Свежие комментарии

  • Котищев
    Новый вид-упоротый хохло-татарин!Киевская пропаган...
  • Алексей Смирнов
    Беды России уйдут лишь тогда. когда подавляющее большинство граждан вспомнит. что именно они хозяева в стране. а не ч...Вылечить амнезию:...
  • Борис Баженов
    Объявления суверенитетов были уже до лета 1917 года (в марте - независимость Польши, апрель - требование автономии С...Юрий Селиванов: Т...

Белоруссия: как будут «подкачивать» сдувающуюся революцию?

Белоруссия: как будут «подкачивать» сдувающуюся революцию?

Всебелорусская стачка, объявленная Светланой Тихановской, не состоялась – об этом уже можно сказать со всей уверенностью

Напомним, что согласно анонсам оппозиции, с 26 октября страну должна была охватить всеобщая забастовка и саботаж. К актам вредительства белорусов прямо призывали польские ТК, указывая, что те, кто боится открыто бастовать, должны прибегнуть к саботажу.

Но, судя по всему, эти призывы остались втуне. Все крупные предприятия, весь госсектор работает в штатном режиме. Отмечались закрытия «на санитарный день» или «по техническим причинам» ряда организаций малого бизнеса, вроде кафе и небольших частных магазинов, что осталось практически незамеченным, так как уже к вечеру, как сообщают очевидцы, многие из них открыли свои заведения, видимо, осознав бессмысленность такой «стачки».

Пожалуй, некоторое подобие забастовки получилось только у студентов столичных ВУЗов. «Революционные» молодые люди сидели на полу в коридорах «Альма-матер», размахивали БЧБ-флагами, и даже перекрыли улицу у БГУ.

Привычный «марш пенсионеров» никаких неожиданностей также не принес и, по сообщениям из Минска, выглядел довольно вялым, даже несмотря на примкнувших к нему студентов.

По мнению многих наблюдателей, происходящее говорит о том, что протест себя изживает, сходит на нет, что его участники утомлены, спонсоры недовольны отсутствием результата, а у большинства минчан он начинает вызывать раздражение.

Впрочем, можно вспомнить, что нечто подобное происходило и в Киеве в роковую зиму 2013-14 годов. Начавшийся 21 ноября «Евромайдан» собрал поначалу не более 2 тысяч человек. В других городах еще меньше. В Киеве протестующие разбили небольшой палаточный городок.

24 ноября в украинской столице проходит массовая акция протеста, в которой участвует уже до 50 тыс. человек. Аналитики начинают писать, что это «потолок», который может вывести оппозиция, что на самом деле вопрос евроинтеграции не столь уж заботит людей. Но 30 ноября происходит разгон палаточного городка, причем довольно жесткий.

Уже позже, оглядываясь назад, бойцы «Беркута» расскажут, что их буквально спровоцировали на применение силы. Жесткость силовиков вызывает огромный общественный резонанс, даже среди противников «Евромайдана». Протесты получают импульс, необходимый для их продолжения, но все еще не достаточный для свержения власти.

Весь декабрь и часть января протестующие захватывают административные здания, выдвигают лозунги об отставке правительства, их в открытую начинают поддерживать страны Запада. Власть фактически игнорирует протесты, они становятся как бы замкнутыми сами на себя. В реультате начинает назревать раскол между радикалами и «умеренными майданутыми», а их поведение начинает напоминать фарс: они поют, прыгают, устраивают концерты на площади, куда подтягивается множество фриков и городских сумасшедших.

На так называемые «вече» по выходным дням приходит всё меньше людей. Призывы лидеров Майдана ко всеобщей забастовке большинство жителей страны игнорируют. Киевляне всё больше начинают возмущаться той анархией и беспорядком, которые охватили центр города. Майдан выдыхается.

Но в конце января 2014 года происходит новое обострение, которое выливается в «неизвестных снайперов» и «небесную сотню».

Аналогия напрашивается сама собой. Впрочем, все без исключения революции развиваются по сходному сценарию и все они требуют своей «сакральной жертвы», своего «кровавого воскресения».

Пока что белорусской власти удавалось пройти между Сциллой и Харибдой. Они удерживают протестующих в рамках приличий, избегая при этом чрезмерной жесткости. Но, собственно, это и все достижения Лукашенко. Несмотря на его надежды, что у финансистов «беломайдана» кончатся деньги и митинги сами собой затухнут, этого не происходит. Выступления продолжаются уже больше двух с половиной месяцев, и все никак не затихают.

При этом власть находится исключительно в обороне, лишь реагируя на новые вызовы и выпады оппозиции. Сработать на упреждение и перейти в наступление у белорусского руководства пока не получается.

А может быть, власть и не ставит перед собой такой задачи, надеясь, что все «само рассосется». Тем более, что последние выступления и провальная попытка «всеобщей стачки» выглядели откровенно жалко.

Но вот это как раз очень опасный знак. Ведь когда революция «сдувается», ее начинают «подкачивать». То есть стремительно возрастает опасность кровавой провокации, той самой «сакральной жертвы», ответственность за которую будет возложено на руководство страны.

Что это будет? «Неизвестные снайперы», как в Киеве? Вполне возможно, особенно, если учесть что регулярно появляются информационные «вбросы», вроде того, что «силовиками приказали вести огонь на поражение и раздали боевые патроны».

Но возможны и варианты. Например, теракт во время митинга или марша, вроде того, что пытались осуществить протурецкие исламисты в Хабаровске, собиравшиеся забросать протестующих бутылками с зажигательной смесью.

Чем «ценен» такой вариант? К его подготовке и осуществлению не будут привлекаться сами мятежники (как это было в Киеве) и поэтому он будет выглядеть предельно правдоподобно, а возможные «утечки» будут исключены. Не будет и никаких проблем с исполнителями, которым будет выписан «билет в один конец».

Такой вариант теракта и проще и «экономичнее», чем, например, кровавая провокация с помощью квадрокоптеров, несущих начиненные осколками СВУ (именно такой вариант атаки на митинг протеста описан в книге белорусского писателя, вышедшей несколько лет назад).

В любом случае выдыхающаяся революция становится особенно опасной, и правоохранительным органам республики сейчас необходима не только особая бдительность, но и активная оперативная работа на опережение.

Борис Джерелиевский, Аналитическая служба Донбасса

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх