Свежие комментарии

  • Вера Тишкина
    Такие вбросы, как те, что показаны на скрине - для людей с примитивным мышлением. К сожалению, таких достаточно - алк...Мой день всё ... ...
  • Вадим Абдурашитов
    Тот, кто между войной и позором выбирает позор, - получает и позор и войну! Нуланд - это враг! А с врагами разговарив...Дураков учить над...
  • Валерий А
    Именно эта мысль наиболее правдоподобна. Кстати, подобная мысль появилась ещё в советские времена.Юрий Селиванов: Ф...

Польша переоценила свой вес в Евросоюзе

Польша переоценила свой вес в Евросоюзе

Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий категорически отверг перспективу выхода страны из Европейского союза

«Об этом не может быть и речи», — сообщил глава правительства в интервью польскому таблоиду Super Express.

Поводом для реакции Моравецкого стало выступление вице-спикера Сейма Польши и руководителя парламентской фракции правящей партии «Право и Справедливость» (PiS) Рышарда Терлецкого в ходе Экономического форума в Карпаче. «Мы должны подумать над тем, как в дальнейшем мы могли бы лучше сотрудничать, чтобы все оставались в Евросоюзе, но чтобы этот ЕС был приемлемым для нас, — отметил политик. — Потому что, если всё будет идти так, как идет, нам придется искать радикальные решения. Британцы продемонстрировали, что диктатура брюссельской бюрократии им не подходит, они развернулись и ушли. Мы не хотим уходить, наша поддержка ЕС очень сильна, но мы не можем допустить, чтобы нас заставляли делать то, что ограничивает нашу свободу и ограничивает наше развитие». Правда, немногим позже он уточнил, что Польша «была, есть и будет членом Евросоюза», упоминание о Polexit — это «изобретение» польской оппозиции, а сам вице-спикер имел в виду соответствие ЕС «принципам, лежащим в его основе».

Учитывая, что Терлецкий, как замечает польская газета Rzeczpospolita, является «политиком, которого некоторые называют устами Ярослава Качиньского (председателя «Права и Справедливости» — С. С.), поскольку он говорит то, что на самом деле думает глава PiS, его трудно проигнорировать». Тем более что это «явно поднимает тему Polexit, которая для «Права и Справедливости» неудобна, поскольку это подарок оппозиции. Появившиеся разъяснения о том, что Польша есть и будет членом Евросоюза, а выход из него является изобретением оппозиции, нисколько не закрывают вопрос, а, скорее, показывают, что PiS понимает, насколько рискованно играет». С этим можно согласиться. Поправка Терлецкого и последовавшая реакция Моравецкого, действительно, говорят о том, что правящая партия идет по лезвию ножа, пытаясь использованием антиевропейской риторикой прикрыть решение внешних и внутренних проблем.

Формальным поводом для последнего конфликта можно назвать проволочки Европейской комиссии с утверждением польского Национального плана реконструкции, что не дает открыть финансирование Польши из средств европейского Фонда восстановления экономики после пандемии коронавируса. Но дело, конечно, не просто в каких-то уловках «брюссельской демократии», а с трудными поисками Варшавы нового места для себя в Европейском союзе. Если судить по высказываниям представителей правящей партии, то они воспринимают сегодня Евросоюз исключительно как экономическое пространство, где можно брать дешевые кредиты и хорошо зарабатывать на торговле. Однако Брюссель и ведущие страны — члены ЕС демонстрируют иные тенденции. Депутат Сейма Польши Кристиан Каминьский («Конфедерация») обращает внимание на совещание 2−3 сентября в Словении глав европейских МИД и МВД, где, по его мнению, Германия под видом проекта создания европейской армии презентовала концепцию полицейских сил Евросоюза — а это уже внутренняя политика федеративного государства.

Против федерализации ЕС категорически против выступает «Право и Справедливость» в частности и практически все правые польские силы в целом. Подросшая на средства европейских фондов Варшава постоянно изобретает различные региональные форматы как внутри Евросоюза (инициатива «Троеморье»), так и за его пределами (польско-литовско-украинский «Люблинский треугольник»). Проблема для PiS в том, что с учетом ее конфликтных отношений с Брюсселем и Берлином польские проекты, декларируемые как интеграционные, выглядят дезинтеграционными и направленными на раскол ЕС. В этом случае для той же Украины варшавские партнеры становятся не проводниками ее в Европу, а теми, кто отдаляет Киев от нее. При этом возникает вопрос, а кто еще в Евросоюзе остается сторонником сохранения в нем Польши. Похоже, что таких стран с каждым днем становится всё меньше и меньше. Однозначно до последнего за Варшаву будет биться Германия. Как отмечают польские издания, прибывающая с визитом в субботу, 11 сентября, немецкий канцлер Ангела Меркель преследует этим цель «остановить распад Европейского союза».

Но не слишком ли переоценивают свое значение для ЕС поляки? В конце концов, не они являются основателями и основными локомотивами европейской интеграции, а Польша хоть и вошла в ЕС во время его самого крупнейшего расширения в 2004 году, это была лишь пятая волна присоединения. Безусловно, польская экономика занимает важное место в Евросоюзе. Но не доминирующее. Тем более, если польская правящая партия сейчас сама поднимает проблему идеологической трансформации ЕС, считая ее неприемлемой для Варшавы, процесс может быть развернут и в обратном направлении, когда «правление» Европейского союза, взвесив все за и против, решит, что идти на дальнейшие уступки такой Польше нет никакого смысла и пора отпустить ее на вольные хлеба из Евросоюза. Что, кстати, найдет «понимание» в «Праве и Справедливости», где, судя по спорам между ее руководством, консенсус в отношении невозможности Polexit держится на хлипких основаниях.

Станислав Стремидловский, ИА REGNUM

Картина дня

наверх