Свежие комментарии

  • Анатолий Лановой
    Ты такой иванов, весь такой противоречивый. Ты из Херсона или просто хер?Успешная многоход...
  • Анатолий Лановой
    Ты должен был написать, А чого...Чего ещё от комед...
  • Юрий Кушнарев
    каое ядерное оружие,им рогатку нельзя доверить,потому что сначала выбьют глаз тому,кто рядом,а потом себеПлач по-киевски: ...

Юрий Селиванов: Две стороны фашистской медали

Юрий Селиванов: Две стороны фашистской медали

Либерализм не просто синоним фашизма, но его самая худшая и завершённая форма

Каждый, кто способен наблюдать за окружающим нас миром и населяющими его людьми волей-неволей обязательно задумывается о природе их мотиваций и поступков. И  делает на этот счет обобщающие выводы.

Занимаюсь этим и я, поскольку по жизни недостаточно слеп, чтобы ничего не замечать.  И выводы, которые из этих наблюдений следуют, обнадеживающими никак не назовешь.

Ни для кого не секрет, что представляет собой современный массовый  человек. Который, кстати говоря, стал таким не от рождения и не сам по себе, но под воздействием всей совокупности средств и методов психологической обработки массового сознания, которыми так богат наш информационный век.

Так вот, этот Homo informaticus ориентирован извне и в определенных целях на сугубо индивидуалистические и рафинированно потребительские приоритеты. Когда я слышу от 13-летней школьницы, которая по возрасту еще не заработала собственным трудом ни единой копейки, фразу «Я предпочитаю «айфон»!», причем именно «предпочитаю», а не «мечтаю»,  или «хотела бы его иметь»,  то  мне становится понятно, что передо мной стопроцентный паразит. К тому же не имеющий даже малейшего понятия о взаимосвязи между трудом  и материальными благами.

То есть существо, для которого не существует никаких внутренних ограничителей в потреблении всего, что ему стало нравиться, после соответствующего внешнего внушения.

Примерно такая же мера  «беспримесного», по сути, биологического эгоизма свойственна  и более взрослым особям, которые, например, плевать хотели на все эпидемии вместе взятые, если им слишком потно и скучно сидеть в той же Москве. И которых в массовом порядке кидает во всевозможные заграницы, где в каждом аэропорту  толпами ходят все штаммы коронавируса, которые только есть на этой планете.

И, кстати, эти на вид взрослые особи уровнем разумения жизни удивительно напоминают вышеописанную малолетку. Они тоже предпочитают «оторваться по полной» где-нибудь на Бали или Мальдивах. И потому с легкостью впитывают в себя, потому что уж очень хочется, самые комфортные версии происходящего. В диапазоне от «вы всё врете», до «со мной ничего не будет,  а на остальных мне наплевать».

Эти глупые  пингвины настолько глупы, что не понимают даже того,  что те, кого они так заинтересованно  слушают, вполне могут получать деньги за свои убаюкивающие сказки от тех же турфирм. Которым кровь из носа надо содрать с вас все деньги за отправку в какую-нибудь зачумленную  ковидом страну. А что будет с вами  потом, после изъятия этих денег,  их не волнует от слова совсем.

Зато когда президент страны, которому по должности положено заботиться о безопасности всех граждан РФ, напоминает, что за границей российских туристов никто не обязан лечить и, стало быть, они очень серьёзно  рискуют, отправляясь туда, так на него чуть ли не волком смотрят. Именно потому, что он говорит не то, что может понравиться индивиду, настроенному исключительно на волну личного кайфа.

Так вот, стержнем всего того, что происходит с массой окружающих нас людей, является потребительский индивидуализм в его самых крайних и нетерпимых к любым, даже самым оправданным, ограничениям формах. Когда человек способен слушать и  воспринимать только то,  что ему подходит и категорически отвергает всё остальное. В том числе и собственное государство,  которое, всего-навсего, в случае с тем же ковидом, стремится остановить эту заразу, которая наносит стране и самим её гражданам колоссальный ущерб.

Но куда там!  Люди, которых тридцать лет подряд из всех телевизоров, интернетов и утюгов воспитывали, как законченных эгоистов и приучали к тому, что их собственные мелкошкурные интересы превыше всего,  автоматически видят в любой внешней попытке, в частности, со стороны того же государства, принять хотя бы минимальные меры  для обеспечения коллективной  безопасности, «недопустимое покушение на неотъемлемые права и свободы человека». И  тут же встают на дыбы.

И не надо думать, что я сейчас говорю только о ковиде. Это не более, чем  частный случай  общей модели отношений такого «законченного строительством» эгоиста с окружающим миром. В сущности, это и есть  конечная цель продвижения так называемой либеральной идеи, как таковой. В виде  стопроцентно атомизированного бывшего общества, состоящего из бесконечно набора рафинированных потребителей. Для которых все окружающие, и то  в лучшем случае, инструмент и средство для достижения своих целей. А в худшем и наиболее массовом просто помеха, от  которой  желательно избавиться.

Надо ли говорить, что мера жизнеспособности такого общества и, соответственно, государства, уверенно стремится к нулю. Просто потому, что начала коллективизма и взаимопомощи, на чем основано любое государство и общество,  в таком «суповом наборе» отдельных атомов  полностью упразднены, как мешающие так называемому «свободному развитию личности». Что в переводе с красиво-гламурного на правдиво-человеческий язык  звучит,  как полное пренебрежение своими обязанностями перед обществом с провозглашением абсолютной личной свободы. То есть права каждого «свободного индивидуума» куролесить и безобразничать любым способом, абсолютно наплевав на всех остальных.  Таков современные либерализм в виде того конечного продукта, который он массово порождает и насаждает в наших условиях и головах.

Однако, само по себе слово «либерализм» ни о чем нам не говорит. Это просто набор звуков. Поэтому стоит заглянуть глубже и понять, что же  коренится в его основе. О вершках либерализма, то есть антисоциальном эгоизме практически звериного уровня, очищенном от любых намеков на человеческий гуманизм и даже на здравый смысл, мы только что вам напомнили.

А теперь давайте обратимся к его корешкам. И поищем то, к чему это поветрие восходит в,  так сказать, исторической ретроспективе.

Вам это может показаться странным, но первое, что  приходит на ум в данном контексте, это нацизм гитлеровского образца. Почему так? Да потому, что в его идеологической и психологической основе были заложены точно такие же крайне эгоистические, потребительские инстинкты.  С одной лишь только небольшой разницей. Нацистская доктрина, по крайне мере официально, допускала такое же хищническое отношение к другим народам и расам, но внутри своей собственной «стаи» предписывала, строго наоборот, коллективистские ценности и братскую взаимопомощь.

В результате получалась своего рода  артель хищников, которые обязаны были помогать друг другу потому, что  так им  было проще грабить и насиловать весь остальной мир. Конечно, на самом деле, эта доктрина не работала в полной мере даже в самой Германии. Типичное мелкобуржуазное общество с многовековыми традициями индивидуализма, которое состояло из самых заурядных эгоистов-потребителей, каждый из которых, в конечном счете, мечтал о теплом и доходном  месте в тылу и совсем не мечтал попасть на Восточный фронт, не могло в одночасье изменить свою глубинную суть.

Но, по большому счету, это всё-таки была попытка создать ту самую коллективистскую артель хищного зверья, которому было предложено удовлетворить свои глубинные грабительские инстинкты, которые никуда не делись, не путем взаимного уничтожения родственных особей, а за счет внешней, так сказать, кормовой базы. Вот что говорил по этому поводу один из главных нацистских фюреров Генрих Гиимлер:

«Все, что другие нации смогут предложить нам в качестве чистой крови, наподобие нашей, мы примем. При необходимости сделаем это путем похищения их детей и воспитания в нашей среде. Процветают ли нации или погибают голодной смертью, подобно скоту, интересует меня лишь постольку, поскольку мы используем их в качестве рабов для нашей культуры. В противном случае они не представляют для меня интереса. Погибнут от истощения 10 тысяч русских женщин при рытье противотанковых рвов или нет, интересует меня лишь в том смысле, отроют они эти рвы для Германии или нет…»

Не знаю как вы, но я очень затрудняюсь усмотреть существенную разницу между нацистским отношением к людям, как к простому расходному материалу и тем, как относятся ко всем окружающим нынешние поклонники зоологического индивидуализма.   Именно поэтому во внутреннем,  так сказать, исходном генетическом коде  нацизма гитлеровского образца вы не найдете практически никаких отличий от его современного аналога в виде предельно  атомизированного бывшего общества, повинующегося либеральной доктрине.

Таким образом, получается, что национал-социализм великогерманского развода и современный либерализм  по существу – одно и то же, два сапога пара! И базируются они на одной и той же закваске крайнего индивидуализма, непримиримого к любым попыткам ограничения его безусловных потребительских инстинктов.  Разве что только для их наилучшего удовлетворения.

В плане различий между нацизмом и либерализмом, глубинная суть которых практически неотличима, можно говорить, разве что, о сугубо вторичном, инструментально-функциональном различии между ними, связанным исключительно с конкретно-историческими условиями и практическими задачами,  которые ставятся перед разными обществами и государствами.

В германском случае требовался сверхмощный государственный инструмент для решения крупнейших геополитических задач того времени, что подразумевало максимальную концентрацию хищной энергии множества индивидуумов в одной упряжке.

Юрий Селиванов: Две стороны фашистской медали

Что же касается современного постсоветского пространства, то никакой инструментальной  необходимости в ограничении процесса атомизации местного общества,  для запустивших этот процесс, практически те же самых, что и в немецком случае, западных геополитических сил, просто не было. Более того, такие ограничения прямо противоречили их собственным интересам. Потому что  бывший СССР, в отличие от гитлеровского Третьего рейха, был не субъектом ограбления, а его объектом, то есть той самой кормовой базой, которую, как раз наоборот, следовало максимально размягчать с тем, чтобы успешно  проводить курс «Разделяй и властвуй!». Как видите, принцип разделения, то есть атомизации подлежащего утилизации общества придумали отнюдь не нынешние либералы, ибо он уже сотни лет лежит в основе западной завоевательной и грабительской политики в отношении всего остального не западного мира.

Ипостасями этой политики, берущими свое начало из одного и того же источника – вполне первобытного инстинкта безграничной наживы и неутолимого  потребительства, как раз и являются нацизм и либерализм. Которые, если отбросить внешние декорации и мимикрию разных исторических эпох, в сущности, есть одно и то же, то есть две стороны одной медали.

В своей глубинной психофизической основе так называемые современные либералы являются точно  такими же нацистами, как их предшественники, кто ПРЕДПОЧИТАЛ жить за счет других, не стесняя себя в средствах и методах. И совершенно неважно, что нынешние недоразвитые фашисты «предпочитают» заиметь любым способом  незаработанный своим трудом «айфон», а нацистские живоглоты времен Гитлера  не мелочились и предпочитали хапать сразу  целые страны. Суть одинаковая. Ибо на одном и том же пустыре духа человеческого  может вырасти только один и тот же сатанинский чертополох.

Юрий Селиванов, специально для News Front

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх
,,