Свежие комментарии

  • Рауф Растов
    Перекрёсток – очень опасная зона, особенно для пешеходов, поэтому, при переходе через дорогу: 1). Не нужно уходить в ...Осточертело всё, ...
  • Рауф Растов
    .Осточертело всё, ...
  • Рауф Растов
    .Осточертело всё, ...

США на распутье: Украинский Майдан, или "Бойня на Тяньаньмэнь"

США на распутье: Украинский Майдан, или "Бойня на Тяньаньмэнь"
Фото: Bruce Cotler/Globallookpress

В последние дни всё внимание мировых СМИ приковано к протестам в США, начавшимся в Миннесоте после инцидента с гибелью темнокожего Джорджа Флойда от рук полиции. Бунтовщики жгут полицейские участки, крушат и грабят магазины, многотысячные протесты перекинулись на другие города и штаты. О том, что происходит в Америке и чем всё это закончится, Царьград пообщался с политологом, директором Центра богословско-политических исследований в США Михаилом Тильманом. Ниже приводим его анализ ситуации.

В настоящий момент Соединённые Штаты Америки переживают очень тяжёлый момент своей истории. Такой остроты гражданского противостояния в США не было с 1960-х годов. Тогда как раз проходила борьба за гражданские права негров, начиналась новая волна феминизма, и тогда же началось движение борьбы за права гомосексуалистов. Вот эти три направления прогрессивной политической повестки дня в 60-е годы очень резко обострили общественные отношения внутри Америки.

Всё это было усугублено затяжной войной США во Вьетнаме, а также экономическим кризисом, который в 1971 году среди прочего вынудил Никсона отвязать доллар от золота, и тот, соответственно, стал просто бумажкой, которую печатает американское правительство.

Сейчас Соединённые Штаты переживают такую же остроту гражданского противостояния. И это, безусловно, серьёзно. Те же самые признаки налицо.

Экономический кризис, 40 миллионов безработных. Кризис вызван также коронавирусом. Вирус, конечно, реальный, но в значительной мере связанная с ним политика правительства вызывает массовый психоз у населения. Поэтому коронавирус вызвал не только экономический кризис, но и социально-психологический. Нервы у людей до предела взвинчены, и это, естественно, как и вьетнамская война, обостряет, интенсифицирует уровень общественного противостояния.

Расовые противоречия ни при чём

Сразу должен сказать, что расовая проблема как таковая не имеет никакого отношения к нынешним волнениям и их истинным корням. Очень просто проиллюстрировать мой тезис. В прошедшие выходные в Чикаго погибло 16 человек, ранено было 30 – это именно с огнестрельными ранениями. Все погибшие были неграми. Все раненые были неграми. И убили их тоже негры. И никого это не интересует. В предыдущие выходные, кстати, погибло 10 человек в Чикаго. Это тоже никого не интересует, это даже не новости. Но стоит в одном эпизоде полицейскому переборщить, превысить свои полномочия, в результате чего умирает негр – и это вызывает вот такие общественные волнения, такое восстание. Значит, совершенно очевидно, что смерть Джорджа Флойда – это не причина, а повод.

Если бы насилие против чёрного населения как таковое было причиной, тогда, наверное, обратили бы внимание и на эти 16 жертв, которые имели место здесь, в Чикаго. И кстати, эти погибшие не имели вообще никакого отношения к бунтам, которые сейчас в Чикаго тоже происходят.

мародерыПогромы и грабежи охватили многие города США. Фото: Lev Radin / Globallookpress  

Более того, в волнениях и погромах, которые происходят по всей стране в Соединённых Штатах, участвуют далеко не только чернокожие, там много белых. Особенно много белых женщин. Так что не надо сводить всё к расовым проблемам. Проблема далеко не только расовая. Хотя, безусловно, расовая проблема является одним из самых хронических имманентных противоречий американского общества, которое продолжает тлеть в Америке ещё со времён окончания гражданской войны 60-х годов XIX века. И время от времени даёт о себе знать. Такого рода волнения и бунты происходят с периодичностью в год-два. Просто в этот раз они беспрецедентно интенсивные.

Противостояние двух Америк

Итак, нам необходимо посмотреть на глубинные причины нынешних событий. Как я уже сказал, каждое общество имеет свои имманентные внутренние противоречия. Америка не является исключением. Америка – это глубоко разделённая страна. И сейчас уровень противостояния двух Америк близок к критической точке, за которой возможен серьёзный гражданский конфликт. Однако о гражданской войне очень рано говорить, и она вряд ли произойдёт, потому что нужен целый ряд условий для такой войны. В частности, раскол в вооружённых силах. Но вот серьёзный гражданский конфликт очень даже возможен.

Каким образом разделена эта страна? Дело в том, что есть Америка традиционная и есть – прогрессивная. Как так получилось? Раньше Америка была пристанищем для религиозных беженцев. Туда из Европы в течение веков, особенно на ранней стадии её развития, уходили религиозные общины, главным образом радикальные протестантские общины, которые преследовались в Европе по тем или иным причинам. Анабаптисты, пятидесятники и так далее. Поэтому в Америке есть исторический культурный слой населения – выходцев из этих общин, следующих традиционным иудео-христианским и в целом религиозным ценностям.

С другой стороны, Америка также являлась пристанищем для революционеров всех мастей. Будь то социал-демократы, эсеры, радикальные коммунисты, просто какие-то профсоюзные деятели, которые тоже по тем или иным причинам вынуждены были уезжать в политическую эмиграцию. И многие осели в Соединённых Штатах, многие там остались. Поэтому в Америке образовался существенный культурный исторический слой населения, который ведёт свою родословную от этих левых движений.

При этом западные левые движения нельзя отождествлять с левым и коммунистическим движением в Российской Империи, Советском Союзе и теперь уже в России. Это абсолютно разные вещи. Можно посмотреть историю коммунистического рабочего движения и увидеть разногласия между, скажем, КПСС и итальянской и французской компартиями. Поскольку западноевропейские и американские левые видели свою миссию и задачи движения совершенно иначе. В результате, как говорится, количество перешло в качество.

Традиционная Америка против радикалов, феминисток и секс-меньшинств

В 1960-е годы произошёл очень важный переход. Если до этого политический процесс протекал в форме борьбы классов, то теперь политический процесс стал политикой идентичности. Объясню. Человек принадлежит к классу в зависимости от его отношения к собственности на средства производства. Если я не владею собственностью на средства производства, а зарабатываю на жизнь своим трудом, я являюсь, естественно, трудящимся. Или же я являюсь, скажем, капиталистом, если я владею собственностью на средства производства. Значит, есть фермеры, крестьяне, есть рабочие. Есть ещё сфера услуг, есть интеллигенция, высокие технологии. Это и есть классы, между ними идёт классовая борьба.

Дальше. Что такое идентичность? Идентичность, на самом деле, это всего-навсего тождество. Я есть я. Так вот, человек сам определяет, кто он, не в отношении ни к чему. Поэтому политика идентичности стала, по сути, политикой тела. Американская прогрессивная повестка дня определяется тремя факторами. Это, во-первых, негры и иже с ними – с борьбой за свои права. Во-вторых, феминистки. И, в-третьих, гомосексуалисты и прочие деятели с разными наклонностями в половой сфере. Это политика тела. Каждое из этих направлений, а они как бы в союзе между собой, определяется тем или иным свойством человеческого тела. Цвет кожи, половая принадлежность, половые предпочтения. И вся прогрессивная повестка дня на Западе, в Соединённых Штатах сейчас – это политика идентичности.

СШАВ протестных мероприятиях участвует много белых, особенно женщин. Фото: Wang Ying /Globallookpress  

Обратим внимание на то, что происходит сейчас на улицах США. Как я уже заметил, в погромах участвует очень много белых, особенно белых женщин. Потому что интересы феминизма, интересы борцов за права гомосексуализма, интересы негров – это тройной удар по традиционной Америке. В политике идентичности угнетение не является эксплуатацией – это просто угнетение. То есть негры жалуются на то, что их никуда не пускают, что их искусственно белые держат в бедности, что к ним придираются полицейские, именно их арестовывают, и всегда, конечно же, ни за что, потому что они никогда не совершают никаких преступлений. Женщины жалуются на то, что их притесняют только потому, что они женщины, что им платят меньше, чем мужчинам, и поэтому мужчины плохие. Ну а гомосексуалисты – о них и говорить нечего. Их тоже все притесняют и угнетают.

Причём борьба идентичности – бесконечная. Получили, скажем, негры равные права – но этого мало. Тут же они говорят, что права-то права, но это формально. Нас всё равно плохо принимают на работу, нам не дают получить образование. И то же самое – в двух остальных группах.

То есть это такой союз, коалиция прогрессистов. Поэтому и в погромах они все участвуют вместе, и там много разного рода белых людей. Также частью прогрессивной повестки дня являются так называемые "Антифа". Это слово происходит от слова "антифашист", но эти люди никакого отношения не имеют к борцам с фашизмом в 20-30-40-е годы прошлого века. Тогда было понятно, что такое фашизм – национал-социализм в Германии, фашизм в Италии, фалангистская, франкистская Испания, фашистские партии в целом ряде других стран Европы. И люди, которые с этим боролись, назывались антифашистами.

А нынешние "Антифа" – это аморфная группа, очень похожая по своей аморфности, скажем, на "Правый сектор" в майданный период истории Украины. Эта группа называет фашизмом всё, что ей не нравится. Если, например, человек сомневается в истинности радикального феминизма – он фашист. Человек начинает критически относиться к тому, что гомосексуалистам разрешают вступать в браки – фашист. Если он критикует лидеров чёрного движения, лидеров негров – тоже фашист и расист. И они начинают с этим бороться, причем сразу насильственными методами. Движение "Антифа" тоже очень активно вовлечено в нынешние события.

Но есть ещё традиционная Америка. Америка, которая голосовала за Трампа. Америка трудящихся и активных предпринимателей. Людей, которые не просто хотят зарабатывать своим трудом, но и заниматься своим делом, открыть своё дело. То есть это, если угодно, мелкая буржуазия. Это тоже Америка. И люди, которые, вообще-то, искренне верят во Всевышнего. Для них многие из вещей, которые предлагает, требует или которых уже добилась прогрессивная общественность, просто неприемлемы.

Поэтому Америка глубоко разделена.

Путь Януковича и путь китайских коммунистов

Чем может закончиться это противостояние? Когда происходят такие события, есть два подхода к ним властей. Первый можно условно назвать подходом Януковича. Второй – подходом Коммунистической партии Китая. Два этих подхода имеют прямо противоположные результаты.

Первый – это то, как действовал, а точнее, бездействовал Янукович в 2013-2014 годах, когда бушевал Майдан. А сегодняшние события буквально повторяют сценарий Майдана. И действуют также хулиганы и погромщики. Такая же координация или даже лучше у них. То есть это просто калька. На Украине милиция перед свержением Януковича почти зачистила Майдан. Они половину площади заняли, вышли к памятнику. И потом вдруг им дали приказ отступать, они ушли. После этого Янукович подписал документы, ему пришлось бежать.

В Америке сейчас то же самое. Сегодня по всем каналам все каются. На днях полицейские задержали в Атланте двух негров, студентов колледжа, причём достаточно жёстко, и их сразу уволили. Хотя непонятно – было за что или не было. Может, было за что задерживать. Но их сразу уволили, без разговоров. Если подходить к этой проблеме, как Янукович – закончится тем же самым, что и на Украине. Вряд ли Трампа так уж свергнут, но власть покажет своё бессилие. И это, естественно, вдохновит радикалов-прогрессистов, вдохновит левое крыло Демократической партии, и тогда у Трампа будет очень мало шансов выиграть грядущие выборы.

Второй подход к этим беспорядкам – это, как я уже сказал, метод Коммунистической партии Китая. Как раз сейчас годовщина событий на площади Тяньаньмэнь, которые произошли в 1989 году. И тогда руководство Коммунистической партии Китая показало очень недвусмысленно, что оно готово к самым жёстким мерам против бунтовщиков и смутьянов. Даже если придётся применить танки, что и было сделано. Погибло там несколько сотен человек. Да, это трагично. Но, если бы не погибли эти сотни, то погибли бы тогда тысячи людей. Ведь после того как Янукович не смог разобраться с киевским Майданом – погибли десятки тысяч людей на Донбассе.

КитайПодавление протестов на площади Тяньаньмэнь. КНР. 1989 год. Фото: Globallookpress  

Поэтому в Китае это были жёсткие меры, но необходимые. И руководство страны тогда очень чётко показало, что общество будет развиваться по тому направлению, которое определила Коммунистическая партия. И это сработало. Где сейчас находится Китай, с точки зрения развития, мы знаем. Да, это не идеально, но огромнейший шаг вперед, просто гигантский, сделала Китайская Народная Республика.

Поэтому в США сейчас дилемма. Или Трамп поведёт себя, как Янукович, или же он будет готов к действиям, напоминающим по своей решительности и твёрдости действия китайских коммунистов. И от этого, кстати, зависит судьба Америки. Если власть покажет слабость – у Трампа очень мало шансов на выборах. Кризис, вирус и ещё плюс такая слабость. Так что он проиграет. Но, если он поведёт себя как сильный лидер, то тогда, естественно, его шансы будут расти.

Однако, даже если гражданского конфликта удастся избежать, если Трамп будет решительно действовать по китайскому сценарию, сами противоречия никуда не уйдут. Американское общество будет продолжать идти по пути раскола, по пути усиления внутренних противоречий. И рано или поздно это приведёт к его трансформации.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх