Свежие комментарии

  • Анатолий Лановой
    Раньше ему казалось, а теперь он думает.... Такому организму эта функция не свойственна.Либерал Гозман об...
  • Анатолий Лановой
    До седых волос дожил смолоду, а соображения нет.Актриса Татьяна В...
  • Аркадий Цыганов
    Турция одна из старейших империй. Как и Россия восстанавливает своё могущество. А Украина как и многие сепаратисты Ро...Киев всё чаще пог...

Юрий Селиванов: Подарившие миру небо

Экранизация жизни выдающегося советского авиаконструктора вполне может рассматриваться как очередной шаг на пути к полной дефрагментации лживого антисоветского мифа, лежащего в основе пропагандистской войны Запада против современной России

Юрий Селиванов: Подарившие миру небо

Российский художественный фильм «Небо измеряется милями» — о выдающемся советском авиаконструкторе, создателе знаменитых на весь мир вертолетов Михаиле Леонтьевиче Миле прошел в прокате почти незамеченным массовой публикой. Что вполне закономерно вытекает из факта практически полного замалчивания данного культурного события «мейнстримовской» прессой, которая, как всегда, занята освещением таких эпохальных событий, как очередная вип–тусовка в Голливуде, или что сказала Грета Тунберг о судьбе человечества.

Фильм, можно сразу сказать, в целом вполне приемлемый и даже добротный. Кульминационная сцена — попытка вербовки Миля во время визита в США, выполнена в безупречном патриотическом ключе. И звучит весьма поучительно. Особенно в той части, где советский авиаконструктор мастерски ставит на место американского генерала-вербовщика афористичной фразой: «Да вы и сами не любите свою родину, если допускаете, что я могу изменить своей».

Руководство СССР показано в этом фильме, что также можно отметить как позитивную тенденцию , если и без особой симпатии и довольно сдержанно, то, по крайней мере, без обливания помоями из ведра.

Даже пресловутый «кровавый палач» Берия на этот раз всего лишь строгий, но при этом эффективный менеджер. Никого не казнил, не растерзал. Ну, подумаешь, заказ на строительство вертолета другому КБ передал. Прямо там — казнь египетская!

В целом это можно оценить, как определенный отход от тупого и давно опостылевшего пропагандистского стандарта 90-х годов с его «ужасами советского режима» и прелестями «либеральной демократии». Что само по себе важно с учетом постепенного освобождения менталитета всего общества от навязанного извне мифологического, притом крайне негативного восприятия прошлого, настоящего, а главное будущего нашего Отечества.

Но совсем, конечно же, без темы «советского мордора» обойтись не удалось. Не зря говорят – скоро только кошки родятся. Правда даже «мордор» на этот раз выглядит, скорее, комичным и неправдоподобным, нежели чем-то реальным и страшным. Особенно в этом смысле запомнилась вполне анекдотическая сцена изъятия паспортов у членов советской делегации во главе с тем же Милем в советском посольстве в США.

Если честно, то я просто не понял практического смысла этого мероприятия. Если, конечно, не считать таковым, дежурный показ «мрачной советской действительности». Надо же было как-то идеологически «подправить» не вполне удобный либеральной пропаганде факт рабочей поездки советского авиаконструктора на Запад. И, особенно, его возвращение оттуда.

Ну, допустим, тот же Миль захотел бы остаться в США. И для чего ему тогда нужен советский паспорт? Ему бы тут же американский документ справили! Очевидно, что советский паспорт был необходим именно для выезда из США и возвращения домой. Получается, что в посольстве СССР хотели лишить советских граждан такой возможности? Чушь несусветная!

Несколько удивил и эпизод с инструктажем убывающих за границу — на авиасалон в Ле-Бурже (Франция). Напомню, что это был уже 1965 год, в Москве давно прошел всемирный фестиваль молодежи и студентов, куда приезжали гости со всего мира. И вообще международные контакты были для советского «топ-менеджмента» того времени делом довольно обычным. Для их обеспечения в СССР построили даже специальный межконтинентальный пассажирский авиалайнер Ту-114.

А тут какой-то нахмуренный КГБ-шник, инструктирует, как дремучих колхозников, авиационную элиту страны, в том числе самого Михаила Миля. По солдафонски, без всякого почтения к их заслугам и высокому государственному статусу. И тупо объясняет им, куда можно ходить в Париже, а куда нельзя. Особенно рассмешил запрет посетить Монмартр — знаменитое место обитания парижских художников.

Притом, что даже в те времена, организовать такую экскурсию для советской делегации столь высокого уровня было парой пустяков. А в одиночку туда бы и так никто не пошел. Все-таки носители госсекретов высокого уровня, холодная война на дворе и вообще мало ли каких сюрпризов можно ожидать от натовских спецслужб! Не ровен час, могли ведь и похитить.

Не то, чтобы подобных инструктажей вообще не было. Но явная неправда заключается в том, что на таком серьезном уровне они никогда не проводились так небрежно, как будто эти люди вообще ничего не значили и были каким-то мусором. Это полнейшая чепуха. В действительности, в КГБ того времени очень хорошо ориентировались в отношении того, с кем и как следует иметь дело. И что касается специалистов такого высочайшего класса, то отношение к ним было самым уважительное и предупредительное.

Да что там выдающиеся авиаконструкторы! Даже ко мне, обычному армейскому капитану, московский генерал-полковник обращался не иначе, как к Юрию Борисовичу. Это сейчас на всяких интернет-тусовках царит сплошное амикошонство и уважительное обращение к человеку вообще не в ходу. Но тогда было совсем не так.

Понятно, конечно, что в данном случае кому-то потребовалось протащить идейку о том, что советский человек, даже на таком высоком уровне, был, дескать, простым винтиком системы, её бессловесным рабом, не имел никаких прав и личного достоинства. На самом же деле, если бы офицер органов безопасности действительно посмел в таком тоне разговаривать с научно-технической элитой страны, одного звонка Миля его руководству было бы достаточно, чтобы он загремел для дальнейшего прохождения службы куда-нибудь поближе к белым медведям.

Тем не менее, вся эта дежурная антисоветчина не сильно портит картину. И, уж тем более, не смотрится как её основное содержание, скорее как обязательная, пока еще, идеологическая нагрузка.

Что же касается действительно удачных находок, то к их числу, помимо диалога Миля с американским вербовщиком, следует, пожалуй, отнести, сцену с участием американского авиаконструктора Игоря Сикорского, который в ответ на вопрос представителя Белого дома «Откуда вы так хорошо знаете русских?!», ответил «Потому, что я сам русский!».

Впервые в нашем кино засветилась тема боевого применения прообраза современного вертолета в годы Великой Отечественной войны. Как все-таки мы мало знаем о технических чудесах своего Отечества! Как скупо мы рассказываем об этом нашим детям! В отличие от того же Голливуда, который отнюдь не скупится на создание очень добротных фильмов для своей молодежи о достижениях американского научно-технического гения.

Юрий Селиванов: Подарившие миру небо

Не получила развития в фильме и уже набившая оскомину тема любовного треугольника, которая слишком уж часто соблазняет простые души начинающих сценаристов. Здесь все закончилось срочным стиранием помады с губ молодой сотрудницы, которую, вместо любовных утех, срочно засадили за расчеты конструкции будущего вертолета.

Зато плоды творческой деятельности замечательного конструктора в этом фильме представлены очень достойно. Просто удивительно, даже с учетом нынешнего всемогущества компьютерной графики, насколько натурально, правдоподобно и живо смотрится в этом фильме парижский авиасалон 1965 года! И это притом, что в кадре не историческая хроника, а современные постановочные съемки. Знаменитые советские мировые «рекордсмены» того времени — тяжеловес Ан-22 и милевские вертолеты — Ми-6, Ми-8 и Ми-10К выглядят так, как будто они прямо сейчас в Париже на той знаменитой выставке.

Юрий Селиванов: Подарившие миру небо

И, конечно же, после такой убедительной демонстрации советской авиационной мощи и превосходства над всем миром, совершенно естественным, органичным и абсолютно закономерным выглядит смысловой апофеоз фильма, в котором самые известные западные авиаконструкторы единодушно просят Михаила Миля принять «скипетр» мирового вертолетного короля.

Я благодарен этому фильму хотя бы за то, что он заставил меня задуматься о тех вещах, про которые я вроде бы знал, но никогда не придавал им должного значения. В частности о том, почему вертолетное подразделение крупнейшей американской авиастроительной фирмы «Боинг» называлось в течение многих лет «Боинг-вертол».

Вам это «вертол» ничего не напоминает? Конечно же, это сокращение от слова «вертолет»! Но такого слова в английском языке нет! Там вместо него «helicopter». И все это, конечно же, отнюдь не случайно. Потому что у американского вертолетостроения прочнейшие русские корни, заложенные выдающимся русским изобретателем Игорем Сикорским.

Юрий Селиванов: Подарившие миру небо

И хотя сами американцы сегодня стесняются вспоминать об этих русских корнях своей вертолетной авиации и даже придумали особую расшифровку слова «вертол» — Vertical takeoff and Landing» шила в мешке, как говорится, не утаишь.

Вот и получается, что Россия научила Америку не только слову «спутник» но и слову «вертолет». И не только самому слову, но и всему тому, что за ним стоит. Таковы подлинные, а не извращенные злопыхательской пропагандой, мировые приоритеты и истинные ценности, о которых нам никогда не следует забывать. Потому что на этой планете очень немного стран и народов, у которых есть столько поводов по праву гордиться своими мировыми достижениями, как у России и русских.

Юрий Селиванов, специально для News Front

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх