Свежие комментарии

  • Геннадий Кресов
    Ели это действительно его речь,то "Квартал 95" а не президентское кресло...Зеленский потребо...
  • Геннадий Кресов
    три раза дебил... он вообще не понимает,что он несёт.Зеленский потребо...
  • bianka Белая
    Вот и славно. Пусть своим газом пользуются и свои газопроводы строят. С таким вороватым и наглым народцем ни в коем с...Как Россия и Евро...

«Дорогой» Кончаловский, вы, в самом деле, снимали «Сибириаду»?

«Дорогой» Кончаловский, вы, в самом деле, снимали «Сибириаду»?

Не успел сериал «Грозный» отправиться на помойку киноистории, а он именно там, как наши бракоделы «порадовали» зрителей очередным историческим трэшем в виде картины «Дорогие товарищи»

В 1978-м году на экраны вышел истинный эпос под названием «Сибириада», который был недосягаем по всем параметрам – актёрская работа, сценарий, работа композитора и оператора. Истинный шедевр, который автор пересматривал много раз, находя что-то новое и узнавая в героях окружающих его друзей и родственников. Фильм о людях, чувствующих, враждующих и любящих. Картина произвела фурор даже за границей, где отдельной серией позже выпустили чарующий космический саундтрек картины от Эдуарда Артемьева.

После таких картин можно уходить на покой, т.к. твоё имя уже зашло в вечность. Но не таков Андрей Кончаловский. Даже после миграции он не сразу скатился в полное уныние Голливуда, ещё успел создать уникальную для США картину «Поезд-беглец». И вот автор, скрепя сердце смог просмотреть половину новой картины режиссёра «Дорогие товарищи». После у меня возник главный вопрос – Андрей, а вы точно причастны к созданию «Поезд-беглец», не говоря уже о «Сибириаде»?

Картина «Дорогие товарищи» повествует о «Новочеркасском расстреле», что заранее начинает мошенничать со зрителем, т.

к. никакого «расстрела» не было. Я выступаю за точность терминов, а так как расстрел это «априори» вид смертной казни, то события в Новочеркасске не могут так именоваться, ибо приказа о «расстреле» не было. Единственный официально зарегистрированный случай отдачи приказа о стрельбе гласил лишь о предупредительной стрельбе над головами протестующих. Позже стали известны факты единичных выстрелов в протестующих, пытавшихся отобрать оружие у военнослужащих и забрасывавших их камнями, но однозначный приказ открытия огня на поражения так и не выявлено, тем более о намеренном расстреле.

Более того, «кровавые» советские генералы были против самого введения войск. Офицеры прекрасно понимали, что их воины «молотки», а для молотков всё гвозди. И попытка бесноватой толпы отобрать личное стрелковое оружие у воина приведёт только к одному – оборонительной стрельбе.

Казалось бы, для такой картины следует изучить огромное количество исторических материалов самого разного свойства – от архивов до мемуаров (самые недостоверные источники), а также пообщаться с историками, как местными, так и московскими. Сколько же времени для этого потребовалось Кончаловскому? Да, нисколько. В 2019-м году выходит его фильм «Грех» о жизни самого Микеланджело, что тоже требует времени, а уже в 2020-м он выпустил «Дорогие товарищи». Знатная подготовка…

И так, на дворе стоит 1962-й год. И в кадре сразу появляется ключевой персонаж. Нет, не генерал Плиев, пошедший на конфликт с партийным руководством Новочеркасска, нет не секретарь обкома Басов, а какая-то аморфная партработница Людка. С ходу режиссёр расставляет идеологические акценты. Людка валяется в койке чужого женатого мужика, а заодно её коллеги партийного функционера рангом выше, на фоне пустых бутылок и стаканов.

После недавно испытанного оргазма персонажи с ходу начинают вводить нас в актуальную политическую повестку дня. После лёгкого ликбеза Людка, натягивая на ходу трусики, бежит в магазин получать партийный паёк, расталкивая по дороге адскую очередь за дефицитными товарами.

Семейство Людки, состоящее из ворчливого деда, играющего роль табуретки, и наивной до клинического уровня доченьки, находится в оппозиции к комнатной партработнице. Но не стоит думать, что нам сейчас покажут положительных высокоморальных героев. Как бы авторы ни пыжились нарисовать на экране радужную политическую оппозицию – и дочь, и дед такие же моральные дегенераты, как и Людка.

Непрестанно вставляя оппозиционные шпильки в партработницу, доченька не стесняется в промышленных масштабах уничтожать дефицитные сладости, а припадочный предок дымит аки паровоз не менее дефицитными табачными изделиями. И, естественно, оба сидят у Люды на шее. И вот, во время очередного кухонного сеанса политпросвета табуреточный дед-иждивенец заявляет:

«Вы коммунисты только подтявкиваете, всё никак американцев не догоните… Вот сбросил бы Кеннеди на нас атомную бомбу – и все ваши временные трудности разом бы кончились…»

Что эта тирада говорит нам о создателях этого «шедевра»? По-моему, всё. Я даже не говорю, что и в наше время после таких откровений вы при определённых обстоятельствах рискуете уйти прямиком к травматологу. Но в реалиях 1962-го года, т.е. через 17 лет после чудовищной войны, когда государство идеологией не брезговало, за такие вирши вас могли выставить вон собственные родственники под одобрительные овации соседей. А с соседями тогда жили дружно.

Сам погром, а это был именно погром, показан крайне слабо и суетливо, без какого-либо интереса к хаотичной и опасной жизни толпы. Просто летят кирпичи, слышатся истошные крики, иногда мелькают перекошенные физиономии и всё. Ни появление в толпе провокаторов и пьяных, а также криминалитета, который ловко манипулировал толпой, пытаясь завладеть оружием, ни изменение лозунгов и транспарантов – это никак не беспокоит создателей.

Зато дегенеративные метания партийных работников, прерываемые приступами лихорадочной пьянки, сняты во всей красе с мазохистским наслаждением. Партийцы все до одного либо дешёвые карьеристы, либо потеющие жирные оболтусы, либо безынициативные картонные существа. Нашлось место даже мифическим снайперам с позывным «кукушка» из «кровавой гэбни», о которых в реальности ничего толком неизвестно.

Вакханалия антисоветчины, склеенная из кухонных страшилок диссидентствующих алкоголиков, порой прерывается коммунальной драмой Людки, вынужденной жить с дедом-оппозиционером. Старик, подталкивающий активно съезжающую крышу, достал из-под койки «секретный» сундук, из которого достал икону и форму «а-ля царской армии» с четырьмя (!) Георгиевскими крестами.

Тут у автора больше вопросов, чем у медленно седеющей Людки. Во-первых, дед, видимо, проспал 1944-й год, когда началась разработка проекта приказа, предоставляющего право ветеранам носить открыто награды Первой Мировой, а сами кресты начали носить, так сказать, явочным порядком. Во-вторых, как 70-летнему мужчине удалось заслужить четыре креста, какими заслугами и как он тогда дожил до жизни такой? В-третьих, под каким кустом дед прятался во время Великой Отечественной, если других наград нет?

Но опять же авторов происходящего на экране бреда все эти вопросы не интересуют. Видимо, особо тонко чувствующих творцов восхитил сам образ – вот и дефилирует спятивший дед, распугивая домочадцев диким взглядом, пыльной иконой и мешковатой формой.

Но и доченька Людки не отставала от старшего поколения. После первых погромов юная сладкоежка в приступе правдолюбия заявила матери-«сталинистке» , что Хрущёв всё сделал правильно и «нечего диктатору возле Ленина лежать». Сразу же дочка получает смачную материнскую оплеуху и… убегает на митинги против политики Хрущёва, чем ввела в ступор не только родную мать, но и меня – на свою голову, продолжающего пользоваться логикой.

То есть в картине, которая истерично старается выбить из зрителя слезу, не соблюдаются даже заявленные самими авторами законы – слишком уж наскоро катается комок навоза для родной истории. Но не стоит думать, что наломали дров только сценаристы и режиссёр. В фильме схалтурили почти все. У Людки, введённой в фильм, по моему скромному мнению, только по той причине, что её играть была мигом назначена супруга режиссёра Юлия Высоцкая (всё в семью, как говорится), два вида мимики – припадочный истерик и бетонный забор.

Остальной актёрский состав не отстаёт. Отдельной зубной болью отдаются отчаянные «гэкающие» рвотные позывы, выдаваемые за южный говор. Болотная жаба на белоснежной скатерти выглядит более органичной.

Операторская работа интереса не вызывает. Камера кажется статичной и, несмотря на заявленный бюджет в 150 млн. рублей, масштабности событий не передаёт совсем. Выбранная чёрно-белая гамма работает в двух направлениях. Чтобы убедить зрителя в документальности, из которой на нас и выпрыгнула похотливая Людка. А также чтобы в очередной раз показать серость нашего прошлого.

Как это ни смешно, но даже костюмеры оправдали чаяния режиссёра. Все одеты в какую-то мешковину. Даже на командующего войсками СКВО генерала Иссу Плиева, героя нескольких войн и бывшего кавалериста, натянули адский брезентовый баул с рукавами, напоминающими растянутые трико с пузырями на коленях. В этом брезенте Плиев и жевал усы перед начальством в каком-то сарае с одной лампочкой Ильича под потолком.

В итоге мы имеем очередное убогое кинематографическое воплощение присяги верности доморощенной творческой интеллигенции, так называемому, вашингтонскому обкому, который уже давно утвердил курс на искажение истории. И заметьте это сделано не только за российские деньги, но и отправлено на соискание золотого болванчика «Оскара» под аплодисменты либеральных и зарубежных СМИ.

Сергей Монастырёв, специально для News Front

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх