Свежие комментарии

  • Яна Асадова
    Иван, не поможет. Лихие деньги очень быстро исчезают. Посмотри на судьбы детей вождей СССР. Ну пусть там похитрее буд...Ни годы его ничем...
  • Яна Асадова
    я это сделала давно.Ни годы его ничем...
  • Яна Асадова
    Света, я вас обожаю! Вы всерьез что то хотите доказать кочану капусты? Это тролль. Он переписывает методичку.Ни годы его ничем...

Зачем наследники пана Пилсудского строят планы на российский Крым

Польша рассчитывает получить от США карт-бланш на восстановление Речи Посполитой «от моря до моря»

Зачем наследники пана Пилсудского строят планы на российский Крым

Выступая 7 августа 2020 года в ходе церемонии вступления в должность, избранный на второй срок президент Польши Анджей Дуда пообещал содействовать Украине в восстановлении контроля над Крымом и Донбассом.

«Это важная задача, которая заключается в восстановлении и полного суверенитета, и территориальной целостности нашего соседа — Украины», — заявил Дуда, пообещав отстаивать интересы Киева в ОБСЕ, где Варшава будет председательствовать в 2022 году.

Несомненно, заявления польского лидера носят характер крайне далёкий от реальности. В то же время они наглядно демонстрируют политический курс правящей верхушки Варшавы и то место, на котором они себя видят в Восточной Европе.

Несостоявшаяся «империя» Пилсудского

В основе идеологии правящей польской партии «Право и справедливость» лежит зоологическая русофобия, базирующаяся на идее воссоздания великой Речи Посполитой «от моря до моря», которая в конце XVIII века была поделена между Российской империей, Австрией и Пруссией.

После распада трёх великих империй вследствие Первой мировой войны и внутренних революционных процессов Польское государство вновь появилось на политической карте Европы при непосредственной поддержке стран Антанты.

Фактически возглавивший его маршал Юзеф Пилсудский ровно 100 лет назад в 1920 году презентовал концепцию «Междуморья» – конфедеративного союза восточноевропейских государств, образовавшихся на руинах Российской и Австро-Венгерской империй, в котором Польше отводилась ключевая роль. В «Междуморье» должны были войти государственные образования, имеющие выход сразу к трём морям – Балтийскому, Чёрному и Адриатическому. В первую очередь этот проект был нацелен против Советской России с её идеей «мировой революции». Однако с геополитической точки зрения он должен был закрепить гегемонию Варшавы в Восточной Европе и не допустить даже малейшего намёка на восстановление геополитической субъектности России и Германии.

Не случайно, особое внимание Пилсудский уделял включению в свой проект прибалтийских лимитрофов, Украины и Белоруссии.

Одним из элементов практического воплощения этого проекта можно считать заключение в апреле 1920 года Варшавских соглашений с главой Директории УНР Симоном Петлюрой, которым был окончательно закреплён переход к Польше западноукраинских земель. В то же время Польша признавала независимость петлюровской УНР, которая после захвата у большевиков Киева должна была стать надёжным польским протекторатом и буфером, прикрывающим Польшу от России. При том для поляков не имело особо принципиального значения, кто, в конечном итоге, окончательно возьмёт верх в охваченной гражданской войной соседней стране – большевики, исповедовавшие в то время космополитическую идею «мировой революции», либо их оппоненты, мечтавшие о восстановлении «единой и неделимой». В основе польского прометеизма лежало расчленение России как государства, представлявшего угрозу для геополитических амбиций Варшавы, которая стремилась установить свою гегемонию в Восточной Европе.

Однако сто лет назад амбициозные польские проекты потерпели полное фиаско, а сама вторая Речь Посполитая с её неумеренными аппетитами, в конечном итоге, превратилась в головную боль не только для всех своих соседей, но и западных союзников, которые в 1939 году без особого сопротивления сдали «уродливое детище Версальской системы» на растерзание гитлеровцам.

В надежде на геополитический реванш

Сегодняшняя польская верхушка в лице правоконсервативной и националистической партии «Право и справедливость» одержима идеей геополитического реванша. Будучи полностью интегрированной в евроатлантические глобалистские структуры, Варшава нередко открыто фрондирует странам «старой Европы», при этом позиционируя себя в качестве основного проводника американских геополитических интересов в Европе и главного русофоба Европы. Не случайно, накануне первого тура президентских выборов Дуда отправился за поддержкой именно в Вашингтон, где вновь поднимался вопрос о создании на территории Польши постоянной американской военной базы «Форт Трамп». Общеизвестна позиция Варшавы относительно строительства газопровода «Северный поток-2». По сути, Польша лоббирует американские военные и энергетические интересы в Европе, явно рассчитывая на то, что Соединённые Штаты в благодарность отдадут ей на откуп всю Восточную Европу с перспективами образования «четвёртой Речи Посполитой», которая имела бы выход сразу к двум, а ещё лучше к трём морям.

Не случайно, польское руководство уделяет большое внимание формированию новых геополитических конструкций, которые в некоторой степени реанимируют проект «Междуморья». Это и расширение сотрудничества в рамках Вишеградской группы, куда помимо Польши входят Чехия, Словакия и Венгрия, и образование в 2016 году нового проекта «Троеморье», к которому уже подключились 12 стран из Восточной и Центральной Европы. Однако если оба этих проекта объединяют в первую очередь относительно недавно ставшие членами ЕС и НАТО страны бывшего соцлагеря, фрондирующие уставшей от американской гегемонии «старой Европе», и прежде всего ориентированы на углубление экономического сотрудничества в рамках евроатлантической интеграции, то презентованная министрами иностранных дел Польши, Литвы и Украины 28 июля 2020 года в польском Люблине конструкция под названием «Люблинский треугольник» нацелена исключительно на жёсткое противостояние России, вплоть до военного.

При том, что ведущую роль в этом альянсе играет вовсе не Украина, которая на официальном уровне считает, что уже шесть лет противостоит «российской агрессии» (правда, не решаясь при этом официально объявить «агрессору» войну), и уж тем более не Литва. Первая лишена государственного суверенитета, находится полностью под внешним управлением и на сегодняшний день не входит ни в ЕС, ни в НАТО. В то же время как вторая слишком слаба как в экономическом, так и в военном отношении, и слишком зависима от той же Польши.

Не случайно местом подписания соглашения был выбран польский Люблин, где в 1569 году была заключена уния между Польским королевством и Великим княжеством Литовским, объединившим эти государства в Речь Посполитую, где при формальном равенстве обоих государств Польша играла доминирующую роль. Стоит ли говорить, что один этот факт тешит самолюбие польских политиков и поднимает до небес их традиционный гонор и высокомерие.

Именно поэтому уже представляющий себя в роли нового Пилсудского польский президент Дуда позволяет себе покровительственно и снисходительно обещать Украине помощь в захвате Крыма и Донбасса. И не надо удивляться тому, что такие заклятые враги как поляки и украинские националисты-бандеровцы здесь готовы выступить единым фронтом. Во-первых, у них общий хозяин, в интересах которого и выстраивается «санитарный кордон» по периметру границ РФ. Во-вторых, реализация ягеллонской имперской идеи, в которой Польша будет играть роль «цивилизатора» и «белого хозяина» для формально независимых соседей традиционно куда больше импонирует правящей в Варшаве верхушке, нежели стремление замкнуться в польском государстве для польского народа, пусть даже и с возвращёнными и заново полонизированными Львовом и Вильнюсом.

Несложно предугадать, что одной из ключевых задач «Люблинского треугольника» станет втягивание в свою орбиту соседней Белоруссии. В этом контексте следует рассматривать и непрекращающиеся попытки дестабилизировать общественно-политическую ситуацию в стране, используя в качестве повода президентские выборы, и постоянные выпады со стороны Литвы и Польши против строительства Белорусской АЭС в Гродненской области, и недавнюю провокацию украинских спецслужб, нацеленную на окончательный разрыв между Минской и Москвой.

Смена власти в Белоруссии по украинскому сценарию с последующей её переориентацией на Запад не только полностью сформирует контуры новой Речи Посполитой, но и окончательно замкнёт «санитарный кордон» на западном рубеже России. Это ключевая стратегическая задача, решение которой Соединённые Штаты возложили на своего польского сателлита.

И это тот вызов, который России никак нельзя игнорировать.

Дмитрий Павленко, специально для News Front

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх