Свежие комментарии

  • bianka Белая
    Вот и славно. Пусть своим газом пользуются и свои газопроводы строят. С таким вороватым и наглым народцем ни в коем с...Как Россия и Евро...
  • Александр Zaltik
    Зеленскому нужно срочно и бесповоротно возвращаться в его "Квартал 95". Он сделал большую глупость, сначала проиграв ...Зеленский потребо...
  • Татьяна Nachtigal
    Ну, если честно, я тогда была даже рада, что отвалила Средняя Азия. Думалось, что Россия вздохнет свободней без хомут...Юрий Селиванов: П...

Санкции против России – это всерьёз и надолго

Санкции против России – это всерьёз и надолго

Доклад РСМД «Санкции против России: взгляд в 2021 г.» приводит к выводу о том, что а) санкции – это всерьёз и надолго, и б) неплохо бы нам в рамках наших ЕАЭС и ШОС в рамках дедолларизации создать что-то своё, независимую от доллара платёжную систему

Этот вывод давно витает в воздухе и не раз озвучивался в докладах и аналитических записках института РУССТРАТ. Тут дело не в приоритете идеи, а в том, что она лежит на поверхности и требует практического воплощения и политической воли.

В ЕАЭС на 2025 год отнесены вопросы создания общей валюты. Перед этим нужно решить огромное количество вопросов по синхронизации условий хозяйственной практики, иначе общей валюты не будет.

Но стоит прислушаться к словам такого персонажа, как премьер-министр Казахстана Оскар Мамин, очень чётко показавшего, почему в последнее время Казахстан намерен тормозить евразийскую интеграцию, по сути, отдаляясь от ЕАЭС. Тут Мамин повторяет слова президента Казахстана Токаева, считающего, что Казахстан не намерен форсировать интеграцию в рамках ЕАЭС.

Причина проста – нет евразийской идеи, и прежде всего со стороны России. Пока только торговый союз. Россия держит свои рынки закрытыми, только вместо таможенников пришли санитарные инспекторы.

Товарооборот между Казахстаном и Россией в пользу России с разницей в $8 миллиардов не в пользу Казахстана. Весь стратегический (то есть сырьевой) бизнес Казахстана отдан американцам, европейцам и китайцам. России там крайне мало, «чуть-чуть», как говорит Мамин.

В то же время и Россия, и Казахстан, и весь ЕАЭС остро нуждаются в инвестициях. У России на себя денег не хватает, что уж говорить о союзниках. И потому те уходят под тех, у кого эти деньги для инвестиций есть. В таких условиях нет интеграционного видения инвестиционного будущего. Делать общую валюту для расчётов в торговле при такой зависимости союзников от доллара – это утопия.

Рубль и тенге – не инвестиционная, а обменная валюта, говорит Манин. У России больше долларов, у Казахстана меньше, но ни у кого нет свободных резервов для обеспечения новой общей валюты. Клиринговая валюта – это ещё не валюта. Валюта полноценна тогда. когда ею можно инвестировать – вот тогда включается и полноценная интеграция, вплоть до политической.

То есть Мамин прямо сказал, что дело вовсе не в какой-то интеграционной идее, которой как бы нет. Главная интеграционная идея – есть деньги для инвестиций или их нет. Это и проблема дешевизны кредитов, и диспропорций в развитии отраслей. Неясна инвестиционная основа, и потому её нет.

Мамин приводит в пример СССР: вот где механизм инвестирования в рублях был реально работающим. Были проблемы со многим – кроме рублей. И тут к Мамиину стоит прислушаться – до сих пор советская интеграционная модель Союза в России отвергается на всех уровнях – от власти до оппозиции, причём, как либеральной, так и патриотической.

Но в СССР «всяк живущий в ней язык» знал, где ему брать деньги. В ЕАЭС этого никто не знает – и никогда знать не будет. Пока там нет общей воли, не будет и интеграции. А без этого все идеи общей валюты сводимы к банальному валютному клирингу (то есть к зачёту взаимных требований).

В СЭВ был переводной рубль, но он не стал инвестиционной валютой. И потому СЭВ распался – в таком виде он не был особо нужен. Теперь нам в ЕАЭС предлагается тот же путь – с тем же результатом. Неудивительно, что к идее скептически настроены в странах Союза. Переводной рубль не решает проблемы развития, и потому не нужен. А без него страны не понимают, на что они обменивают свой суверенитет.

В конечном итоге всё упирается в приверженность России финансовой философии МВФ, где ни одна валюта, кроме доллара, не будет признана терпимой. Писать доклады с предложениями совместной валюты, не решив её эмиссионно-инвестиционной природы – это обрекать интеграцию на пустые разговоры о ней. Решать проблему нужно с другой стороны.

Русский Демиург

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх