Свежие комментарии

  • Vasily Golov
    Накопление дети разделят,как прямые наследники.Кому достанутся с...
  • Vasily Golov
    Российской монополии же нужна цена 133 доллара, чтобы выйти на прибыль.За 12 лет, что Минфин ведет статистику по нефт...Кому достанутся с...
  • Людмила Сорокина
    мне очень интересно,почему наш президент не посадил этого ублюдка в "Чёрный дельфин"за все его художества,только пер...То приватизация, ...

«Белая гвардия» красной империи: Рижский ОМОН против первой «цветной революции» в СССР

«Белая гвардия» красной империи: Рижский ОМОН против первой «цветной революции» в СССР

В этом году наша страна будет отмечать один из самых мрачных юбилеев в своей истории — 30-ю годовщину трагических событий 1991 года. Их печальный итог в пояснениях не нуждается, а преодоление последствий займёт ещё не одно десятилетие. И это в лучшем случае

Вряд ли кто-то станет спорить, что распад «нерушимого» Советского Союза стал первопричиной целого ряда жестоких и кровавых военных конфликтов на 1/6 части суши, которая с тех пор стала называться сухим и безжизненным словосочетанием «постсоветское пространство». Все ныне продолжающиеся на этой части Евразии разрушительные войны, «демократические реформы» и «цветные революции», в которые уже активно вовлечено совершенно новое поколение, лишь понаслышке знающее о том, что такое КПСС или Госплан, являются прямым следствием одной геополитической катастрофы. Той самой, которая уже унесла больше человеческих жизней, чем Великая Отечественная война, и по-прежнему не собирается прекращать эту убийственную вакханалию.

Сегодня мы предлагаем нашим читателям вспомнить о тех, кто тридцать лет назад до последнего делал всё возможное, чтобы остановить надвигающуюся катастрофу, и до конца остался верен долгу и присяге.

«Наши» и «не наши» в Прибалтике

4 февраля 1991 года на Ленинградском телевидении вышел очередной выпуск популярной телепередачи «600 секунд» Александра Невзорова.

Репортаж с лаконичным названием «Наши» был посвящён «чёрным беретам» —  бойцам Рижского ОМОНа, категорически отказавшимся подчиниться провозгласившим в одностороннем порядке независимость латвийским властям и сохранившим верность Советскому Союзу.

«Дикая вещь. Над ОМОНовским оцепленным лагерем расстрелянный красный флаг, который нынче в Союзе поднять почти всюду можно только под прикрытием пулемёта. И что-то подобное уже было: и ОМОН, и десантники, и «краповые», и все прочие, сохранившие понятие чести и присяги и готовые умереть в любую минуту, всё больше и больше напоминают Белую гвардию, тоже объединившую когда-то людей, не пожелавших среди беснований, мгновенной перемены идолов и цвета знамён, забыться вместе со всеми. Не забывших чести и присяги. Всё это у нас уже было. Это Белая гвардия. И судьбу её мы знаем», — комментировал автор репортажа, находившийся на базе Рижского ОМОНа в Вецмилгрависе.

«Белая гвардия» красной империи: Рижский ОМОН против первой «цветной революции» в СССР

То, что разворачивалось в это время в прибалтийских республиках, в особенности в Литве и Латвии, можно с полным правом считать первой в истории нашей страны «цветной революцией». Напомним кратко хронику событий.

Весной 1990 года прибалтийские республики, в которых пришли к власти местные «народные фронты», одна за другой объявили о независимости и выходе из состава СССР. Первой 11 марта отделилась Литва, 4 мая за ней последовала Латвия, а 8 мая – Эстония. Так как союзное руководство не признало таких односторонних действий, в прибалтийских республиках фактически установилось двоевластие. С одной стороны, новое националистическое руководство Верховных советов республик (Витаутас Ландсбергис в Литве, Анатолий Горбунов в Латвии и Арнольд Рюйтель в Эстонии) и сформированные ими правительства, которые опирались на поднявших головы и не скрывавших своей ненависти к России и проживающим в Прибалтике русским местных неофашистов. С другой – оставшаяся верной КПСС и Советскому Союзу часть партийного руководства (Миколас Бурокявичюс в Литве, Альфред Рубикс в Латвии, Лембит Аннус в Эстонии) и подконтрольные союзному центру силовые структуры – подразделения Прибалтийского военного округа Министерства обороны СССР, часть сил МВД и КГБ СССР.

Из частей МВД особенно выделялись созданные в 1988 году для борьбы с поднявшей голову на войне всеобщей перестройки и гласности преступности подразделения Рижского и Вильнюсского отрядов милиции особого назначения (ОМОНа). Личный состав Рижского и Вильнюсского ОМОНа состоял из высокопрофессиональных сотрудников милиции, многие из которых прошли Афганистан и полыхнувшие в разных уголках терпящего бедствие Союза «горячие точки». Подавляющая часть омоновцев наотрез отказалась изменить присяге и перейти под контроль прибалтийских сепаратистов. Это вызывало зоологическую ненависть к ним со стороны новых властей и созданных ими откровенно профашистских и русофобских формирований.

«Белая гвардия» красной империи: Рижский ОМОН против первой «цветной революции» в СССРБойцы Рижского ОМОНа

Как пишет в своих воспоминаниях последний первый секретарь столичного горкома Компартии Латвии Арнольд Клауцен, вооружённые провокации против сотрудников Рижского ОМОНа, выполнявших задачи по охране объектов союзного значения, приобрели организованный характер в конце 1990 года. В декабре сепаратистский «Народный фронт Латвии» (НФЛ) начал открытую подготовку к вооружённому противостоянию с «имперскими силами». Профашистски настроенные радикалы из верхушки НФЛ формируют штаб обороны и отряды добровольцев для защиты «свободы» и «демократии». Последним по большому счёту была уготовлена роль «сакральных жертв» в деле окончательного отрыва прибалтийских республик от Советского Союза и дискредитации союзных силовых структур. Примечательно, что консультантом лидеров НФЛ и литовского «Саюдиса» в вопросах организации кровавых провокаций выступал лично автор концепции «ненасильственного сопротивления» и теоретик «цветных революций» американский профессор Джин Шарп.

«Белая гвардия» красной империи: Рижский ОМОН против первой «цветной революции» в СССРТеоретик «цветных революций» американский профессор Джин Шарп)

Предтеча «небесной сотни» в Вильнюсе

События, которые можно охарактеризовать как первую на территории Советского Союза «цветную революцию», достигли своего апогея в январе 1991 года.

В самом начале нового 1991 года литовское сепаратистское правительство Казимиры Прунскене провело «либерализацию цен». Резкий скачок цен на продукты стал привёл к масштабным акциям протеста просоветских сил в Литве. Москва выразила обеспокоенность ситуацией в Вильнюсе, а лидер литовских коммунистов Бурокявичюс и его сторонники объявили о создании Комитета национального спасения Литвы и призвали президента СССР ввести в республике прямое президентское правление.

По распоряжению Горбачёва (что он впоследствии категорически отрицал, но вызывает серьёзные сомнения применение военных подразделений и спецслужб без указания верховного главнокомандующего) в Литву были переброшены дополнительные силовые подразделения — 234-й гвардейский парашютно-десантный полк 76-й гвардейской дивизии ВДВ из Пскова и легендарная группа «А» (впоследствии «Альфа») 7-го Управления КГБ СССР. 11-12 января 1991 года десантники и «альфовцы» без сопротивления взяли под контроль все ключевые объекты в Вильнюсе. В ночь с 12 на 13 января им поступил приказ при поддержке бронетехники занять здание комитета по телевидению и радиовещанию, радиопередающий центр и телевизионную вышку, возле которых собрались тысячи сторонников литовской независимости, в том числе вооружённые боевики.

В ходе возникших столкновений у телецентра в Вильнюсе погибли 13 человек из толпы, ещё сотни получили ранения. Кроме того, выстрелом в спину был убит сотрудник группы «А» КГБ СССР Виктор Шатских.

Вину за кровопролитие литовские сепаратисты и вся «демократическая общественность» возложили на Советскую Армию и КГБ. Это при том, что силовики в тот день в принципе не применяли боевое оружие. В процессе следствия также выяснилось, что по меньшей мере шестеро погибших были убиты выстрелами сверху в спину, двое погибли под колёсами автомобилей, один скончался от сердечного приступа и тело ещё одного было изрешечено пулями уже после его смерти. Всё это убедительно свидетельствовало о непричастности к их гибели советских военнослужащих.

«Белая гвардия» красной империи: Рижский ОМОН против первой «цветной революции» в СССРПротивостояние в Вильнюсе 13 января 1991 г.

Однако подлинные обстоятельства произошедшего уже никого не интересовали. Организованная по методичкам Шарпа его учеником и по совместительству одним из лидеров «Саюдиса» Аудрюсом Буткявичюсом кровавая провокация полностью увенчалась успехом. Развязанная кампания по дискредитации союзных силовых структур приобрела беспрецедентный размах. Президент Советского Союза и верховный главнокомандующий Михаил Горбачёв по своему обыкновению поступил подло и трусливо. Он публично открестился от подчинённых ему силовых структур, заявив, что не отдавал приказа на применение силы. А его главный конкурент в борьбе за власть Борис Ельцин уже через два дня после событий в Вильнюсе на спешно организованной в Таллине встрече с лидерами прибалтийских сепаратистов признал независимость Литвы, Латвии и Эстонии от лица РСФСР.

Интересно, что помимо этого сепаратного соглашения, ставшего репетицией окончательно ликвидировавшего Советский Союз Беловежского сговора, Ельциным и лидерами Верховных советов трёх прибалтийских республик было принято обращение к генеральному секретарю ООН с предложением о созыве международной конференции по проблеме Прибалтики, что вполне можно квалифицировать как призыв к иностранному вмешательству во внутренние дела СССР.

Но тем, кто желал скорейшего уничтожения Советского Союза, одного кровопролития в Литве было мало. Аналогичные события готовились и в соседней Латвии, где главной мишенью кровавой провокации был избран Рижский ОМОН.

Расстрел в Риге

13 января 1991 года в Риге прошла масштабная демонстрация сторонников независимости Латвии, организованная НФЛ. Тогда же радикалы начинают сооружение баррикад в центре города вокруг всех ключевых зданий. Активное противодействие боевикам, которых курировал министр внутренних дел Латвии Алоиз Вазнис, оказывают 120 бойцов Рижского ОМОНа во главе с 30-летним майором Чеславом Млынником. 15 января омоновцы, не встретив серьёзного сопротивления, разоружили рижский филиал Минской высшей школы МВД, изъяв десятки единиц стрелкового оружия.

Существуют свидетельства, что Млынник неоднократно обращался к своему непосредственному начальнику министру внутренних дел СССР Борису Пуго с просьбой дать подкрепления и приказ навести в республике конституционный порядок, но получил отказ.

«Белая гвардия» красной империи: Рижский ОМОН против первой «цветной революции» в СССРКомандир Рижского ОМОНа Чеслав Млынник, кадр из телепередачи «600 секунд»

Тем временем, 15 января сторонники латвийской Компартии и созданного в противовес НФЛ «Интернационального фронта трудящихся Латвийской ССР» (Интерфронт) провели на рижском стадионе СКА Вселатвийское народное собрание, собравшее около 30 тысяч человек из числа сторонников сохранения Латвии в составе СССР. На нём лидер латвийской Компартии Рубикс объявил о создании Вселатвийского комитета общественного спасения, которому должна была перейти вся государственная власть в Латвии. Однако по факту всё ограничилось декларативными заявлениями, на основании которых впоследствии против лидеров КПЛ и Интерфронта были возбуждены уголовные дела. По мнению Клауцена, причина была в предательстве Горбачёва, который не только был в курсе происходящего, но и на встрече с Рубиксом поддержал подобный план действий по восстановлению советской власти в Латвии, но после вильнюсских событий отказался от своих слов и обещаний и сдал тех, кто до последнего верил в него как в политического лидера.

16 января латвийские националисты устраивают провокацию на мосту через Милгравский канал, который связывал базу Рижского ОМОНа в Вецмилгрависе с центром Риги. Напавшие на омоновцев боевики спровоцировали «чёрных беретов» на ответную стрельбу, случайной жертвой которой стал водитель министра автомобильного транспорта и шоссейных дорог Латвии. Это было использовано латвийскими властями как повод для официального объявления Рижского ОМОНа вне закона. В соответствии с приказом 018 за подписью Вазниса от 17 января 1991 года сотрудникам латвийской милиции было предписано стрелять на поражение в бойцов Рижского ОМОНа при их приближении на 50 метров к объектам МВД Латвии.

«Когда я получил этот приказ, я спросил у А.Вазниса, а кто будет его исполнять? Есть ли теперь шанс на переговорный процесс?», — вспоминал начальник Рижского УВД полковник Виктор Бугай.

Далее события стали развиваться стремительно. В ночь с 19 на 20 января группа неизвестных обстреляла пост омоновцев у Дома печати. Бойцы Млынника среагировали оперативно и по горячим следам задержали микроавтобус «Латвия», в котором находились пятеро боевиков. У задержанных были изъяты патроны (от оружия они успели избавиться), бутылки с зажигательной смесью, а также аппаратура оперативной телефонной связи и документы, раскрывающие шифры, коды и позывные. Это свидетельствовало о спланированной и хорошо подготовленной вооружёнными формированиями НФЛ акции. Тогда же стало известно об изнасиловании неизвестными жены одного из офицеров Рижского ОМОНа.

Вечером 20 января 1991 года в центре Риги на бульваре Райниса разыгралась кровавая драма. Неизвестные открыли перекрёстный огонь со стороны Бастионной горки и из здания МВД Латвии по проезжавшей автоколонне патрульного наряда омоновцев. «Чёрные береты» залегли за машинами и вступили в бой с нападавшими. В сложившейся ситуации командир отряда Млынник принимает решение взять штурмом здание МВД, в котором находилось около сотни подконтрольных Вазнису милиционеров. На их разоружение группе омоновцев потребовалось всего 16 минут. При этом был задержан заместитель главы МВД Латвии генерал Зенон Индриковс.

На переговоры с омоновцами об освобождении здания МВД прибыл начальник Рижского УВД Бугай. В конечном итоге, «чёрные береты» под гарантии безопасности освободили задержанных и вернулись на свою базу.

«Белая гвардия» красной империи: Рижский ОМОН против первой «цветной революции» в СССРБойцы Рижского ОМОНа

Жертвами трагических событий 20 января стали пятеро человек – двое милиционеров, двое сотрудников съёмочной группы латвийского кинорежиссёра Юриса Подниекса и случайно оказавшийся на линии огня мальчик-школьник. Официальная версия латвийских властей, что все погибшие 20 января стали жертвами нападения со стороны бойцов Рижского ОМОНа не выдерживает никакой критики, что было убедительно доказано проведённым ещё союзной прокуратурой следствием.

По одной из версий, стрельбу по омоновцам, зданию МВД, явно не случайно оказавшимся на месте происшествия кинооператорам и обычным прохожим могли вести подконтрольные созданному НФЛ штабу обороны боевики «добровольных стражей порядка», которыми руководил бывший сотрудник милиции Бесхлебников, впоследствии сменивший русскую фамилию на латышскую Майзниекс.

В том, что его коллеги и товарищи погибли от пуль омоновцев усомнился и режиссёр Юрис Подниекс, ранее снявший документальный фильм «Крестный путь» о движении Латвии к независимости. Он публично заявил о причастности к стрельбе некой «третьей силы», заинтересованной в кровопролитии. Полтора года спустя, в июне 1992 г. Подниекс погиб при весьма загадочных обстоятельствах во время ныряния с аквалангом в одно из озёр на Балтийском взморье. Как отмечает в своих воспоминаниях Клауцен, смерть Подниекса была отнюдь не несчастным случаем. Этот человек, в объектив которого «почему-то всегда попадало главное», являлся неудобным свидетелем, который много знал и мог раскрыть неудобную новым латвийским властям правду о трагических событиях 20 января.

«Белая гвардия» красной империи: Рижский ОМОН против первой «цветной революции» в СССРЛатвийский режиссёр Юрис Подниекс

Противостояние продолжается…

Трагические события 13 января в Вильнюсе и 20 января в Риге превратились в дальнейшем в главный пропагандистский миф «борьбы за независимость», попытки опровергнуть который и докопаться до правды воспринимаются литовскими и латвийскими властями как покушение на основы государственности. Так, литовский политик левого толка Альгирдас Палецкис был осуждён в 2012 году за оброненную фразу о том, что «13 января свои стреляли в своих».

Предназначение этого мифа примитивно – вызвать у среднестатистического литовца или латыша ненависть к русским и «российской оккупации», что выглядит тем нелепее и абсурднее в условиях превращения этих стран в нищие деиндустриализованные полуколонии США на задворках Европы и напичканный иностранными военными плацдарм, единственное предназначение которого нависать дамокловым мечом над Россией.

Между тем, последующие события продемонстрировали, что устроенные по инструкциям Джина Шарпа январские побоища в Вильнюсе и Риге, стоившие жизни двум десяткам человек, не в полной мере достигли своих целей. Несмотря на предательство Горбачёва и последовавшую масштабную кампанию дискредитации советских силовых структур в подконтрольных демократам информационных ресурсах они не стали точкой невозврата, предопределившей окончательный выход Литвы, Латвии и Эстонии из состава СССР и дальнейший крах Советского Союза как такового. При этом трагические события в столицах Литвы и Латвии способствовали сохранению двоевластия в прибалтийских республиках и нарастанию поляризации в обществе.

Судьба же СССР, в том числе и по-прежнему де-юре остававшихся в его составе Литовской ССР, Латвийской ССР и Эстонской ССР решалась не в Вильнюсе, Риге или Таллине, а в Москве. И кульминацией стал так называемый «августовский путч», в котором активное участие приняли и бойцы Рижского ОМОНа. И они совершили, казалось бы, невозможное – бескровное восстановление советского конституционного строя и порядка в Латвии… Кратковременное… Но в этом уже не было вины «белой гвардии» красной империи, до конца исполнившей свой долг.

(продолжение следует)

Дмитрий Павленко, специально для News Front

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх