Свежие комментарии

  • Helga Graff
    Правильно сделали! Пусть дает концерты в Беларуси или в Польше перед Тихановской или споет и спляшет в Берлинской кли...Никаких "поворото...
  • Elena Zginnik
    этих писклявых под фанеру русофобов туда-бы и не пустили,а вот попытка пропиликать своё дерьмо в Москве зачтут за кор...Никаких "поворото...
  • Алексей Зверев
    Так в чём дело ? На каждый выстрел отвечать полным уничтожением позиций фашистов !Родион Мирошник: ...

Зачем наследники пана Пилсудского строят планы на российский Крым

Польша рассчитывает получить от США карт-бланш на восстановление Речи Посполитой «от моря до моря»

Зачем наследники пана Пилсудского строят планы на российский Крым

Выступая 7 августа 2020 года в ходе церемонии вступления в должность, избранный на второй срок президент Польши Анджей Дуда пообещал содействовать Украине в восстановлении контроля над Крымом и Донбассом.

«Это важная задача, которая заключается в восстановлении и полного суверенитета, и территориальной целостности нашего соседа — Украины», — заявил Дуда, пообещав отстаивать интересы Киева в ОБСЕ, где Варшава будет председательствовать в 2022 году.

Несомненно, заявления польского лидера носят характер крайне далёкий от реальности. В то же время они наглядно демонстрируют политический курс правящей верхушки Варшавы и то место, на котором они себя видят в Восточной Европе.

Несостоявшаяся «империя» Пилсудского

В основе идеологии правящей польской партии «Право и справедливость» лежит зоологическая русофобия, базирующаяся на идее воссоздания великой Речи Посполитой «от моря до моря», которая в конце XVIII века была поделена между Российской империей, Австрией и Пруссией.

После распада трёх великих империй вследствие Первой мировой войны и внутренних революционных процессов Польское государство вновь появилось на политической карте Европы при непосредственной поддержке стран Антанты.

Фактически возглавивший его маршал Юзеф Пилсудский ровно 100 лет назад в 1920 году презентовал концепцию «Междуморья» – конфедеративного союза восточноевропейских государств, образовавшихся на руинах Российской и Австро-Венгерской империй, в котором Польше отводилась ключевая роль. В «Междуморье» должны были войти государственные образования, имеющие выход сразу к трём морям – Балтийскому, Чёрному и Адриатическому. В первую очередь этот проект был нацелен против Советской России с её идеей «мировой революции». Однако с геополитической точки зрения он должен был закрепить гегемонию Варшавы в Восточной Европе и не допустить даже малейшего намёка на восстановление геополитической субъектности России и Германии.

Не случайно, особое внимание Пилсудский уделял включению в свой проект прибалтийских лимитрофов, Украины и Белоруссии.

Одним из элементов практического воплощения этого проекта можно считать заключение в апреле 1920 года Варшавских соглашений с главой Директории УНР Симоном Петлюрой, которым был окончательно закреплён переход к Польше западноукраинских земель. В то же время Польша признавала независимость петлюровской УНР, которая после захвата у большевиков Киева должна была стать надёжным польским протекторатом и буфером, прикрывающим Польшу от России. При том для поляков не имело особо принципиального значения, кто, в конечном итоге, окончательно возьмёт верх в охваченной гражданской войной соседней стране – большевики, исповедовавшие в то время космополитическую идею «мировой революции», либо их оппоненты, мечтавшие о восстановлении «единой и неделимой». В основе польского прометеизма лежало расчленение России как государства, представлявшего угрозу для геополитических амбиций Варшавы, которая стремилась установить свою гегемонию в Восточной Европе.

Однако сто лет назад амбициозные польские проекты потерпели полное фиаско, а сама вторая Речь Посполитая с её неумеренными аппетитами, в конечном итоге, превратилась в головную боль не только для всех своих соседей, но и западных союзников, которые в 1939 году без особого сопротивления сдали «уродливое детище Версальской системы» на растерзание гитлеровцам.

В надежде на геополитический реванш

Сегодняшняя польская верхушка в лице правоконсервативной и националистической партии «Право и справедливость» одержима идеей геополитического реванша. Будучи полностью интегрированной в евроатлантические глобалистские структуры, Варшава нередко открыто фрондирует странам «старой Европы», при этом позиционируя себя в качестве основного проводника американских геополитических интересов в Европе и главного русофоба Европы. Не случайно, накануне первого тура президентских выборов Дуда отправился за поддержкой именно в Вашингтон, где вновь поднимался вопрос о создании на территории Польши постоянной американской военной базы «Форт Трамп». Общеизвестна позиция Варшавы относительно строительства газопровода «Северный поток-2». По сути, Польша лоббирует американские военные и энергетические интересы в Европе, явно рассчитывая на то, что Соединённые Штаты в благодарность отдадут ей на откуп всю Восточную Европу с перспективами образования «четвёртой Речи Посполитой», которая имела бы выход сразу к двум, а ещё лучше к трём морям.

Не случайно, польское руководство уделяет большое внимание формированию новых геополитических конструкций, которые в некоторой степени реанимируют проект «Междуморья». Это и расширение сотрудничества в рамках Вишеградской группы, куда помимо Польши входят Чехия, Словакия и Венгрия, и образование в 2016 году нового проекта «Троеморье», к которому уже подключились 12 стран из Восточной и Центральной Европы. Однако если оба этих проекта объединяют в первую очередь относительно недавно ставшие членами ЕС и НАТО страны бывшего соцлагеря, фрондирующие уставшей от американской гегемонии «старой Европе», и прежде всего ориентированы на углубление экономического сотрудничества в рамках евроатлантической интеграции, то презентованная министрами иностранных дел Польши, Литвы и Украины 28 июля 2020 года в польском Люблине конструкция под названием «Люблинский треугольник» нацелена исключительно на жёсткое противостояние России, вплоть до военного.

При том, что ведущую роль в этом альянсе играет вовсе не Украина, которая на официальном уровне считает, что уже шесть лет противостоит «российской агрессии» (правда, не решаясь при этом официально объявить «агрессору» войну), и уж тем более не Литва. Первая лишена государственного суверенитета, находится полностью под внешним управлением и на сегодняшний день не входит ни в ЕС, ни в НАТО. В то же время как вторая слишком слаба как в экономическом, так и в военном отношении, и слишком зависима от той же Польши.

Не случайно местом подписания соглашения был выбран польский Люблин, где в 1569 году была заключена уния между Польским королевством и Великим княжеством Литовским, объединившим эти государства в Речь Посполитую, где при формальном равенстве обоих государств Польша играла доминирующую роль. Стоит ли говорить, что один этот факт тешит самолюбие польских политиков и поднимает до небес их традиционный гонор и высокомерие.

Именно поэтому уже представляющий себя в роли нового Пилсудского польский президент Дуда позволяет себе покровительственно и снисходительно обещать Украине помощь в захвате Крыма и Донбасса. И не надо удивляться тому, что такие заклятые враги как поляки и украинские националисты-бандеровцы здесь готовы выступить единым фронтом. Во-первых, у них общий хозяин, в интересах которого и выстраивается «санитарный кордон» по периметру границ РФ. Во-вторых, реализация ягеллонской имперской идеи, в которой Польша будет играть роль «цивилизатора» и «белого хозяина» для формально независимых соседей традиционно куда больше импонирует правящей в Варшаве верхушке, нежели стремление замкнуться в польском государстве для польского народа, пусть даже и с возвращёнными и заново полонизированными Львовом и Вильнюсом.

Несложно предугадать, что одной из ключевых задач «Люблинского треугольника» станет втягивание в свою орбиту соседней Белоруссии. В этом контексте следует рассматривать и непрекращающиеся попытки дестабилизировать общественно-политическую ситуацию в стране, используя в качестве повода президентские выборы, и постоянные выпады со стороны Литвы и Польши против строительства Белорусской АЭС в Гродненской области, и недавнюю провокацию украинских спецслужб, нацеленную на окончательный разрыв между Минской и Москвой.

Смена власти в Белоруссии по украинскому сценарию с последующей её переориентацией на Запад не только полностью сформирует контуры новой Речи Посполитой, но и окончательно замкнёт «санитарный кордон» на западном рубеже России. Это ключевая стратегическая задача, решение которой Соединённые Штаты возложили на своего польского сателлита.

И это тот вызов, который России никак нельзя игнорировать.

Дмитрий Павленко, специально для News Front

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх