Свежие комментарии

Вылечить амнезию: беды России уйдут, если она вспомнит о себе как о Русской державе

Вылечить амнезию: беды России уйдут, если она вспомнит о себе как о Русской державе

Казалось бы, всё просто, как в фильме «Брат-2»: «Да меня в школе так учили: в Китае живут китайцы, в Германии немцы, в Израиле евреи, а в Африке негры». А кто живёт тогда в России? И начинается: многонациональный российский народ. Но если народ такой многонациональный, то почему у чеченцев — Чечня, у татар — Татарстан, у калмыков — Калмыкия, а у русских-то что? И почему, будучи за рубежом, президент Татарстана Рустам Минниханов обязательно встречается с представителями татарской диаспоры, а, например, русским Донбасса уже восьмой год «никто ничего не обещал»?

Путь к симпатиям Москвы лежит через сепаратизм?

Неудобные вопросы, но отвечать нужно. Потому как, если анализировать последние достижения нашего государства, складывается устойчивое впечатление, что провалы, особенно в последние годы, пошли кучно, а успехи можно пересчитать по пальцам. Почему так? Мы что, хуже других? Может, у русского человека не хватает интеллекта, изобретательности, смекалки, чувства прекрасного, Бога он не чует? Да нет, напротив, пьесы по Чехову ставят во всём мире и по сей день, равно как и обучают драматическому мастерству по системе Станиславского; Периодической системой Менделеева пользуется весь мир (хотя и предпочитают в последнее время называть её коротенечко — Периодической), равно как весь мир знает улыбку первого человека в космосе — Гагарина; что уж говорить про сонм русских святых, где чего стоят одни только такие столпы православия, как Серафим Саровский и Иоанн Кронштадтский.

Так что всё есть у русских, а вот Родины своей у русских — нет.

Точнее, она есть, но юридически за русскими никак не закреплена. И даже в последних поправках к Конституции РФ жеманно представлен исключительно «язык государствообразующего народа». И всё. Всё, что позволила власть вкупе с рукопожатной общественностью за двадцать с лишним лет суверенной демократии. Очень не хочется кому-то, чтобы русские почувствовали себя хозяевами на своей земле. Потому как, если почувствуют, то ведь могут и поинтересоваться: почему так всё во многом несправедливо и бедно на бескрайней Русской равнине?

Например, почему за геноцид русских и других нечеченцев в дудаевской Чечне никто так и не понёс никакого наказания?

Хотя сам Владимир Путин в 2002 году, говоря о жертвах этнических чисток в республике, называл цифру в 30 тысяч человек, а занимавшийся в своё время этой проблемой комитет Госдумы установил, что в период с 1991-го по 1994 год Чечню вынужденно покинули более 200 тысяч человек, преимущественно русских.

При этом прошедший через ад первой чеченской полковник Юрий Буданов был показательно осуждён. У офицера сдали нервы при допросе дочери снайперши, набросившейся на него с кулаками. Впоследствии на Буданова ещё пытались навесить её изнасилование — не получилось. А после выхода из тюрьмы Буданова застрелили. Убийцу полковника на родине чествовали как героя.

Но если случай с Будановым, положа руку на сердце, не однозначен, то дела русских офицеров Эдуарда Ульмана и Сергея Аракчеева однозначны более чем. Парни действовали так, как в боевых условиях на их месте действовал бы каждый боевой офицер. Но по документам никакой войны в Чечне не было, а была только контртеррористическая операция, а значит, например, за огонь на поражение по отказавшемуся остановиться авто надо сидеть. В нём же мирные граждане мирного края, где никакой войны не было и в помине, ехали. Потому Ульману с Аракчеевым устроили показательные процессы. Что более всего удручает, о судьбе этих офицеров после осуждения странным образом ничего не известно.

«Ещё не могу не сказать о своих соседях по дому, три семьи, которые просто испарились. Ночью были, а утром там уже чеченская семья… и никаким ментам нет до этого дела… Девчонок русских на улицах хватали, силой затаскивали в машины… и их больше никто не видел… Лично моя знакомая Ольга (покойся с Богом) была изнасилована, в то время как их дом грабили, на глазах у отца. Насиловали вместе с матерью… Одновременно. А отец связанный лежал… Потом мать убили (за то, что она в воинской части поваром работала в своё время, причислили её к ФСБ). Отец спился и попал под машину (я думаю, не случайно), а Ольга повесилась за неделю до своего 17-летия», — описывал события тех лет русский беженец из Чечни.

Кто-то из похищавших, насиловавших и убивавших русских в те годы был осуждён за это?

Никто, но многие русские, успевшие вовремя покинуть малую родину, в качестве бедных родственников потом долго мыкались по Родине большой. Им ещё повезло — они были гражданами России. При этом совсем недавно пресса писала о возмутительных, но, к сожалению, довольно типичных случаях, когда гражданство России годами не могли получить этнически русские граждане Узбекистана и Киргизии, в то время как этнические киргизы и узбеки получали и получают его без особых проблем.

В конце концов, можно задастся вопросом: отчего регионы, в своё время пытавшиеся «выскользнуть» из Российской Федерации, — Татарстан и вышеупомянутая Чечня процветают, там как на дрожжах растут новые комфортные жилые комплексы, стадионы и бассейны, мечети, наконец, строятся дороги? В то же время посконно-исконно русские, граничащие с Москвой Ярославская, Тверская, Тульская, Калужская области — это по-прежнему плохие дороги, ветшающие дома, молодёжь, массово уезжающая в Москву, а вот мечети, да, стали появляться и там, наряду с массовым притоком граждан южных кровей. Неужели этим центральным русским областям, чтобы добиться процветания, стоило в своё время заявить, как Татарстану, об отделении от РФ, а то и вовсе, как Чечня, начать войну с федеральным центром?

Когда опоздали снова стать русскими

И ещё вопрос: почему власти нам из года в год талдычат о том, что нет для России ничего страшнее, чем русский национализм, и при этом число убийство, ограблений, изнасилований со стороны мигрантов и представителей этнических диаспор в отношении коренного населения неуклонно растёт? Слов нет, в своё время в России бритозатылочные радикалы убивали иностранных студентов и калечили гастарбайтеров. Но последнего яркого скинхеда Максима Тесака Марцинкевича недавно замучили в тюрьме (вот интересно, кто-то будет расследовать этот инцидент, а то, говорят, повесился человек, а почему у него нет ногтей, не говорят). Между тем, судя по сообщениям ФСБ о предотвращении очередных терактов, фигурантами таких дел являются не какие-то там скинхеды, а преимущественно выходцы из Средней Азии, реже с Кавказа.

При этом нам не говорят об угрозе нелегальной миграции, напротив, почему-то настырно продвигают мысль о том, что России нужно больше мигрантов.

Наконец, просто-таки иллюстрацией подхода к русскому вопросу в многонациональной России могут послужить недавние скандалы с праздниками «родных культур», проводившимися в школах различных регионов с пока ещё преимущественно русским населением. Там в методичках местных чиновников от образования чёрным по белому было прописано, что дети могут представлять любую национальную культуру, «кроме русской». То есть организаторы праздника жизни будто бы признали, что всё русское для них неродное. Хотя, предположу, что у большинства из них русские фамилии.

Или русское действительно уже неродное в РФ? Иначе как объяснить, что Россия спасает алавитов в Сирии от полного разгрома, армянский Арцах от полного поглощения Азербайджаном, но при этом останавливает победное наступление русского ополчения Донбасса в августе 2014-го, оставив русофобствующей Украине две трети региона, обрекая одну треть на выживание под обстрелами? Или тот факт, что Россия откровенно проигнорировала решение 95% населения русского Приднестровья о вхождении в состав РФ, при этом признав Абхазию и Южную Осетию?

Самое прискорбное, что подобное отношение к русским, как к тягловому сословию, массе, из которой можно лепить всё, что власти угодно, появилось не вчера. И тут, словно бич Божий, русское неизбежно проигрывало нерусскому. Так, ради нереализованной неоромейской идеи Третьего Рима ломалась об колено русская духовная традиция и жгли людей в срубах. Во имя имперского лоска на западный манер русских людей продавали как скот, из юных дев устраивали безобразные гаремы развлекавшихся в поместьях бар, в то время как элиты упражнялись в ношении чулок, париков и в вальсах, забывая родной язык. При этом обитатели окраин был счастливо избавлены от крепостной участи. И от рекрутских наборов были избавлены, в то время как русские мужики по 25 лет ходили под пулями. И шпицрутенами до смерти их, бывало, забивали, а иных калечили.

Это ж только в фантазиях радикальных монархистов революционных марксистов и прочих левых забросили в Россию с парашютами, где они успешно совершили цивилизационный слом. Нет, семя упало на подготовленную почву. И самое обидное, что взошло именно тогда, когда русские государи, как встарь, отпустили бороды и облачились в кафтаны, русская музыка, от ансамблей балалаечников до академических, но русских по духу полотен Рахманинова, вошла в моду, а русские песни Шаляпина собирали ангажемент во всём мире. Когда, по статистике, 60% призванных на фронты Первой мировой были грамотными, готовилась глобальная реформа образования, когда в стране появился, наконец, парламент, куда можно было свободно выбирать и избираться. Когда первый самолёт дальней авиации «Илья Муромец» был русским, а русское авто «Руссо-Балт» не уступало западным, причём производилось полностью из отечественных комплектующих. Когда, наконец, земства обрели реальную силу.

Послевкусие интернационализма

Нет, повелись на «фабрики — рабочим, земля — крестьянам». В итоге рабочие, да, перестали пахать на дядю, а самые проворные получили возможность возглавлять предприятия, но о таких рабочих «развлечениях», как стачки и забастовки, пришлось под угрозой маузера и подвала забыть навсегда. А первое время и поголодать. Не говоря уже о том, что профсоюзы превратились в придаток бюрократической государственной системы.

Но больше всего досталось крестьянам. Не земли… Они получили тотальную продразвёрстку, затем два голода, после раскулачивание, коллективизацию, отсутствие паспортов и трудодни, а затем повывелись как таковые…

И все эти эксперименты проводились на фоне тотального слома русских традиционных институтов: менялся алфавит, отменялись праздники, а на первое время даже выходные, храмы грабили, чтобы заплатить репарации по Брестскому миру, а недовольных убивали, затем церкви взрывали и переделывали под клубы, склады и тюрьмы, а мощи святых выставлялись на поругание.

Из небольших народов делались крупные: из алтайских — алтайцы, из мокши и эрзян — мордва, из казанлы, тептяр, мишар, кряшен — казанские татары. И всем — республики, даже тем, у кого государственности отродясь не бывало, как у киргизов или эстонцев с латышами. Всем щедро дарились основанные русскими вузы, такие как Тартуский и Варшавский университеты, где более не преподают на русском, а также русские земли, как Семиречье и Горный Алтай — Казахстану, Новороссия и Донбасс — Украине. И да, по польским и австро-венгерским рецептам из русских юга и запада Руси лепили новые нации и идентичности с последующей коренизацией, когда, например, комсомольцы Одессы давали бодрые отчёты в газетах, как научились говорить на чуждой им мове, и как против уклонявшихся от этого принимались меры.

Ну а что русские? Ну а им расстрельное «ленинградское дело» за попытку создать Русскую республику и Русскую компартию, как в нацреспубликах. Хотя даже в те нелёгкие времена признавали, что «сплотила навеки Великая Русь», а Александр Роу неповторимо экранизировал замечательные русские сказки.

И после падения СССР ситуация только усугубилась. В нацобразованиях, как за пределами, так и внутри РФ, русские превратились в людей второго сорта. Очевидцы вспоминали, что на заре «суверенности» Борис Ельцин пытался было использовать слово «русские», но добрая женщина Елена Боннэр поправила — «россияне». С тех пор и повелось. Зачем защищать права русских за пределами РФ, когда мы тут о россиянах печёмся? Это пусть президент Татарстана о правах татарских общин по всему миру заботится, да глава Чечни о делах чеченской диаспоры беспокоится. А русские как были сиротами, так пусть и остаются, чай не убудет.

Потому, как умер писатель-почвенник Василий Белов, так и молчок официозные медиа, или как упокоился русский левый писатель-патриот Эдуард Лимонов — тоже рот на замке. То ли дело Михаил Жванецкий, человек по отношению к России с вечной фигой в кармане, с язвительной улыбочкой и великим удовольствием тусовавшийся в Одессе уже после того, как там сожгли русских патриотов в доме профсоюзов. Или Роман Виктюк, «достояние России» по части голых мужиков на сцене, исполнявших женские роли, открыто признававшийся в симпатиях к «майдану» и в ненависти к русским Донбасса. По тем официозные каналы лили крокодиловы слёзы сутки напролёт.

И так оно и будет, если Россия вновь не вспомнит о том, что она — Родина русских. Русская земля, где русских ещё около 80%. И пора бы вспомнить, поскольку у границ уже полыхают развязанные русофобскими режимами конфликты. А внутри страны уже некоторые казаки не хотят быть русскими, да на Северо-Западе начинают бегать со своими антирусскими флагами некие не наигравшиеся в ролевые игры поморы и ингерманландцы. Пора вспомнить время, когда русскими за честь считали быть датчанин Даль, грузин Багратион, потомок татар Карамзин, поляк Циолковский, немка Екатерина Великая. Вспомнить, пока процесс распада державы, спаянной когда-то русской основой, не стал необратимым.

Алексей Топоров

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх