Свежие комментарии

  • Николай Титов
    Вот что бывает, когда игнорируется правильная реакция на цвет штанов и кто-то, кому-то не делает Ку у у у у....!Читатели Washingt...
  • Boris Janovsky
    Видимо имеется в виду "ДОБРОВОЛЬНОЕ ИНФОРМИРОВАННОЕ СОГЛАСИЕ на проведение вакцинации или отказ от нее" (http://www.p...Манифест здравомы...
  • Vasily Golov
    Прогноз Гидрометеослужбы.Будет шторм на Черном море с ливневыми дождями.Теперь чуть западней Крыма.Захватит Херсонску...Одесса: Портовые ...

Юрий Селиванов: Правильный выбор российского флота

Юрий Селиванов: Правильный выбор российского флота

Сравнение двух концептуальных подходов к военно-морскому строительству, российского и американского, определенно свидетельствует о том, что на верном пути находится только Россия 

Два события, практически совпавшие по времени, дают повод поразмышлять об одной из фундаментальных тем военно-стратегического анализа – проблеме выбора и практической реализации оптимальной концепции строительства военных флотов будущего. Речь, в данном случае, о сравнении таких концептуальных установок для ВМФ  Российской Федерации и ВМФ США, которые практически одновременно нашли свое отражение в знаковых для двух флотов решениях.

Почему именно РФ и США? Да потому, что эти страны являются своего рода мировыми лидерами в демонстрации практически диаметрально противоположных  подходов к выбору приоритетов военно-морского строительства, во всяком случае, применительно к надводному флоту. Что весьма важно, поскольку, при всей значимости подводных ударных стратегических сил, спектр их реального применения фактически ограничен задачами ведения ядерной войны. Эпизодические  обстрелы суши неядерными «Томагавками» с отдельных субмарин особой роли никогда не играли. Именно надводный флот продолжает оставаться наиболее гибким инструментом военно-политического реагирования  на практически все возможные виды боевых действий и  форматы демонстрации (проекции)  силы.

Теперь о событиях. Начнем с России.

«Минобороны РФ и Амурский судостроительный завод заключили контракт на шесть корветов проектов 20380 и 20385.»В соответствии с условиями контракта Тихоокеанский флот в период с 2024 по 2028 года получит два корвета проекта 20380 и четыре корвета проекта 20385″, — уточняется в сообщении. По данным Минобороны, наличие в составе ВМФ корветов проектов 20380 и 20385 позволит повысить эффективность обнаружения и уничтожения субмарин, надводных кораблей, судов противника, защиты военно-морских баз, морского побережья, морских коммуникаций. …Это современные корабли, оснащенные новейшим радиолокационным комплексом МФРЛК, перспективным зенитным ракетным комплексом «Редут», современным противокорабельным комплексом «Уран» (проект 20380), противолодочным комплексом «Пакет-НК», универсальным корабельным стрельбовым комплексом (проект 20385) под крылатые ракеты «Калибр-НК», в перспективе — под гиперзвуковые ракеты «Циркон»

Юрий Селиванов: Правильный выбор российского флотаРоссийский ракетный корвет проекта 20380 «Стойкий»

Таким образом, мы можем констатировать, что реализуемая на практике, причем довольно высокими темпами, российская концепция военно-морского строительства делает основной упор на развертывании флота сравнительно небольших, но предельно эффективных по своим боевым возможностям кораблей, которых при этом должно быть достаточно много. Иначе говоря, в российском флоте активно внедряется базовый стратегический принцип максимального рассредоточения боевой мощи с целью снижения её уязвимости от воздействия противника, с одновременным усилением поражающих способностей ВМФ РФ путем их оснащения самым высокоточным, дальнобойным, сверхскоростным и практически неуязвимым ракетным оружием, а также за счет большей живучести небольших кораблей.

В России не делают особого секрета из того, что конечной целью не данном этапе является оснащение всех уже находящихся в боевом составе и строящихся фрегатов, корветов и малых ракетных кораблей, а также ряда эсминцев (БПК) старой постройки, а это в совокупности десятки боевых единиц, гиперзвуковыми ракетами «Циркон». Главное условие для этого – унификация корабельных пусковых установок контейнерного типа для всех видов бортового ударного ракетного вооружения уже выполнено.

Сами ракеты оптимизированы, прежде всего, для ударов по крупным морским целям, на расстояниях максимально затрудняющих противодействие таким ударам со стороны противника.

Юрий Селиванов: Правильный выбор российского флотаМодернизированный БПК «Маршал Шапошников», на котором смонтированы универсальные пусковые установки для ракет «Калибр-НК», в перспективе «Циркон».

Согласно открытым источникам, радиус действия  «Циркона» превышает 1 тысячу км, что с учетом склонности военных к занижению, в целях дезинформации противника, реальных боевых возможностей любого оружия, позволяет ориентироваться на значительно большую цифру.

Сегодня в местной военно-экспертной среде активно дебатируется вопрос о степени так называемой «зрячести» российского гиперзвукового оружия. Имеются в виду  «совершенно недостаточные» возможности России в области радиоэлектронной разведки и целеуказания, якобы не позволяющие надежно контролировать Мировой океан и держать под контролем корабельные соединения противника.  А это, дескать,  делает перспективный «Циркон» слепым и практически бесполезным.

Некоторые склонные к легковесной огульности «знатоки вопроса» рисуют откровенно пораженческую картину безнадежности любых попыток противостоять «великому и могучему» американскому флоту, с неизбежным в таких случаях выводом в стиле «путинопятьвсеслил». Вот вполне типовой пример такой наукообразной пропаганды:

«По информации из открытых источников, сегодня она (российская система космической разведки «Лиана»  состоит из четырех спутников, два из которых предназначены для ведения РТР (пассивные), а два других – радиолокационной разведки (активные)… С учетом вероятной дальности действия средств разведки этих спутников (дистанция грубо оценивается, опираясь на известные данные по иностранным аналогам) и ожидаемого времени их движения по орбите можно полагать, что одну цель в значимых для России оперативно важных районах Мирового океана четверка спутников системы «Лиана» сможет просмотреть только два раза в сутки с вероятной продолжительностью сеанса не более шести – девяти минут.

Курам на смех! Ведь данные спутниковой разведки быстро устаревают. В зависимости от вида ракетного оружия, коему выдается целеуказание, срок «прокисания» данных – максимум несколько десятков минут. Цели-то движутся. При такой численности околоземной группировки «Лианы» обеспечить точную стрельбу комплексами «Калибр», «Кинжал» и «Циркон», мягко выражаясь, проблематично. Да еще и в условиях войны, когда враг будет ставить помехи космическим аппаратам и попытается их сбить.»

Юрий Селиванов: Правильный выбор российского флота

В принципе качество данной «информации» вполне исчерпывающим образом описывается тем фактом, что её основным источником являются пресловутые «три П», то есть – пол, палец, потолок. Просто потому, что сторонний для Вооруженных Сил РФ «военный эксперт» явно не может претендовать на владение в полном объеме данными по реальному состоянию дел в такой сугубо секретной области.  А все его догадки не более, чем вольная фантазия на заданную тему.

Откуда ему, например, знать реальный состав российской группировки спутниковой разведки и её реальные боевые возможности, а также темпы ее обновления? Он что свечку держал при загрузке всех стартующих в интересах минобороны РФ из Плесецка и Байконура ракет? Конечно же, нет!

Откуда у него сведения об «оперативно важных районах Мирового океана» в их соотнесении с возможностями этих спутников? Это же совсекретная информация!  Кроме того, у современной РФ нет таких глобальных амбиций, какие были у Советского Союза. И, следовательно, её силы морской разведки и целеуказания вполне могут быть достаточными для эффективного  мониторинга ближней и средней морской зоне. Тем более что одними спутниками  дело не ограничивается.

В том же стиле «Шеф все пропало!» рассматриваются в этом источнике и возможности других средств ведения разведки корабельных группировок противника — морской авиации, самолетов ДРЛО, береговых радиолокационных комплексов и т.п, причем без всякого учета их идущей полным ходом модернизации. Между тем, эти возможности на сегодняшний день уже весьма значительны и продолжают расти.

Так, например, командующий 1-й армией ПВО-ПРО Андрей Демин заявил, что после ввода в строй новейшей сверхдальней загоризонтной РЛС «Контейнер»,  ВС РФ могут видеть в режиме «онлайн» взлет палубной авиации в акваториях Балтийского, Черного и Средиземного морей. А там, где палубная авиация, там, очевидно, находится и корабельная группировка во главе с авианосцами. Разве это  не предварительное целеуказание? Все остальное, в плане точности наведения на конкретный объект, может сделать сам «Циркон», при выходе непосредственно в район прямой радиовидимости цели.  И это далеко не единственная возможность, опровергающая пропагандистский миф о фатальной слепоте «Цирконов».

Юрий Селиванов: Правильный выбор российского флота

Любопытно, что другой военный эксперт того же издания, капитан первого ранга в отставке Константин Сивков оценивает боевые возможности новейшего  российского гиперзвукового оружия практически прямо противоположным образом, то есть вполне оптимистически. При этом его нисколько не смущает мнимая «слепота» российского флота. Такое впечатление, что он просто больше знает про это.   Правда, выступил он не на страницах указанного выше  «всепропальского» издания, а на другом сайте, перед которым, видимо, не стоит задача тотального «опускания» всего, что делается в России:

 «…Собеседник отметил, что радиус действия «Циркона» сейчас не меньше радиуса действия самой современной палубной авиации США. То есть корабль может наносить удар, будучи сам при этом относительно неуязвим для авиации противника. «Массовое включение этих ракет в арсенал российских кораблей радикально поменяет расклад сил на море. По его свидетельству, на сегодня морское превосходство США – подавляющее, но оно может быть «обнулено» с помощью «Циркона». Главная задача «Циркона» – поражение кораблей потенциального противника, вооруженных современными средствами ПВО и ПРО, напоминает Сивков. «Всего один залп «Цирконом» с фрегата может оказаться смертельно опасным для целой авианосной группы США, которая включает в себя сам авианосец и порядка десяти кораблей охранения. Представьте себе: 4,5 тысяч тонн водоизмещения одного нашего фрегата с этой ракетой  – смертельная угроза для авианосной группы с водоизмещением более 200 тысяч тонн. Плюс к этому может пойти ко дну сотня боевых самолетов палубной авиации противника, и все остальное»

Стоит подчеркнуть, что мнение  этого военно-морского специалиста, не склонного «бить в колокола, не заглянув в святцы», представляется особенно ценным с учетом того, что еще семь лет назад, до появления российского гиперзвукового оружия, он крайне скептически оценивал возможности тогдашнего ВМФ РФ уничтожить хотя бы один американский авианосец, фактически, считал их равными нулю.

Юрий Селиванов: Правильный выбор российского флота

И тот факт, что сегодня именно такой сведущий  человек утверждает прямо противоположные вещи, говорит о многом.

Таким образом, я тоже склоняюсь к выводу о том, что слухи о фатальной «слепоте» российского военно-морского флота, якобы исключающей эффективное применение гиперзвуковых «Цирконов», имеют отношение не столько к реальной действительности, сколько к пропагандистским упражнениям такого рода изданий.

Что же касается перспектив развития ВМС США, то они представляются достаточно безрадостными для самих американцев. «Факт события» заключается в том, что   министерство обороны США намедни  представило Конгрессу новый 30-летний долгосрочный план военного кораблестроения, рассчитанный до 2051 финансового года. Главной особенностью этого «нового плана» является то, что ничего принципиально нового он как раз  не содержит.  Все то же линейное увеличение примерно такой же номенклатуры боевых единиц, причем с явной попыткой сохранения прежней ориентации на большие и сверхбольшие десантные корабли и авианосцы. Именно они, по-прежнему, должны составлять основу боевого построения ВМС США.

 

Казалось бы, такое концептуальное постоянство можно объяснить неверием тех же американских адмиралов в серьезность российской гиперзвуковой угрозы. Но в действительно это совершенно не так! В самом руководстве Пентагона уже давно признали, что гиперзвук совершает настоящую революцию в военном деле. Более того, американские военные теоретики и политики уже не раз требовали радикального пересмотра ставки на гигантские корабли, которые все меньше соответствуют характеру современной войны. И даже в нынешнем плане минобороны США прямым текстом говорится следующее:

 «План оставляет в неопределенности возможность постройки неатомных авианосцев меньшего размера, и лишь указывает, что исследование перспективного состава флота Future Naval Force Study (FNFS) «определило, что новые концепции, такие как легкий авианосец (CVL), необходимо проработать, чтобы полностью раскрыть их потенциал по выполнению ключевых задач при более рассредоточеннных силах».

Иначе говоря, американские флотоводцы сами сомневаются в целесообразности строительства гигантских авианосцев, становящихся  слишком легкой мишенью для гиперзвуковых ракет, думают об их замене менее крупногабаритными кораблями, но  реально ничего не могут сделать, чтобы остановить нынешний «бег в никуда».

Думаю, что причина такого фатализма вполне очевидна. И она не имеет ничего общего с объективными потребностями развития ВМС США. В основе этой концептуальной застойности – интересы местного военно-промышленного комплекса. Его частные хозяева, у которых под контролем и структуры американской гражданской власти и сам Пентагон, с легкостью продавливают через все инстанции именно те решения, которые им выгодны. И если у них полностью отлажена вся промышленная  инфраструктура для строительства громадных плавучих аэродромов, то они не станут её ломать ради каких-то новых идей Пентагона в области гонки военно-морских вооружений с Россией. Слишком это для них  дорого и нерентабельно. Ничего личного, только бизнес, как говорят в таких случаях за океаном. А если эти бизнес расчеты  не совпадают с представлениями военных о характере будущей войны и государственными интересами, то тем хуже для тех и других.

Юрий Селиванов: Правильный выбор российского флота

Таким образом, из двух рассмотренных случаев можно, с достаточной уверенностью, сделать вывод, что только Россия осмысленно следует логике эволюции современной военной мысли и делает на этой основе соответствующие практические выводы.  Что же касается США, то они продолжают движение по накатанной колее,  не будучи в силах из неё выбраться, и которая все больше отдаляет эту страну от целей, диктуемых объективной реальностью. Туда им и дорога!

Юрий Селиванов, специально для News Front

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх