный персонаж оказался в Верховной раде. Сегодня он не у дел и, если верить фейсбуку, осваивает профессию айтишника.

Соболевским комитетом и был рожден закон. Одна из активисток данной организации Татьяна Козаченко (в 2014–2016 годах она занимала пост начальника люстрационного департамента Министерства юстиции) недавно откровенничала с украинским журналом «Фокус»: «Когда европейские нации в XV–XIX веках боролись с нашими сегодняшними вызовами — отсутствием справедливого правосудия, своеволием чиновников, топ-коррупцией, — они рубили головы, четвертовали, снимали кожу с живых нарушителей. Мы же в законе предусмотрели лишь отстранение от госслужбы максимум на десять лет».

Ну как тут не подивиться гуманизму Козаченко и ее соратников! Вместо эшафота людей всего лишь выгнали с работы! Хотя была еще «мусорная люстрация», когда по приговору уличной толпы чиновников просто бросали в баки с отходами. В целом, по данным соболевской организации, по состоянию на май 2019 года под чистку попало около 5000 человек. Правда, у Минюста незалэжной имеется реестр тех, в отношении кого применили закон о люстрации. Сейчас в нем 900 фамилий. В их числе Полях и остальные фигуранты дела, рассмотренного осенью судом в Страсбурге. К слову, известных имен в перечне вычищенных нет — там все больше чиновники средней руки, попавшие в черный список за то, что работали при Януковиче.

Вообще люстрационный закон составляли хитро. Так, Порошенко, посидевший за годы «преступной власти» в креслах министра иностранных дел и главы Минэконоразвития, под увольнение не подпадал. Не распространялись нормы закона и на секретаря СНБОУ Турчинова. Бывший горячий партиец в советское время продвинулся по карьерной лестнице до заведующего отделом в Днепропетровском обкоме комсомола. Однако нормы закона «Об очищении власти» распространялись лишь на тех, кто занимал должности секретарей ЦК ЛКСМУ.

Юридическому творчеству «майданной» власти давала оценку Венецианская комиссия, которая высказала ряд серьезных критических замечаний. После этого авторы закона немножко похимичили с текстом, и в октябре 2015-го под ним поставил подпись Порошенко. И позднее «венецианка» призывала изменить ряд норм, хотя экспертов комиссии в Киеве никто не слушал. Сами уволенные чиновники пытались бороться, и в украинские суды поступило порядка 800 исков.

В 2019 году президентские выборы выиграл Зеленский, затем сменился состав парламента и появилось новое правительство. От «зеленой» власти ждали перемен, в том числе это касалось декоммунизации и прочих затей порошенковского режима. Вятровича в сентябре с почетом ушли с должности директора Украинского института национальной памяти, в остальном все осталось по-старому. Место Вятровича занял менее известный и оттого не столь одиозный Антон Дробович. Практически так же произошло с люстрацией.

Поначалу, пока не прошла эйфория, делались шумные заявления и чисткой грозили уже чиновникам порошенковского призыва. К тому моменту в Конституционном суде Украины несколько лет рассматривались два дела по поводу закона «Об очищении власти». Процесс шел ни шатко ни валко, но летом 2019-го привлек внимание СМИ и общественности — протестовать против «пророссийского реванша» к зданию Конституционного суда пришли националисты. Под реваншем подразумевалась предполагаемая отмена люстрационных норм.

Впрочем, развитие событий показывает, что украинская власть от «майданного» достояния в виде закона «Об очищении власти» избавляться не собирается. Соответствующий департамент Минюста продолжает свою деятельность (пусть и достаточно вяло). Конституционный суд по-прежнему тянет волынку. И главное — позиция исполнительных органов власти. После вердикта ЕСПЧ сильно смахивающий на идиота министр юстиции Малюська слез со стола и пообещал: будем оспаривать решение. Как видим, слова у него не разошлись с делом.

Проблема тут не в кристально чистых чиновниках времен Януковича. Претензий к ним хватало всегда. Вопрос в защите завоеваний «майданизма», на страже которых стоит нынешний киевский режим.

Пока непонятно, каким будет ответ из Страсбургского суда и насколько быстро он придет. Поэтому и перспективы 124 исков неясны. Однако у люстрированных госслужащих есть и другая возможность вернуться на работу — надо только договориться с представителями действующей власти. В годы президентства Порошенко подобный трюк проделал бывший замначальника главного управления Генпрокуратуры Олег Валендюк. В ходе люстрации он заранее подал иск, и суд запретил его увольнять. Летом 2018-го «опричника тирана Януковича» указом Порошенко назначили начальником СБУ в Киеве и Киевской области. С новой должности Валендюка снял уже Зеленский.

Есть и более свежий пример. В середине сентября 2019 года столичный окружной административный суд восстановил на своем посту экс-заместителя прокурора Харьковской области Дмитрия Кавуна. Несколькими днями ранее министр внутренних дел Аваков назначил его своим советником. Кстати, суд обязал выплатить Кавуну зарплату за вынужденные прогулы — 951 тысячу гривен. Это в семь с лишним раз больше суммы, назначенной ЕСПЧ в качестве компенсации по делу «Полях и другие против Украины». Вот так.

Алексей Ткачук,

специально для alternatio.org

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх