Свежие комментарии

Русский судья бросит перчатку ЕСПЧ по Навальному. Юрист указал на возможность

Русский судья бросит перчатку ЕСПЧ по Навальному. Юрист указал на возможность
Фото: Jean-Francois Badias/АР/ТАСС

Европейский суд по правам человека потребовал от России освободить Навального из-под стражи. Наше государство с этим не согласилось. Попытаемся разобраться, почему и как работают российские законы в столь сложном случае.

Откуда взялся ЕСПЧ? Хронология отправки Навального под стражу

Напомним, как блогер оказался за решёткой. 29 декабря Следственный комитет РФ возбудил дело о мошенничестве в особо крупном размере в отношении Алексея Навального. Следствие и прокурор считают, что из средств ФБК* борец с коррупцией похитил 356 миллионов рублей пожертвований граждан на борьбу с ней же.

В этот же день, 29 декабря, во ФСИН ожидали Навального по его обязательству о явке, установленному приговором суда по хищению средств "Ив Роше". Он всё ещё находится под условным сроком и обязан был воздерживаться от любых нарушений закона. Вызванный по повестке сообщил, что прийти не может, так как находится за пределами страны. В это время он уже был выписан из германской клиники и имел возможность прилететь в Россию по официальному законному вызову. После неявки ФСИН немедленно объявила о розыске осуждённого.

17 января по прилёте в Россию объявленного в розыск задержали, а Симоновский суд поместил его под стражу.

20 января Алексей Навальный пожаловался в ЕСПЧ с просьбой заставить Россию выпустить его на волю.

Суть жалобы Навального и решения ЕСПЧ

В своей жалобе Навальный рассказал, что сидит по политическому решению руководства страны, никто не в состоянии обеспечить его безопасность, потому что его уже отравили ранее. Меры безопасности недостаточные, и единственное место, где ему будет хорошо, – это свобода.

Уже на следующий день, 21 января, ЕСПЧ коммуницировал (то есть официально принял) жалобу и запросил у России сведения о том, как обеспечивается безопасность Навального и как эти меры контролируются. 26 января от нашей страны получен мотивированный ответ. ЕСПЧ информации и принимаемых мер показалось недостаточно, и 16 февраля он направил в Россию требование об освобождении. Это решение предварительное, но оно фактически подтверждает точку зрения европейских властей об исключительно политическом преследовании Алексея Навального.

Информация о крайне оперативном вмешательстве ЕСПЧ в обычное уголовное преследование в рамках исполнения приговора о мошенничестве в отношении французской компании "Ив Роше" интересна в том смысле, что большинство жалоб российских осуждённых либо не принимаются этим судом, либо те месяцами и даже годами ждут своей очереди. Здесь всё по-другому. 

Куда торопится Европа?

2 февраля на суде о замене Навальному условного осуждения на реальное лишение свободы присутствовали дипломаты десятка европейских стран. Их поведение и неприкрытое вмешательство было настолько явным, что МИД пришлось пойти на международный конфликт и выслать ряд из них, получив в ответ зеркальную высылку. Это значит, что часть зарубежья делает на Навального ставку как на будущего руководителя России. Или, вероятнее, как на серьёзный инструмент в деле расшатывания российской государственности.

Вопрос о численности поддерживающих Навального российских граждан оставим статистикам и аналитикам. Объективно этого количества недостаточно даже чтобы просто собрать необходимое количество подписей для участия в выборах на федеральном уровне. То есть поддержка очень невелика. 

Кстати, нельзя не вспомнить, что события вокруг фигуры Навального стали ускоряться не с бухты-барахты. Почему-то его "отравление" совпало с моментом, когда точно стало известно о наличии у Следственного комитета России достаточной фактуры для возбуждения в отношении Алексея Навального и его компании уголовного дела по общеуголовному составу хищения средств из Фонда борьбы с коррупцией* – общественной организации, учреждённой лично Навальным, куда российские граждане и иностранцы несли свои деньги последние десять лет.

За это время, по словам нынешнего директора ФБК* Романа Жданова, с 2011 по 2018 годы через ФБК* прокачали почти миллиард рублей (по другим данным, опубликованным в Телеграм, только через биткоин-кошелёк прошли вдвое большие суммы). На часть из этих денег, потраченных в бытность Навального директором ФБК*, нет первичных документов. Следствие СК предполагает, что они были похищены: потрачены не на уставные цели фонда, а на личные нужды Навального: высокий уровень ведения быта, путешествий и т. д. сверх установленной им же самим себе заработной платы.

В случае, если Следственный комитет докажет растраты Навальным и его коллегами денег, собранных ФБК* на борьбу с коррупцией, его репутация в глазах российских граждан и прошлых спонсоров, наподобие Евгения Чичваркина, семьи Зиминых и т. д., будет уничтожена.

Возможна ситуация, при которой ЕСПЧ, интернет-фанаты Навального или даже Царьград будут говорить о политической подоплёке уголовного дела Навального, а финансовые выписки по счетам Навального, ФБК* и кассовые документы магазинов и турфирм – об элементарной растрате.

Ситуация с хищениями ФБК* намного серьёзнее, чем дело "Ив Роше". Поэтому Европа торопится. 

Как нам относиться к решению ЕСПЧ?

Во-первых, в предписании об освобождении Навального суд делает ссылку на правило 39 своего регламента.

В нём речь идёт о возможности применения обеспечительных мер для того, чтобы было возможно исполнить решение в дальнейшем. Значит, Россию просят применить предварительные меры, и это не касается окончательного решения по жалобе.

Во-вторых, предписание этого суда не мотивировано: судья не объясняет, какие именно факты заставляют его опасаться за жизнь Навального.

При этом стоит вспомнить, что ЕСПЧ никак не отреагировал, например, на явно политическое преследование Александра Гапоненко в Латвии (он выступал против запрета русского языка в латвийских школах и был помещён в тюрьму) или пророссийски настроенного лидера польской оппозиции Матеуша Пискорского (обвинен в шпионаже, арестован). Их жизни находятся под явной угрозой ежедневно, но ЕСПЧ считает их свободу делом национальных судов. И вообще, внимание,  

по общему правилу, ЕСПЧ не вмешивается в процедурные вопросы уголовного процесса стран-членов. В том числе и России.

В любом случае, решение ЕСПЧ окажется на столе у российского судьи. Как он может его признать, если оно не мотивировано? Русскому судье ведь тоже что-то надо написать у себя в судебном акте.

Однако это лишь одна сторона вопроса. Вот другая.

Конституция России запрещает исполнение решений иностранных судов, если они противоречат интересам нашего государства. Вопрос о возможности исполнения решения ЕСПЧ как международного суда отнесена 125 статьей Конституции России к компетенции Конституционного суда.

Совокупность этих обстоятельств делает исполнение акта ЕСПЧ по Алексею Навальному незаконным.

Автор – член Российской ассоциации международного права

 *Фонд борьбы с коррупцией включён в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента.

Картина дня

наверх