Свежие комментарии

  • Виталий Литвинов
    Ну признаем Беловежские соглашения ничтожными и что из этого? Можем их признать предательскими. неправомерными, да ка...Беловежские согла...
  • Александр Кириенко
    А вот мой дед с нацистами боролся а теперь смотрю нацики вернее неонацики морды свои приподняли говоришь!Украина может лиш...
  • Надежда
    Есть такая польская пословица: надежда - мать глупцов.Историческая речь...

Теракт как скальпель, обнажающий реальность: что из себя представляет украинское государство

Целая череда захватов заложников на Украине стала показательной и даже обнажающей истинное положение дел в стране. Теракты показали, что на самом деле из себя представляет украинское государство после того, как оно полностью переориентировало вектор своего развития на Запад

Теракт как скальпель, обнажающий реальность: что из себя представляет украинское государство

Каждый показательный аспект хочется рассмотреть в отдельности, а в конце может уже сложиться окончательная картина под названием «современная Украина». Во многом здесь не будет каких-то откровений для тех, кто интересуется украинской ситуацией, а лишь очевидное станет явным. Но тем, кто продолжает утверждать, что Владимир Зеленский — неплохой президент и «хорошо держится», будет полезно обратить внимание на нижеперечисленные тезисы.

Разрушительные реформы

Если с экономическими реформами все не так очевидно и, чтобы в них разобраться, нужно нырять в море цифр и все равно можно не понять, что они значат, то с медициной и полицией все куда проще.

Медицинскую реформу на Украине проводили не доморощенные «совки», а самый настоящий западный специалист — Ульяна Супрун. Результатом её «продуктивной» деятельности стало закрытие психиатрических больниц, где содержались пациенты с различными расстройствами личностей. Как показала ситуация с захватом отделения банка в Киеве, сумасшедшие вышли на украинские улицы и начинают свой «победный поход», ведь террорист заявлял, что он является «Святым Духом» и раздавал различные указания генералам всего мира по арестам мировых лидеров.

О работе правоохранительных органов Украины сказано очень много. Бездеятельность во время шабашей националистов, отсутствие результатов расследований резонансных дел, и теперь к этому перечню добавилась неспособность противостоять настоящим террористам. В Луцке спецназ либо просто наблюдал за происходящим, либо исполнял роль красивой картинки для победного выступления министра Арсена Авакова и замглавы Офиса Кирилла Тимошенко. Потом была абсолютно дискредитирующая ситуация с полтавским автоугонщиком, которого в итоге искали около недели, потому что силовики его выпустили, выполнив его требования. И неизвестно, что он успел за этот период сделать. Но вот с киевским «Святым Духом» удалось сделать все более или менее слаженно. Тут нечего сказать.

Так кто же террорист?

Долгое время украинские власти отказываются вести прямые переговоры с представителями ЛДНР. Аргумент крайне лаконичный — «мы с террористами переговоры не ведем». Вполне конструктивная позиция. Подобной придерживается руководство Российской Федерации. У данного тезиса есть свои обоснования, что также продемонстрировала украинская ситуация.

Во время инцидента в Луцке президент Зеленский нарушил все-таки принцип не вести переговоров с террористами. Более того, он не просто общался с захватчиком пассажиров автобуса, он даже выполнил его условие, которое не являлось каким-то серьезным и важным. Что, собственно, также вызывает ряд вопросов, но речь не об этом. В целом, президент сделал все для того, чтобы спасти жизни украинцев. И это похвально, однако всегда есть свои «но».

Почему с человеком с оружием в руках, который угрожает мирным жителям Луцка, Зеленский позволяет вести переговоры не просто представителям государства, а сам лично с ним беседует по телефону, а с жителями Донбасса для урегулирования конфликта он вести диалог не хочет? Быть может, он осознавал реальную угрозу от луцкого террориста, а с жителями Донбасса он общаться не хочет просто потому, что политика не позволяет? А все эти «мы с террористами переговоры не ведем» — лишь красивая отговорка, а не настоящий принцип? Мне кажется, что тут все крайне очевидно.

Жители Донбасса — никакие не террористы. И этот факт очевиден даже на Западе, где донбассовцев называют «повстанцами». Примечательно, что ни в одном теракте не участвовали люди, симпатизирующие ЛДНР, никто из террористов не требовал прекращения войны и тому подобное. И мне кажется, украинские власти осознают, что нет никаких террористов в ЛДНР, но если они это признают, то лишатся такого козырного аргумента, как не вести переговоры с бывшими гражданами Украины. В таком случае придется отказаться от страшилки о внешнем враге в лице России. Тогда придется признать, что Киев воюет с бывшими украинцами. Так кто же настоящий террорист?

Слабость украинского государства

Пообщавшись с террористом и выполнив его условие, Зеленский открыл «Ящик Пандоры». Об этом заявляли многие эксперты, но кто же будет верить тому, что публикуют в официальных СМИ? Как оказалось, даже в медиа могут попасться правдивые статьи. А они говорили о том, что после этого начнутся теракты по всей стране, что и произошло.

Главным образом, почему нельзя вести переговоры с настоящими террористами? Просто потому, что это даст ощущение слабости государственных структур. Злоумышленники почувствуют слабину и будут этим пользоваться.

Это, собственно, и произошло на Украине. Причем, практически сразу. Один за другим теракты показали, что по тем или иным причинам люди на Украине готовы пойти на подобные меры. Цели и причины — это уже детали. Сам факт на лицо — украинское государство устами Зеленского заявило: «Мы не способны бороться с реальными проблемами». Теперь настоящие террористы в украинских городах будут показывать слабые стороны государства.

Последствия вооруженного конфликта в Донбассе

Во-первых, ситуация с терактами не была бы возможной, если бы украинские власти не развязали вооруженный конфликт против собственного населения на Востоке страны. Из-за этого теперь на руках у украинцев большое количество оружия. И, судя по всему, украинские власти ничего не делают для того, чтобы бороться с этим.

Черный рынок переполнен оружием, которое почему-то не в руках у украинских солдат, а где угодно, но не в Донецкой и Луганской областях. Быть может, это связано с тем, что силовикам просто выгодно продавать вооружение, а за оружейными потоками наблюдают правоохранительные органы, которые также имеют копеечку с этого бизнеса? Ведь такой прибыльный бизнес никто не захочет добровольно закрывать. Кому какое дело, что завтра это оружие окажется у очередного сумасшедшего, который решит применить его в месте скопления людей?

Во-вторых, посттравматический синдром. Об этом заболевании очень много всего сказано, этот вопрос изучен, и психологи даже знают, как его лечить. Хотя нельзя сказать, что до конца лечение будет действовать. Но даже этого власти не делают.

Более того, с экранов телевизоров, из уст государственных деятелей и со всех остальных щелей лезет нагнетание и обострение. Разумеется, этот факт отражается на эмоциональном состоянии населения.

Важно еще понять, что когда украинские военные возвращаются домой, то они сталкиваются с реальностью, которая никак не совпадает с тем, что им рассказывали замполиты на передовой. Когда поток информации сложно сдерживать, то правда так или иначе попадает и к украинским солдатам. А там они видят, что пока они воевали за «суверенитет Украины» на Востоке, политики этот самый суверенитет давным-давно продали, хотя и другим «покупателям» — Западу. К тому же, в отличие от телевизора, где украинских солдат показывают героями, на улице никто к ним не относится как к ветеранам. Ведь солдаты хотят, чтобы за их «подвиги» на Востоке их уважали и чтили, а вместо этого даже в транспорте не хотят разрешить бесплатно проехать, что выливается во всевозможные конфликты.

А потом еще и на работу могут не взять, так как в стране резко возрос уровень безработицы. И это не только потому, что вдруг появилась пандемия и заставила ввести карантин. Посттравмат усугубляется разрушением представления об окружающем мире.

Рано или поздно эмоции заставляют солдат вновь взяться за оружие, но уже не на передовой, а в мирных городах (к слову, нужно признать, что в Донбассе ничего подобного в таком количестве не происходит, хотя участников боевых действий в ЛДНР предостаточно).

И все бы ничего, кого волнуют чужие проблемы, если своя хата в тепле и безопасности? Вот только проблема в том, что от осознания всех вышеперечисленных проблем украинцы рано или поздно поймут, что государство абсолютно не способно их защитить от имеющихся проблем. А ведь все трудности и реальные угрозы были бы невозможны без участия государственных структур. По сути, Украина самостоятельно создала проблемы для собственного населения, а теперь не представляет, как с этим всем разобраться.

Денис Григорюк, Аналитическая служба Донбасса

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх