Свежие комментарии

  • Борис Осипов
    Но готов им стать...Что такое совреме...
  • людмила бер
    Да нет, тут другое. Этот Козырев, давно не мальчик, сценарист, актер. Фильм "День выборов", помните? По его сценарию,...Мой день всё ... ...
  • Александр Воробьев
    Мне тоже.Мой день всё ... ...

Александр Роджерс. Теория подковы. Есть ли разница между ультраправыми и ультралевыми?

Александр Роджерс. Теория подковы. Есть ли разница между ультраправыми и ультралевыми?
До сих пор у меня руки всё никак не доходили до «теории подковы». Хотя это достаточно актуальная часть современной политологической теории. Исправляю данное упущение.

Так называемая «теория подковы», выдвинутая французским философом Жаном-Пьером Фе, гласит, что «ультраправые и ультралевые на самом деле являются не антагонистами (противниками) и не находятся на разных концах политического спектра, а во многом похожи друг на друга».

Я бы вообще сказал, что к ультраправым и ультралевым применима теорема Эскобара. Кхм, ладно.
Итак, давайте попробуем разобраться, насколько эта теория близка к действительности, и насколько ультраправые похожи на ультралевых.

Начнём с того, что лично я знаю достаточно много примеров, когда люди достаточно радикально меняли свои политические убеждения. Так, например, было несколько членов националистической организации «Братство» Корчинского, которые затем стали коммунистами. Некоторые из них сейчас скрываются от бывших «побратымов» и получили политическое убежище в Италии или Испании.

Были и примеры наоборот, когда называвшие себя левыми активисты (большинство из них было сексотами СБУ, как оказалось) поддержали евромайдан и потом сдавали своих вчерашних соратников запрещённым в России «Правому Сектору» и «УНА-УНСО».



Если мы посмотрим на Италию, то там Бенито Муссолини мутировал из социалиста в фашисты. А будущий детский писатель Джанни Родари начинал как член фашистской партии, а потом эволюционировал в коммуниста.

Если мы возьмём Германию, то в НСДАП, как известно, было два крыла – правое (гитлеристы) и левое (штрассеристы). И гитлеристы называли своих противников «котлетами» (коричневыми снаружи, красными внутри).

Как вы думаете, кому принадлежат слова «Я ненавижу капитализм в любой форме, как чуму»? Йозефу Геббельсу.
В этом месте один любитель твердить «Капитализм убивает» икнул (20 апреля он опять, как обычно, отмечал день рождения своего кумира и учителя).

Кроме Геббельса влево-вправо бегали и некоторые другие лидеры нацистов, включая «безработного агронома Генриха Гиммлера».



Опять же, троцкисты Испании и Франции массово поддерживали режимы Франко и Виши, пропагандировали, что не нужно сопротивляться вторжению нацистов, потому что «пролетарий не должен защищать буржуазное государство» (да-да, «два Отечества» родом именно оттуда).
Как видим, исторически «всё сложно и неоднозначно».

Связь времен распалась –
И Злодей, и Светлый Гений
Тесно сплелись в объятьях,
Их различить нельзя.

Простите, не удержался.
Ситуация усугубляется широко практикуемой политической мимикрией. В Африке, в Латинской Америке, а иногда и в Азии во времена противостояния СССР и США те политические силы, которые хотели получить поддержку США, называли себя «либеральными» и/или «демократическими», а те, которые хотели получить поддержку СССР, называли себя «коммунистическими», «социалистическими» или, на крайний случай, «народными».
При этом ни первые, ни вторые зачастую на практике ничего общего с декларируемыми идеологиями не имели. Начиная с «красных кхмеров» Пол Пота (воевавших, цитирую самого диктатора, «против советской международной экспансии и Варшавского пакта») и заканчивая «Рабочей Партией Курдистана» (РПК), до сих пор действующей на деньги и по указанию американских кураторов.

Далеко ходить за примерами мимикрии не надо – совсем недавно нацист Кива возглавлял Социалистическую партию Украины.
Или в США есть такая конгрессвумэн Александра Окасио-Кортес. В самих Штатах она считается «прогрессивной социалисткой», но её «социализм для американцев за счёт остального мира» – это самый настоящий нацизм.

А ведь кроме различных приспособленцев есть ещё и многочисленные косплееры всех мастей. Зачастую не имеющие на самом деле реальных идеологических предпочтений, а просто фетиширующие на те или иные атрибуты внешней эстетики (у меня не так давно была статья о том, что германские нацисты просто паразитировали на богатейшей германской культуре, при этом обедняя и уничтожая её).
Одни тащатся от формы СС или римских орлов, другие примеряют на себя царские мундиры, третьи натягивают на себя будёновки и кожанки. При этом у всех примерно одинаковая каша в голове вместо целостной картины мира.

Как поёт живой классик, «Если нет своих идей – это косплей». Хе-хе.
Поэтому как отличить ультраправых от ультралевых, если не давать им обвешиваться символикой – зачастую совершенно непонятно.

Ещё и развелось куча различных мелких сект. Левые за ЛГБТ, правые за ЛГБТ. «Неавторитарные левые», ненавидящие Ленина и Сталина, правые консерваторы, восхваляющие Сталина. Классические феминистки, борющиеся за права женщин – против радфемок третьей волны, защищающих права трансгендеров (потому что трансы – это тётки, которые сбежали «во вражеский лагерь», бггг). Левые либералы воюют с левыми консерваторами, потому что те «продались режиму» (а на самом деле не хотят служить американскому империализму).
И так далее.

Но нельзя завершить наш обзор без освещения ещё одного момента. Что отличает любой радикализм, как ультралевый, так и ультраправый? Неудовлетворённость существующим порядком вещей. Зачастую вызванная неудовлетворённостью своим личным местом в этом порядке.

Я когда-то, ещё во времена учёбы в университете, написал эссе на стыке философии и психологии о том, что зачастую жизненная философия того или иного мыслителя обусловлена, в первую очередь, его личными жизненными обстоятельствами.


Диогена, жившего в бочке (это важное уточнение, потому что он не единственный философ с таким именем), выгнала из дома жена и он бомжевал. Ницше глубоко страдал от своей тяжёлой болезни и бессилия, поэтому писал о воле к действию. Альбер Камю всю жизнь мучился с тяжёлой формой туберкулёза, поэтому создал «экзистенциализм», где утверждается о бессмысленности бытия. И так далее.

С политическими предпочтениями у многих примерно такая же картина. Особенно у радикалов и «ультрасов». Не может найти нормальную работу, девушки не дают или слишком тупой, чтобы нормально учиться – не сам же виноват, ясное дело, а кто-то. Только у одних это «преступная власть», у других это евреи или мигранты, у третьих большевики, обидевшие вымышленного прадедушку-дворянина. Или все вместе взятые, а заодно и рептилоиды с масонами.

Зачастую у таких и «убеждения» меняются вместе с жизненными обстоятельствами. Какая-нибудь «правозащитница» Алексеева, получив «хлебную должность» (её любимое выражение), начинает целовать руки «кровавому тирану» Путину. Йося Геббельс, яростно обличавший капитализм, стал точно также яростно ненавидеть коммунизм сразу же, как Гитлер дал ему высокую должность.

Но пока сохраняется жизненная неустроенность – сохраняется и радикализм. Потому что политический «центр» – это «норма», это текущий порядок вещей. А если в нём человек не реализован, то он будет склоняться к радикализму.
Это понятно, хотя и контрпродуктивно (потому что пока он винит «систему» или «рептилоидов», он не будет заниматься саморазвитием или другими активными действиями по исправлению ситуации).

Так что мы выяснили, что общее между ультраправыми и ультралевыми есть. Но не факт, что это проблема идеологий, возможно, это проблема конкретных людей, которые изображают из себя носителей этих идеологий.

Опубликовано https://jpgazeta.ru/aleksandr-...

Картина дня

наверх