Свежие комментарии

  • Владимир Домнин
    Автор, учи историю нашей Думы. Таких было немало. В 1993 году из-за этого был расстрел. А сейчас там есть яркая звезд...Такого в Думе ещё...
  • Владимир Домнин
    С кем поведешься, того и наберешься. Немного серьезно. Путин здесь ни при чем. Он маленький человечек, по стечению об...«Le Figaro»: Евро...
  • Владимир Балаев
    Вот из за таких недалёких мерзавок и развязываются большие войны..."Объявить войну Р...

Грузия: Хотели в Европу – пришли в Турцию

Грузия: Хотели в Европу – пришли в Турцию

В руководстве Грузии произошла смена «Трампа» на «Байдена». Большинство в парламенте и правительстве получают ультра-либералы и «соросята». Внешнеполитический курс определён на конфронтацию с Россией. Под эгидой «коллективного Запада» развивается экономическая, политическая и культурная экспансия Турции в южной и западной Грузии. Турцией практически захвачен внутренний рынок бывшей советской республики. На Турцию приходится 80% внешних инвестиций. В рамках транснациональных проектов Грузия уже включена в хозяйственный комплекс Турции. В регионах Грузии турецкими спецслужбами регулярно провоцируются конфликты на межрелигиозной почве.

О том, что Грузия шла в Европу, а пришла в Турцию, обозревателю ПолитНавигатора Валентину Филиппову рассказал политолог, специалист по безопасности Кавказа и просто хороший человек Шота Апхаидзе.

Валентин Филиппов: Наша импровизированная студия находится в гостях у нашего друга из Грузии Шота Апхаидзе. На днях СМИ сообщили об уходе из политики олигарха Бидзины Иванишвили. В лагере Михаила Саакашвили его называли пророссийским «серым кардиналом». Что происходит?

Шота Апхаидзе: Прежде всего, приветствую, Валентин, вас, приветствую наших телезрителей, и сейчас начнем обсуждать тему кадровых изменений внутри грузинской власти.

Бидзину Иванишвили либеральные СМИ действительно объявляли «пропутинским человеком», «приближенным лицом Путина», «пророссийским политиком», что не соответствует абсолютно реальности.

Иванишвили действовал исключительно в своих бизнес-интересах, и он больше прозападный лидер и политик, чем пророссийский. Так что кадровые реформы, которые сейчас происходят, кадровые изменения, это связано не с Кремлем, не с Путиным, а связано с Америкой и с приходом нового президента Джо Байдена.

Грузия: Хотели в Европу – пришли в Турцию

Валентин Филиппов: Я понимаю, что главным кадровым изменением в руководстве Грузии можно считать смену президента США?

Шота Апхаидзе: Да. Потому что это прямо отражается, и не косвенно, а прямо влияет на политические изменения внутри грузинского политического ландшафта. Это прямо взаимосвязано друг с другом.

Мы все прекрасно знаем, как активно до прихода Трампа американцы поддерживали «светило демократии» Саакашвили и его криминальный режим.

А потом  победила в выборах «Грузинская мечта» и ее представители заняли власть. Американцы были недовольны «Грузинской мечтой», потому что она до конца не могла осуществлять все американские интересы. Милитаризм, русофобия и так далее. Все политические, внешнеполитические интересы по отношению к Кавказу, которые американцы могли осуществлять во время правления Саакашвили. Потому они всегда с недоверием относились, и по сей день относятся к Иванишвили и его правительству.

Но во время Трампа была перезагрузка внешней политики Америки. Трамп опору делал на внутриполитические процессы. И, соответственно, влияние американское стало не таким уж суровым, как это было во время правления Саакашвили. Но все равно американский фактор всегда присутствовал. Точнее западно-либеральный фактор. Фактор влияния западных либеральных элит на грузинскую элиту политическую и грузинскую политику.

Всегда наши пролиберальные западники, которые себя ассоциируют с частью евроатлантизма и западной цивилизации, они всегда ждали момента, когда снесут Трампа, и место Трампа займет какой-то такой человек, который, как сейчас Джо Байден – ультралиберал. Который будет поддерживать все это либеральное безумие.

И к приходу Байдена очень сильно готовились. То есть, та же самая партия ЕНД – «Единое национальное движение» во главе с Михаилом Саакашвили готовились. Такие, как «Европейская Грузия», партия Бокерия и другие либеральные организации и партии ожидали, что будет смена Трампа, победит Байден, и сразу же начнутся внутриполитические изменения. И они в основном будут в верхушке политической.

После выборов приезжал в Грузию Помпео, когда уже стало известно, что Трамп проигрывает. Помпео вел переговоры с Иванишвили предварительно. Через своих коллег я узнал, что там состоялся такой разговор, что в случае прихода Байдена Иванишвили придется уступить либералам власть.

В чем это выражается, я объясню: партия «Грузинская мечта» не представляет из себя монолитную партию. То есть, эта партия укомплектована от разных людей, политиков, которые представляют разные политические идеологии. В том числе есть консерваторы, есть социалисты, есть такие вот правые, ультраправые, есть много либералов.

И обсуждался вопрос, что в случае прихода к власти Байдена придется передать вот эту партийную верхушку, и вообще, власть уступить полностью либералам.

Валентин Филиппов: Подожди, у власти остается вот эта «Грузинская мечта» или как… Но при этом само руководство партии сменяется?

Шота Апхаидзе: Все верно. В самом руководстве власти и внутри партии происходят вот эти изменения. И там полностью занимают руководящие посты соросовские кадры. Тот же самый Кобахидзе, Чугошвили и другие персонажи сейчас занимают политическую верхушку. То есть, полностью уже очистили власть от людей, которые придерживались консервативных взглядов.

Валентин Филиппов: Хорошо, а люди, придерживающиеся консервативных взглядов, они остались в партии, они просто сместились ниже, или им пришлось покинуть Грузию, или покинуть политику вообще?

Шота Апхаидзе: Нет. Покинуть Грузию – никто не покидает. Но сейчас идет такой процесс, что верхушку берут люди, которые представляют либеральную политическую элиту Грузии. И эти люди постепенно вытесняют представителей других политических идеологий. То есть, у кого там прогрузинская, такая патриотическая позиция, вот тех вытесняют. Сейчас на выборах уже больший процент в парламенте внутри «Грузинской мечты» либералы представляют из себя законодательный орган, чем допустим консерваторы или другие политические идеологии. Соответственно, идет процесс вытеснения, и будет полностью власть и законодательный орган укомплектован от ультралиберальных политиков, которые придерживаются проамериканских взглядов.

И по отношению к России они, конечно же, придерживаются милитаристических взглядов. Милитаристическую линию рассматривают, войну с Россией, евроатлантический курс, размещение НАТОвских баз в Грузии, американских военных баз, и вхождение в НАТОвский блок.

Грузия: Хотели в Европу – пришли в Турцию

Валентин Филиппов: Россия, с моей точки зрения,  противостояние за Грузию, возможно, проиграла в 2008-ом году, когда ограничилась двумя республиками, не дойдя до Тбилиси. Но географию изменить нельзя. Исторически Грузию всегда с одной стороны жмет Турция, Персия, Османская империя, либо вот Россия, которая православная, которая может защитить от Персии. Нет ли опасности, что влияние Турции будет возрастать в геометрической прогрессии? Потому что Турция – это тот, кто заинтересован в поглощении, в продвижении на Кавказ.

Шота Апхаидзе: Валентин, вы все абсолютно правильно отметили, и правильно подметили тот факт, что сейчас, даже не Запад, а уже более серьезную опасность представляет из себя Турция.

Я как специалист по безопасности Кавказского региона, как доктор наук, который не первый год изучает радикализацию ислама, в том числе феномен современного неоосманизма, внешней политики Эрдогана, пантюркизма, турецкого салафизма и других вызовов и угроз, я спокойно могу сказать, что сегодня самая большая угроза для суверенитета Грузии и для безопасности всего региона – это Турция.

Настолько Турция косвенно является, неосознанно, генератором… Можно прямо так сказать, что Турция является такой некой метастазой, которая является распространителем, косвенно, всех этих идей, интересов милитаристических, в том числе и западных стран: Америки, Британии и НАТОвских стран.

Валентин Филиппов: Ты хочешь сказать, что есть какое-то продвижение Турции на север? То есть, Грузия каким-то образом подвергается, ну может быть, как это сейчас любят называть, гибридной агрессии со стороны Турции?

Шота Апхаидзе: Однозначно это гибридная агрессия, это экономическая экспансия, это политическая экспансия, которая выражается в разных сферах, в том числе и в религиозной сфере. Это культурно-гуманитарная экспансия. И это очень важный фактор.

Турция преследует свои амбициозные цели стать лидером в тюркском мире и создать Туран, Великий Туран. Ему, конечно же, география Грузии очень привлекательна, поскольку это транзитная территория для освоения и дальнейшего продвижения, выход к Каспийскому морю и потом уже в центральную Азию, и потом уже на Сибирь.

Грузия: Хотели в Европу – пришли в Турцию

Так что Грузия да, подвергается очень большому риску со стороны Турции. И возьмем последние события, которые развивались примерно неделю назад в Грузии. Это столкновения в Гури, это регион Грузии, который граничит с Аджарией, с Аджарской автономной республикой. Столкновения между представителями исламской уммы, – то есть, в одной деревне проживают этнические грузины, которые исповедуют ислам суннитского толка, и проживают православные грузины. И между ними случился конфликт.

Конфликт абсолютно искусственный, управляемый внешними авторами, в том числе представителями турецких спецслужб, разными неправительственными турецкими организациями, сотрудниками турецкого посольства. Они натравили друг на друга этнических грузин, которые исповедуют ислам, и православных, которые проживают в одной деревне. Якобы у них там случился конфликт на почве постройки мечети.

А, на самом деле, конфликт был спровоцирован, турецкие спецслужбы постарались очень сильно, чтоб там вступили в рукопашный бой мусульмане с христианами.

Вот такие конфликты очень часто вспыхивают в последнее время на территории Грузии. Особенно это происходит в Аджарии, где агенты влияния Турции, я сейчас не буду перечислять этих людей, потому что в одной передаче просто невозможно их перечислить. Среди них и политики, которые входят в законодательный орган Аджарской автономной республики, среди них и общественные деятели, и религиозные лидеры там присутствуют, и научная элита, и бизнес-элита. И вот через свою агентуру влияния турки очень напрягают обстановку в Аджарии и в Гури, там где проживают этнические грузины, которые исповедуют ислам.

В Батуми очень остро стоит проблема. Требуют представители мусульманской, исламской уммы построить мечеть имени Азизье.  Он был символом османской оккупации, поскольку Аджария и западная Грузия 400 лет находилась под игом Османской империи, и тогда они построили эту культовую для них мечеть, как символ оккупации грузинских земель. И потом эта мечеть была снесена во время Советского Союза, после прихода большевиков.

Но я сейчас не оправдываю снос мечети или каких-то религиозных, культовых сооружений. Меня больше всего беспокоит вопрос, – существует уже мечеть, где мусульмане уже могут молиться, и они не нуждаются в других новых мечетях. Почему так остро стоит этот вопрос, если не в целях провокации? Чтобы устроить провокации, чтобы напрячь ситуацию, напрячь обстановку между христианами и мусульманами. За этим стоят турецкие спецслужбы.

Грузия: Хотели в Европу – пришли в Турцию

Валентин Филиппов: Подожди, еще уточнение. Через Грузию идет газопровод, да? Из Азербайджана в Турцию, по-моему. Да? Или нет?

Шота Апхаидзе: Газопровод идет, конечно. Это центральный магистральный газопровод, который называется Баку–Джейхан. Также работает сейчас очень важный проект, это железнодорожный проект, называется «Баку–Ахалкалаки–Карс», тоже важнейший проект. Помимо этого, осуществляются еще другие трассы, кавказские проекты. Между Грузией и Турцией, как говорится, очень серьезные экономические связи, 75% импортной продукции, которая завозится в Грузию – это турецкая продукция. То есть, 75% грузинского рынка занимает Турция, чтоб вы знали. Также очень велики инвестиции турецкие в Грузии. От всех инвестиций в Грузии, внешних инвестиций, Турция занимает 80% грузинских инвестиций. То есть, самое сильное, как говорится, экономическое влияние и фактор присутствия Турции – это в Грузии.

Касательного того, вот вы сказали, такой вопрос поставили, есть ли сейчас фактор угрозы, какую угрозу за собой несет такая активность Турции? Угроза состоит в том, что Турция рано или поздно может заявить о своих уже политических интересах. Эти интересы турки не скрывают.

Есть такая книга Давутоглу, называется «Стратегическая глубина», где он очень открыто говорит, что он является идеологом, помимо Эрдогана, современного неоосманизма, и он открыто говорит, что и Батуми, Бенгази и Скопье, и другие бывшие территории Османской империи, – они по сей день являются тоже частью, исторической частью Османской империи, и они будут восстанавливать эту империю.

Валентин Филиппов: Но если ты говоришь, что 80% инвестиций в Грузию – это Турция, если ты говоришь, что 70% рынка, продукции, которая продается в Грузии – это Турция, то абсолютно понятно, что любая фирма, любое предприятие, так или иначе, на 70%, зависит от Турции. И, опять-таки, политики наши грузинские, которые являются представителями капитала, они тоже, получается, зависят от Турции?

Мы же понимаем, что в депутаты, условно, идут люди – представители бизнес-интересов чьих-то. Значит если 70% бизнеса в Грузии – это Турция, то получается, что 70% депутатов в парламенте Грузии – это Турция, и любой президент на 70% – это Турция, и только на 30% возможно США. Да?

Шота Апхаидзе: Смотрите. Вы правильно отметили насколько высокий фактор влияния, экономического. Соответственно страна уже привязана к Турции. И Запад, фактически… вот мы стремились, мы – коллективная Грузия имеется в виду, политическая система…

Валентин Филиппов: Стремились на Запад, а попали в Турцию.

Шота Апхаидзе: Да. Вот это я хотел сказать, Вы сейчас меня опередили. Мы стремились в Евросоюз, мы стремились в Евроатлантический союз, в НАТО. А мы попали в абсолютно иной мир. Можно сказать, попали в Турцию, попали в Османскую империю, грубо говоря, потому что Запад уступил, потому что Запад не хочет сам тратить свои моральные и финансовые ресурсы. Они передали Турции Грузию. Поскольку Турция является страной НАТО, они рассматривают Грузию под влиянием Турции уже как натовскую страну. Если Грузия будет частью НАТО, то у нас уже будут располагаться не американские базы, а турецкие. То есть, Запад руками Турции будет решать все проблемы, и будут это политические, военные или экономические конфронтации с Россией, с Ираном или с Китаем – это уже будет осуществляться через Турцию.

Грузия: Хотели в Европу – пришли в Турцию

Сколько бы мы ни говорили, что Эрдоган сейчас в конфронтации находится с Евросоюзом или с Америкой, все равно Эрдоган, так же, как и турецкие политические финансовые элиты, привязанные к Западу, так же и он привязан, как президент Турции, к этому Западу. Потому что турецкая банковская система – это полностью абсолютно часть западных финансовых транснациональных корпораций.

Валентин Филиппов: Мне кажется, что у всех так.

Шота Апхаидзе: И сейчас будет пересмотр, с приходом Байдена, будет пересмотр отношений с Турцией, будет абсолютный пересмотр внешнеполитических стратегий.

В принципе, внешняя политическая стратегия Америки никогда не менялась, тем более, Англии не меняется. Признаемся, что за Турцией стоит Англия, английские спецслужбы, это они управляют в реальности всеми процессами. Так что я говорю, что этот фактор – один из самых опасных факторов, который по сей день присутствует не только в Грузии, а присутствует по всему Кавказу, потому что Турция претендует на Кавказ, и претендует не только на Закавказье, но и претендует на Северный Кавказ.

Мы прекрасно помним 90-е годы, как турецкие спецслужбы работали, очень плотно работали, с радикальными исламистами, работали с экстремистами, работали с разными группами с этническими и религиозными….

Валентин Филиппов: И мы знаем, как у них прятались в Турции люди, считающиеся в России террористами.

Шота Апхаидзе: Их там финансировали, их там инструктировали, подготавливали и потом отправляли с целью устраивать диверсии. Так что вот, вкратце, по поводу фактора влияния Турции.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх