Свежие комментарии

  • александр С
    С превеликим удовольствием)))Леонид Гозман "ра...
  • рубцова галина gmru (Никитенко)
    Россия никогда не была и не будет пустым местом, как бы вам этого не хотелось.Читатели The Time...
  • Михаил Фадеев
    Без оружия? А почему бы геям не показать народу свои танки? Парад так парад!Леонид Гозман "ра...

Основное классовое противоречие ХХI века

Основное классовое противоречие ХХI века

Новое бремя белого человека от Америки до Евразии

Во время финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг. и в Европе, и в Америке стал популярным «Капитал» Карла Маркса – автора не только «Критики политической экономии», но и «Манифеста Коммунистической партии». Снова зазвучали ленинские слова о том, что «верхи не могут, низы не хотят…», определявшие наступление революционной ситуации. Однако революции не произошло. «Верхи» и охраняемая ими капиталистическая система выстояли за счёт низов (пролетариев), которых в очередной раз обобрали через «режим жёсткой экономии».

Возможно, тогда и стали подниматься протест «реднеков» и Ржавого пояса Америки, голосовавших как четыре года назад, так и сейчас за Дональда Трампа, и выступления «жёлтых жилетов» во Франции. Тогда образовался и напор сторонников «Брексита», возникший потому, что британский белый рабочий устал от дискриминации, навязанной ему  наднациональной верхушкой «единой Европы». А сейчас новая напасть – COVID-19, превращаемый из обычного вируса в инструмент блокирования экономик и дальнейшего ограбления низших слоёв.  Исчезает средний класс – остаются очень богатые и очень бедные; при этом первые и дальше богатеют, а вторые беднеют.

Новая экономическая реальность видна и по тому, как наступают «цифра» и робот. По прогнозам экспертов Всемирного экономического форума в Давосе, где собираются сливки «глобальной элиты» и куда приглашают кандидатов на вступление в этот закрытый клуб, к 2025 году, то есть очень скоро, число рабочих мест в большинстве развитых и развивающихся стран уменьшится на 85 миллионов. А мы помним, что каждое рабочее место напрямую связано с благосостоянием семьи.

Новые безработные будут выброшены со своих рабочих мест не для того, чтобы они  переквалифицировались и получили новую работу. Что останется им? Умирать? Вести уличные бои? Актуализируется новое классовое противостояние, и лозунг «Пролетарии всех стран соединяйтесь» не сегодня-завтра может обрести новую актуальность. Это всемирное явление.

Многое усложнилось по сравнению с ХIХ веком, в котором жил Маркс, и новое классовое противостояние выглядит на первый взгляд более пёстрым, чем антагонистическая пара «капиталист – пролетарий».  Культуры, религии, национальности отказываются перемешиваться и не образуют единообразный «плавильный котёл». Мы видим это и в Америке, и в Европе. Возникает противостояние «консервативного» прошлого и «ультралиберального» будущего; только свободы в квазилиберальных посулах нового будущего не видать. Противостояние цветущего разнообразия и универсальной безликости, homo localis (человека, укоренённого на земле отцов) и homo globalis (человека без почвы) обозначается всё более отчётливо.

Многое говорит о том, что приближается решающее столкновение старого и нового миров, и их яростная сшибка произойдёт, прежде всего, в «развитых» странах Запада. Новые классовые противоречия обозначаются сразу в нескольких плоскостях.

В первой плоскости – столкновение старой (аграрно-индустриальной) и новой экономик (цифрового, роботизированного типа) ведёт к тому, что человек (неквалифицированный рабочий) объявляется «нерентабельным» ресурсом. Его предлагают выбросить на общественную свалку.

Вторая плоскость противоречий – это острый конфликт идеологий и религий. В евро-американском мире, некогда христианском, набирают силы антихристианские призывы к введению в законодательном порядке однополых «семей», а проще к ликвидации основной ячейки человеческого общества – семьи как таковой. Предлагается не задумываться о том, что после ликвидации семьи человек перестанет быть человеком. Государство (во Франции, например) может охранять как «демократическую норму» глумливые карикатуры на мусульманского пророка. И так далее.

Третья конфликтная плоскость – глобализм против национального самосознания. Пустой мультикультурализм продолжает обанкротившиеся попытки сконструировать из французской, арабской, турецкой и других культур «культуру вообще», культуру без национального лица. Глобализм как идеология подкапывает основы жизни людей и с этой стороны.

В Америке негласным орудием мультикультурализма выступает движение BLM. Различия этнонационального характера усиливаются различиями белой и чёрной расы (родовой грех рабовладельческой Америки). Белые американцы, кажется, опомнились, заговорили о том, что не только чёрные, а все жизни важны (то есть и белые, и жёлтые – надо же!). Пока, правда, это очень робкие голоса. Рты символически заткнуты масками-намордниками (от коронавируса).

Практически весь «старый мир» можно, наверное, совместить в одной условной фигуре белого рабочего, который помнит, откуда он родом, традиционно религиозен и не любит извращенцев из ЛГБТ. Будет ли уничтожен на Земле этот тип человека?  Или есть шанс, что всё останется так, как нарисовал в конце XIX века  автор «Бремени белого человека» англичанин Редьярд Киплинг: «О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут, пока не предстанет Небо с Землей на Страшный господень суд». Бремя белого человека не исчезает.

Владимир Кудрявцев, ФСК

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх