Свежие комментарии

  • Сергей Умылин
    А когда дело заведут на него за развал СССР?«Российский Сорос...
  • Alexander Kostuchenko
    Они-то возьмут, да кто-же им даст? Там самим не хватает, да еще платежеспособных клиентов в очередь в шляпах. К тому ...Стоит министр, в ...
  • Константин Абрамов
    Чубайс англосаксонский памятник в Кремле. Кто ж его тронуть посмеет ??«Российский Сорос...

Рождение нового Крыма

Рождение нового Крыма

От редакции: данный текст не прошёл западную цензуру, из-за чего его автор писатель, публицист, пророссийский активист Юго-Востока Украины Дмитрий Дзыговбродский был заблокирован на американской платформе Facebook

Рождение нового КрымаРождение нового Крыма

Ночью тянет на размышления.

Зачем я поднялся в конце января, когда съездил в Киев и понял, что там всё кончено, затем вернулся в Днепропетровск (не Днепр, а Днепропетровск), и понял, что нас предало руководство. Представляете картину — СБУ забаррикадировалось, в окнах мешки с песком, на крыше два ПКМ и один крупнокалиберный — а руководство предало. По сюжету Дивова «Выбраковка», СБУшники должны были пойти к руководству, пристрелить его на месте, ввести военное положение… Но получилось то, что получилось. Украинец без лычки, как бочка без зытычки.

И тогда я рванул в Крым — там по слухам ещё держались. И то рядовые СБУшники надавали по товарищам начальникам, потому что подчиняться бандеровскому Киеву — это рвотный рефлекс и невозможность посмотреть детям в глаза.

Скажу честно, это сейчас будет звучать смешно, но я ехал поездом Днепропетровск-Севастополь — и не знал, кто меня встретит.

То ли в тюрьму лет на 8, то ли наши ребята. Тогда ещё ничего не было понятно. И тут я вышел с вагона и казаки.

Думаю, они офигели, как я на них набросился. Как в анекдоте про Брежнева: «Не знаю, как он, как политический деятель, но целуется он знатно».

Потому что СВОИ.

СВОИ.

И я уже не сомневался, что Крым возьмут.

Я помню ту ночь, когда мы с другом из Личисанска (Лёшка, привет!) пили «Пино гри Ай Даниль» по моей указке. И над нами прошли десятки чёрных полубесшумных вертолётов.

«Всё, началось», — выдохнул Лёшка. И вправду, началось. Чтобы вы понимали, у нас были ощущения, как у белогвардейцев, когда РККА брала Крым. Некуда было отступать, и не хотелось. А что делают с нашими «майдановцы», я видел. Благодаря моей учительнице украинского в школе и золотой медали, я говорил на чистейшем полтавском диалекте, который ненавидел всеми фибрами души, как и моя семья. Потому я легко вписывался в Киеве в любую группу «мирных» протестующих — хоть студентов, хоть «правосеков», хоть сторонников Корчинского. Жаль, что IMI Micro Uzi у меня не было (хотя что бы он решил). И я много где успел побывать на майдане, чтобы убедиться, что там там не подействуют слова Христа — а только огнемёты, аллигаторы и ковровые бомбардировки.

И родился другой Крым. Где за спиной расправлялись крылья. Где 50 человек из «Правого сектора»* вышли с палками на площадь Нахимова — и за ними гонялось половина Севастополя. А потом сокрушалась, что каждому не досталось хотя бы по одному «правосеку». Ибо скучно. И хотелось отыграться за Киев, Днепропетровск, Одессу, Харьков.

А мы всё сделали точно, верно и правильно. И агитировали, объясняли, что ВСУ побоится рыпнуться, что можно спокойно идти голосовать, что больше никогда и на за что «поездов дружбы» не будет — их перемелют дружелюбно из «Утёса» на перешейке.

Что за десятки лет Крым наконец-то вернулся домой.

Домой.

Если бы вы знали, как сладко и спокойно звучит это слово «домой».

Я до сих пор вспоминаю эту весну. И всем сердцем благодарен тем, кто там был. Кого я знаю, кого я не знаю, кого не положен знать.

Спасибо, братья.

Дмитрий Дзыговбродский

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх